Трагедия на Нордшляйфе: почему гонка "24 часа Нюрбургринга" должна жить дальше

Серьезная авария Яна Марденборо на Северной петле может радикально изменить лицо знаменитого марафона. Ситуацию анализирует Чарльз Бредли.

Впервые я побывал на "24 часах Нюрбургринга" в 2003-м – и сразу влюбился в эти соревнования. На протяжении часа мы с коллегой наблюдали с происходящим с балкона верхнего этажа и с удовольствием играли в игру "угадай машину". А затем каждые восемь минут наслаждались потрясающим рёвом 700-сильного битурбированного движка под капотом Porsche 996 братьев Альценов – машина как стоячих оставляла позади многочисленные Mini Coopers и древние VW Polo!

Я рекомендую всем и каждому побывать на этом марафоне, который в действительности являет собой скорее фестиваль автоспорта, нежели гонку.

Однако над марафоном этого года сгустились черные тучи. И сейчас как никогда важны здравые мысли и верные решения.

Трагедия

В субботу стартовал новый сезон VLN – серии длинных гонок на Нордшляйфе, куда также допускается практически любая техника. На четвёртом часу борьбы купе Nissan под управлением Яна Марденборо, потеряв управление на участке "Лётное поле", взмыло в воздух, перелетело защитное ограждение и оказалось в зрительской зоне. Итогом этого шокирующего происшествия стала смерть одного из болельщиков.

Мы видели, как подобные "взлёты" случались с прототипами или машинами классической категории GT1, но с техникой GT3, к типичным представителям которой можно отнести и Nissan GT-R, что-то такое случается впервые.

Первым итогом стал полный (пускай и временный) запрет на использование любых машин Гран Туризмо на Северной петле, наложенный немецкой гоночной федерацией DSMB. Если подумать, очень правильный ход.

Глава организации Кристиан Шахт, которого я отлично знаю и уважаю еще с тех пор, как освещал первенство DTM, сказал: «Мы не можем и не станем просто продолжать как прежде после такой аварии».

Однако проблема в том, что до даты, зарезервированной в календаре под "24 часа", осталось всего шесть недель. И если на старт не допустят машины GT3, гонка утратит львиную долю своей привлекательности. С точки зрения спорта это будет очень серьезно.

Что думают пилоты

Даррена Тёрнера можно назвать одним из лучших спечиалистов по GT в мире. Он неоднократно выступал на Нордшляйфе за рулём машин GT3.

«Понятно, что это серьезная техника, – считает британец. – Причем в последнее время автомобили GT3 прогрессировали даже сильнее, чем можно было ожидать. Скорости растут все больше и больше. Год назад темп был таким же, как прежде у GT1 (Оливер Гэвин показал лучшее время в Спа в гонке мирового чемпионата GT1 в 2010-м – 2.20,965; год назад Бернд Шнайдер по ходу суточного марафона проехал круг за 2.20,452). Это ясно показывает, как быстро Гран Туризмо продвигается вперед.

Нордшляйфе – одна из сложнейших трасс в мире, да и разного рода перепадов высот там больше, чем в других местах. Если посмотреть на машины, мчащиеся к вершине холма, можно отчетливо увидеть, как на перегибе их передняя часть приподнимается. Это всегда было частью гонок на Северной петле: и GT3, и GT4, и многие другие автомобили – они немножко подпрыгивают. 

Не знаю, как это можно изменить, учитывая скорость в соответствующих местах. Если не придумать какой-то механизм, замедляющий машины прямо перед перегибом – "эску" или что-то вроде того, – останется только снизить скорость, просто сделав автомобили медленнее.

Но это сложно. А трасса имеет такую репутацию именно потому, что она годами остается неизменной. Мне очень нравится пилотировать здесь машины GT4 и GT3 – это сложно, но просто потрясающе».

Тёрнер предложил в качестве выхода зоны, куда не будет доступа у болельщиков. Такие есть в Ле-Мане, и такие же можно было бы устроить у трёх главных трамплинов Нюрбургринга. 

«Если сделать так, что пострадать могут только пилоты. Но каждый из нас сам решает: выходить на старт или нет. К тому же, эту идею можно реализовать весьма быстро, успев до 24-часовой гонки. Уже после этого будет время приступить к поискам решения на долгую перспективу.

Никто не хочет лишиться главного зрелища, потерять на Нордшляйфе автомобили GT3. Должно существовать решение, позволяющее сохранить главное шоу, при этом не подвергая болельщиков ненужному риску.

Я буду рад выйти на старт за рулем нашей нынешней машины. Но также понимаю, что на картину нужно смотреть в целом. После случившегося важно обратить внимание на безопасность зрителей в принципе. Возможно, стоит увеличить высоту защитных сеток или отнести их дальше. Придумать что-то, что сразу же исключит возможность ситуации, когда машина перелетает за ограждение.

В истории гонок всегда приходилось регулировать скорость в интересах безопасности. Возможно, сейчас время вновь заняться этим».

Каким будет следующий шаг?

Президент DSMB Ханс-Йоахим Штук, гоночная звезда первой величины и один из лучших пилотов в истории Нюрбургринга, в ответе за принимаемые решения.

«Наша цель – сделать так, чтобы гонки на Нордшляйфе оставались честными и безопасными, – сказал он. – Мы проведём ряд встреч на следующей неделе, чтобы понять, как сделать соревнования безопаснее для всех, кто в них участвует.

Само кольцо, зрительские зоны, машины, спортивный регламент: мы обсудим все возможности, чтобы оперативно найти решение в ближайшие недели. И также будем работать над долгосрочными мерами».

Давайте оставим последнее слово за Тёрнером, который, как и автор этих строк, влюблён в суточную гонку на Северной петле, разве что смотрит на неё из-за руля.

«Для пилотов нет ничего более захватывающего, чем пилотировать машины GT на этой трассе, – сказал он. – А если они скажут, что на старт допустят только двухлитровые хэтчбеки, то откуда тогда взяться настоящему вызову? Надеюсь, что даже несмотря на произошедшую трегедию, мы сможем вынести позитивные уроки и не станем совершать радикальных изменений, которые могут привести к потере трассы, которая является синонимом слову "вызов".

Именно по этой причине она всегда привлекает такое количество зрителей. Надеюсь, эта магия сохранится даже после трагической ситуации».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия VLN
Пилоты Ханс-Йоахим Штук , Даррен Тернер , Бернд Шнайдер , Оливер Гэвин , Ян Марденборо
Тип статьи Аналитика
Тэги nürburgring 24 hours
Rambler's Top100