Как боролись в ралли восьмидесятых – видео студии Duke

Маркку Ален так и не стал чемпионом мира – но многие называют его сильнейшим гонщиком тех лет, когда на трассах царили полноприводные монстры Группы Б. Финский пилот вспомнил неоднозначные дни WRC

Как боролись в ралли восьмидесятых – видео студии Duke

Он практически не изменился за эти годы. Безупречно выглаженная рубашка на широких плечах, строгий джемпер. Когда мы начинаем разговор, впечатление только усиливается: все те же точные фразы строгим тоном.

У Маркку Алена достаточно времени и он никуда не спешит. Ни разу за время беседы он не посмотрел на часы и не выказал малейшего признака спешки. Но внутренне он весь в нетерпении, как это было и четыре десятилетия назад. И до сих пор прекрасно понятно, почему во время выступления в ралли его прозвали мистером Газ-до-отказа.

Мы встретились в культовом городке Ювяскюля во время финского этапа WRC в 2016-м. Но на спокойный разговор в таком месте нечего было и рассчитывать. В стране, где ралли сродни религии, он был вроде Папы Римского на заполненной католиками площади. Пришлось найти уголок, где толпы фанатов не могли увидеть Алена, и только там включить диктофон.

«Видел машину Хенри вчера вечером?»

Организаторы гонки выкатили Lancia Delta S4, на которой Хенри Тойвонен выиграл гонку в 1985-м, и пустили ее по спецучасткам перед стартом вечерней секции.

Зачем я это спрашиваю? Конечно же, он ее видел. Но такой вопрос идеально подходит, чтобы задать тон всему интервью.

«Классная тачка, верно, – отвечает Ален. – Классная, в той самой раскраске. Мне всегда нравились те спонсоры, Martini вообще мой главный фаворит».

Читайте также:

Невероятно, но и в наши дни S4 смотрится более чем современно. И очень быстро. Про такие говорят – брутальная техника. Она действительно была безжалостной, как и вся Группа Б.

Маркку Ален

Маркку Ален

Фото: Motorsport Images

«Порой я боялся ее, – продолжает Ален. – Помню, здесь, на «Оунинпохье» в 86-м нас понесло боком, а потом закрутило на высокой скорости. Все было серьезно – уж поверь мне, действительно серьезно. Я по-настоящему испугался. Что произошло? На спецучастке у нас сорвало заднее крыло, и машина осталась без прижимной силы. 

Вообще, удерживать S4 под контролем было непросто. У нас был механический нагнетатель примерно до четырех тысяч оборотов. После этого мощность падала, и лишь позже подхватывала турбина».

Опасения не были беспочвенными – Маркку своими глазами видел, как такая же S4 унесла жизнь его напарника Хенри Тойвонена со штурманом, вспыхнув на Корсике.

«Мы ждали своей очереди старта, когда я заметил вдали дым, – рассказал финн. – Что за дым, откуда? Может, лесной пожар – у меня не было ответа. Мы поехали, а потом, после одного левого поворота, увидели их машину. Парням уже было не помочь. Плохой момент, по-настоящему плохой. Хенри был хорошим парнем, здоровяком. И настоящим профи – для него существовала только победа, а все остальные места не имели значения». 

Хенри Тойвонен

Хенри Тойвонен

Фото: Ferdi Kräling Motorsport-Bild GmbH

Та авария стала для Алена еще одним ударом. Ведь всего за год до злополучной Корсики он уже потерял напарника – молодой Аттилио Беттега за рулем Lancia 037 соскользнул с дороги и в боковом скольжении налетел на дерево.

«Я многому учил его, – говорит Маркку. – Он был мне симпатичен и постепенно становился по-настоящему быстр. Очень спокойный и при этом очень стремительный. В то время в ралли появилось много итальянцев, на подходе был Мики Бьязион и другие. Но Беттега на глазах становился настоящим фирменным гонщиком. Ему не повезло – элемент каркаса безопасности ударил прямо в шлем».

Ален, прошедший через годы безумной группы Б, стал отражением того времени. Это можно только принять. 

«Ты не задумывался об этом, – продолжил он. – Просто сидел на топливном баке S4 и даже не догадывался, насколько у машины прочный каркас безопасности.

Зрители тоже порой были откровенно тупыми. Ты мчался в сплошную стену людей, которая расступалась в последний момент. Если пробовать объезжать их, сразу теряешь минуту. Потому приходилось мчать напрямую, даже не думая приподнять ногу с газа».

Причем мчать нереально быстро.

«На прямиках это была безумная машина, – чуть улыбается финн. – Невероятная. Помню, в конце 1986-го мы приехали на тесты Delta Группы А [после запрета машин Группы Б]. И спрашивали друг друга: «Это вообще что такое? Машина ни о чем».

Читайте также:

Можно понять, почему Ален так не любит вспоминать ту зиму. Он потерял тогда все то, в чем был по-настоящему хорош.

На финальную гонку Группы Б, американское Ралли Олимпус, они с Юхой Канккуненом приехали, чтобы разыграть титул. Перед этим Маркку стал сильнейшим в Санремо, где его соперника вместе со всей командой Peugeot исключили из протоколов за технические манипуляции. 

«В той гонке я почти сразу потерял пять минут из-за прокола, – рассказал Ален про Санремо. – Руководитель Lancia Чезаре Фьорио объяснил парням, что делать. Но реализовано все было глупо. Мики Бьязион и Дарио Черрато просто остановились и ждали меня перед толпой болельщиков, а потом появился я, как запаздывающий автобус.

