«Боялся, что Русинов откажет». Вернь рассказал о карьере после Ф1

Потеряв в 24 года место в Формуле 1, француз вынужден был заново искать себя в мире гонок – об этом непростом пути он рассказал Motorsport.com

«Боялся, что Русинов откажет». Вернь рассказал о карьере после Ф1

За три сезона в Toro Rosso Жан-Эрик Вернь зарекомендовал себя быстрым гонщиком с непростым характером, но так и не дождался приглашения в Red Bull. В 2014 году он почти втрое переиграл по очкам своего напарника, дебютанта Даниила Квята – но именно россиянина позвали в «старшую» команду, а Вернь остался без места в пелотоне. И, как тогда казалось многим, вообще без серьезного будущего в автоспорте. 

За шесть прошедших с того момента лет Жан-Эрик не раз посрамил скептиков. Он выиграл два титула в Формуле Е, одержал множество побед в марафонских гонках, а недавно вошел в число семи пилотов, выбранных Peugeot для программы гиперкаров в WEC.

Читайте также:

О том, как он изменился за это время. и какую роль в его новой карьере сыграли Роман Русинов и команда G-Drive Racing, француз рассказал  читателям Motorsport.com.

ORECA 07 Gibson №24 команды CEFC Manor TRS Team China: Мэтт Рао, Бен Хенли и Жан-Эрик Вернь (2017 год)

ORECA 07 Gibson №24 команды CEFC Manor TRS Team China: Мэтт Рао, Бен Хенли и Жан-Эрик Вернь (2017 год)

Фото: JEP / Motorsport Images

«Знаете, когда я только покинул Формулу 1, мне удалось договориться о тестах с Toyota [на машине LMP1], – начал гонщик. – Но сейчас я понимаю, что в тот момент психологически был не в лучшей форме. Все произошло в неподходящее время в неподходящем месте. И у меня не получилось. Toyota не захотела взять меня.

Я остался вообще без программы выступлений. С одной стороны, была Формула Е, но с другой для меня было очень важным выступать в Ле-Мане. Я всегда мечтал об этом. Но понимал, что даже имея опыт Формулы 1 и некоторую известность, найти место будет непросто. 

Дело в том, что у пилотов Ф1 – и вообще формульных серий – есть определенная репутация. Они хотят, чтобы все было выстроено вокруг них. Иначе нельзя, без этого не стать чемпионом. Но в марафонских соревнованиях таких гонщиков недолюбливают. Однако я решил, что непременно должен добиться своего – и надеялся однажды оказаться в заводской команде, чтобы сражаться за победу в общем зачете».

Вернь продолжил: «Я попросил своего менеджера Джулиана Джекоби просто связываться со всеми командами по очереди. И начать с LMP2 – мне хотелось выступать на прототипе, а не на машине GT, так как я знал, что после GT вернуться в LMP бывает сложно. 

И однажды он сказал: «Знаешь, это не самая лучшая команда и не самый лучший проект, но они дадут нам возможность. Это Manor». Я ответил, что это прекрасно. На самом деле, прекрасного было мало: у команды не было денег, работала она плохо. Один из моих напарников [Тор Грейвз] вообще был любителем, который ездил только ради удовольствия. В квалификациях он проигрывал целую пропасть, и я понимал, что в этом экипаже шансов на результат нет. 

Ну и вдобавок мне там не платили. Мне нужно было из своего кармана оплачивать отели, переезды, самолеты… Но я рассматривал это как инвестицию. Понимал, что мы не выиграем, да и на подиум наверняка не поднимемся. Это просто инвестиция, которая позволит мне закрепиться в паддоке».  

Роман Русинов и Жан-Эрик Вернь, G-Drive Racing

Роман Русинов и Жан-Эрик Вернь, G-Drive Racing

Фото: G-Drive Racing

В дебютном сезоне 2017 года экипаж Верня был далеко от лидеров. В Ле-Мане они финишировали шестыми в классе LMP2. Только осенью, когда вместо Грейвза за руль сел опытный Бен Хенли, гонщики Manor стали третьими в Мексике.