Почему надо было делать это именно там, а не на середине спецучастка, вдали он телекамер и зрителей? Все это выглядело так, словно всем показывали: «Поглядите, насколько плох этот Ален».

Юха Канккунен и Юха Пииронен, Peugeot 205 Turbo 16, Ралли Санремо 1986 года

Юха Канккунен и Юха Пииронен, Peugeot 205 Turbo 16, Ралли Санремо 1986 года

Фото: Кристиан Алиас

В Lancia вообще царили странноватые порядки, хотя финн пользовался в команде заслуженным уважением.

«Фьорио был непростым человеком, – объяснил он. – У меня был собственный подход к гонкам. Надо было проехать три-четыре первых допа, чтобы оценить свои силы. Если после этого становилось понятно, что можно выиграть – приходило время атаковать. Но если полной уверенности не было, лучше было сконцентрироваться на второй или третьей позиции. Заработать очки.

Но в Lancia действовали иначе. Фьорио постоянно выходил на связь после финиша спецучастка и говорил: «Эй, ты опять стал не быстрейшим. Что за дела?». Этот прессинг с его стороны был постоянным и никогда не ослабевал».

Ален неизменно выступал за FIAT и Lancia с 1974 года, но это сотрудничество едва не прервалось осенью 85-го. Тогда Audi и Peugeot вывели на трассу свои обновленные машины, тогда как Delta S4 к огорчению финна все задерживалась и задерживалась.

«На месяц я стал гонщиком Peugeot, – признался он. – Это был сентябрь, и мне потребовалось позвонить Фьорио. Но он не подходил к телефону, так как был всецело занят испытаниями своего нового катера. И у него не было на меня времени.

«Ах так, – решил я. – Тогда у меня кое на что найдется время». И набрал номер босса Peugeot Жана Тодта. Он ответил на звонок.

Мы встретились в Сиенне, где они проводили тесты перед Санремо. Я просто принес с собой на обед лист бумаги со своей подписью и сказал: «Жан, теперь я работаю на тебя».

Это было еще до появления мобильных телефонов, я действовал самостоятельно. Не позвонил своей жене [и штурману] Илкке, просто поставил подпись. А за день или два до того, как я должен был окончательно сменить команду, Фьорио вернулся и просто сказал мне, что я остаюсь в его команде».

Жан Тодт, Берни Экклстоун и Чезаре Фьорио. Фото 2016 года

Жан Тодт, Берни Экклстоун и Чезаре Фьорио. Фото 2016 года

Фото: XPB Images

Спустя 12 месяцев после тех событий Маркку подошел вплотную к титулу чемпиона мира. Он уже становился сильнейшим в 1978-м, но в том году для гонщиков WRC в последний раз разыгрывался лишь Кубок FIA. Теперь ставка была куда выше.  

«Перед финалом было много всевозможных разговоров, – рассказал он. – Так что до Ралли Олимпус мы собрались вместе, FIA, Peugeot и Lancia, и решили, что тот, кто выиграет гонку, и станет чемпионом мира. 

Так что мы с Юхой сразу понеслись как угорелые. Каждый рисковал так, как только мог. S4 в Америке была лучшей машиной, которой я когда-либо управлял. По ощущениям она выдавала 650 или даже 700 сил. Мы провели фантастическое ралли, хотя очень рисковали. Победа была нашей, и мы уже ощущали себя чемпионами». 

Всего через неделю в истории Группы Б была окончательно поставлена точка. Ален и Кивимяки тестировали в Лапландии новую Delta Группы А, пока Апелляционный суд рассматривал вопрос о снятии команды Peugeot в полном составе с гонки в Санремо. Поговаривали, что итальянским организаторам просто нужна была победа Lancia на домашней трассе, и в ход пошли любые средства.

В случае удачной апелляции Жан Тодт возвращал Peugeot и Канккунену очки, которые делали их чемпионами мира.

«Я увидел в небе небольшой частный самолет, – рассказал Маркку Ален. – Это была середина зимы. Кому на севере Финляндии взбрело в голову летать на частном самолете? Я быстро понял, что это летят люди из Lancia и сразу сказал: «Все, мы проиграли».

Каждый из четырех сезонов Группы Б был драматичным. Но ее заключительный акт оказался по-настоящему жестоким в отношении человека, ставшего символом одной из самых невероятных и трагических страниц мирового ралли. 

«Знаешь, – сказал мне Маркку. – Я точно знаю, что чувствуют чемпионы мира. Я испытывал эти ощущения на протяжении целых десяти дней, но это не изменило мою жизнь.

У нас была классная вечеринка, а вскоре мы все потеряли. Жизнь прекрасна, у меня полно потрясающих воспоминаний и отличных друзей. А ведь это немало, верно?»

 

 

Архив студии Duke, состоящий из 750 фильмов, в том числе и о классических гонках и сезонах мирового ралли, является частью видеоколлекции Motorsport.tv. По случаю непростой ситуации, связанной с пандемией коронавируса, мы сделали бесплатным доступ к целой серии фильмов. Они появятся на нашем сайте в ближайшие недели.

Поделились
Комментарии
Организаторы WRC собрались завершить сезон пятью гонками в Европе

Предыдущая новость

Организаторы WRC собрались завершить сезон пятью гонками в Европе

Следующая новость

Чемпионат мира по ралли решил устроить гонки в США и Китае

Чемпионат мира по ралли решил устроить гонки в США и Китае
Загрузить комментарии