Тогда же состоялась встреча, ставшая во многом определяющей для Жана-Эрика.

«По ходу чемпионата – кажется, это было в Японии, – мы встретились с Романом Русиновым, и я предложил ему вместе поужинать, –  рассказал Вернь. – Я думал, он сразу скажет: "Ах это Вернь, я не хочу видеть его, он не крутой". Он ведь меня тогда совсем не знал. 

Но в итоге мы поужинали и вскоре стали хорошими друзьями. Я провел тесты с G-Drive в конце того же года, и все прошло очень удачно. Кажется, я вообще единственный гонщик, который продержался у Русинова три года. Выступления за его команду многое дали мне. 

Это тоже была инвестиция. Следующая часть плана, рассчитанного на много лет. Ведь непросто сказать самому себе: "Парень, ты вылетел из Ф1, тебя не взяли в Toyota…". В какой-то момент я оказался в очень глубокой яме, и потребовалось все хладнокровие, чтобы начать выбираться оттуда». 

В составе российской команды Вернь одержал четыре победы в гонках ELMS. Он мог бы стать двукратным чемпионом, но из-за пересечений с Формулой Е пропускал какие-то этапы и заработал меньше очков, чем партнеры по экипажу. Однако прийти к своей мечте – победе в «24 часах» – французу пока так и не удалось. 

«Один раз [в 2018-м] я даже выиграл, – отметил Вернь. – Мы опередили ближайших соперников на несколько кругов, но нас дисквалифицировали. У нас было преимущество за счет дозаправок, но не оно обеспечило такой отрыв. 

В следующем году мы опять лидировали в гонке, выигрывали круг, когда отломился контакт на стартере, деталь стоимостью в два цента. На третий год мы вновь шли первыми, я сам пилотировал значительно лучше, чем прежде, но ночью возникли неполадки с блоком управляющей электроники. Мы потеряли 12 или 15 минут.

В итоге все равно получилось пробиться на третье место и оставаться на нем около часа, но потом в быстром повороте у меня развалилась подвеска…»

Aurus 01 - Gibson №26 команды G-Drive Racing: Роман Русинов, Жан-Эрик Вернь, Миккель Йенсен

Aurus 01 - Gibson №26 команды G-Drive Racing: Роман Русинов, Жан-Эрик Вернь, Миккель Йенсен

Фото: JEP / Motorsport Images

Жан-Эрик отметил: «Это были сложные гонки. Но я думаю, именно они дали Peugeot информацию. Там внимательно следили за темпом гонщиков на длинных отрезках, за скоростью в квалификациях. И смогли понять, кого можно назвать лучшими в LMP2». 

По словам Верня, он рассчитывает, что в новой команде Peugeot сможет бороться уже на совершенно другом уровне. В Формуле Е он завоевал оба титула на машинах с силовыми установками DS – этот бренд входит в тот же концерн PSA.

«У DS и Peugeot очень близкие ДНК, – объяснил 30-летний гонщик. – Все очень просто: что бы в Peugeot ни делали, они побеждают. Что бы ни делали в Citroen, они побеждают. Они пришли в WTCC и стали чемпионами в первом же сезоне. Они пришли в Формулу Е и завоевали несколько титулов с DS. 

Это ДНК всей группы. Мы выступаем не для того, чтобы создавать массовость. Мы приходим, чтобы побеждать».

Читайте также:

Поделились
Комментарии
Какие машины будут стартовать в Ле-Мане через 10 лет? Lotus показала

Предыдущая новость

Какие машины будут стартовать в Ле-Мане через 10 лет? Lotus показала

Следующая новость

Ferrari вновь вступит в борьбу за победу на «Ле-Мане». После паузы длиной в 50 лет!

Ferrari вновь вступит в борьбу за победу на «Ле-Мане». После паузы длиной в 50 лет!
Загрузить комментарии