В Аделаиде есть культовый поворот. За что его любят и ненавидят пилоты

Городская трасса в Аделаиде, где когда-то проходил Гран При Ф1, принимает гонки и сейчас. Последние 19 лет здесь проводят марафон «Аделаида 500» кузовной серии Supercars. За это время восьмой поворот уличной трассы приобрел легендарный статус.

Когда речь заходит о самых сложных и захватывающих поворотах мирового автоспорта, большинство любителей гонок вспоминает «Красную воду» в Спа или 130R на «Сузуке». Между тем, в Австралии есть поворот, зрелищность которого не уступает той же «Красной воде». Речь о восьмом повороте городской трассы в Аделаиде.

У этого виража даже нет собственного названия. В обычной жизни восьмой поворот представляет собой перекресток улиц Бартельс-роуд и Деккетвилль-террас. Обе дороги находятся в так называемом Парклендсе – зеленом поясе, который окружает центральную часть Аделаиды. То, что внутри Парклендса, здесь принято называть центральной Аделаидой. То, что снаружи – пригородами, или Большой Аделаидой. Раз в году часть парковой территории превращается в автодром, где собираются лучшие гонщики со всей Австралии. Здесь проходит первый этап Supercars, главной кузовной серии на континенте. Гонка называется «Аделаида 500».

Стартовая решетка гонки «Аделаида 500» 2017 года
Стартовая решетка гонки «Аделаида 500» 2017 года

Фото: Edge Photographics

Поклонники Формулы 1, разумеется, вспомнят о «формульной» версии уличного автодрома Аделаиды. Трасса в Парклендсе действительно принимала у себя этап чемпионата мира с 1985 по 1995 год – но в то время конфигурация была немного другой. Формула 1 проводилась на длинной версии автодрома протяженностью 3,78 км. После того, как Гран При перебрался в Мельбурн, эта модификация использовалась лишь раз – 31 декабря 2000 года здесь прошла «Гонка тысячи лет» американской серии ALMS.

Современная версия уличного автодрома Аделаиды – это укороченная трасса длиной 3,2 км. Восьмой поворот существует только в этой конфигурации: во времена Формулы 1 вираж был частью прямой Brabham, и гонщики пролетали это место на полном газу. В первый раз пилоты проехали по нынешней версии автодрома в апреле 1999 года: именно тогда в календаре Supercars появилась «Аделаида 500».

«Это один из тех поворотов, который требует к себе особого отношения. Когда я впервые приехал в Аделаиду в 1999 году, то думал, что мы будем проезжать восьмой поворот без сброса газа. Как же я ошибался», – вспоминает трехкратный чемпион Supercars Крэйг Лаундес, для которого старт в «Аделаиде 500» 2018 года станет 20-м в карьере.

Попасть в игольное ушко

Восьмой поворот уличного автодрома Аделаиды не дает права на ошибку. Автомобили входят в этот вираж на шестой передаче со скрипом шин и скрежетом шасси – зрители могут буквально услышать, какие нагрузки испытывают машины в этом месте. Узость дорожного полотна в сочетании с отсутствием зоны вылета превращает восьмой поворот в пугающее место, где малейшая неточность пилотажа приведет к вылету с трассы. А снаружи – стена.

С огромной перегрузкой на апексе и близостью ограждения гонщику легко испугаться и начать тормозить слишком рано. Но таким способом пилот только все испортит. Дело даже не в том, что это даст соперникам отличную возможность совершить обгон. Чересчур раннее торможение направляет гонщика на неправильную траекторию, которая легко заканчивается переворотом и вылетом в заграждение. Здесь действует поистине гладиаторское правило «если не хочешь оказаться в стене – езжай ближе к стене».

Шейн ван Гисберген, Triple Eight Race Engineering Holden
Шейн ван Гизберген, Triple Eight Race Engineering Holden

Фото: Даниэл Калиш / LAT Images

Вход в восьмой поворот настолько сложен, что на протяжении многих лет гонщики даже не пытались идти здесь на обгон. Пилоты берегли силы для следующего поворота – а здесь старались проехать предельно аккуратно. «За весь гоночный уик-энд ты ни разу не можешь расслабиться в восьмом повороте, – рассказывает чемпион Supercars 2010 года Джеймс Кортни. – Даже на заключительных кругах воскресной гонки (когда траектория обрезинена и позволяет преодолевать повороты с меньшими усилиями – Прим. ред.) гонщики проезжают это место на пределе своих возможностей».

«Когда ты подъезжаешь к восьмому повороту, то с предшествующей прямой видишь угол стены. То есть ты на полной скорости приближаешься к острому краю, – продолжает Кортни. – Когда наступает время тормозить, приходится перевести взгляд внутрь поворота, чтобы выбрать апекс. Но даже когда ты смотришь вправо, в голове все равно сидит мысль о том, что слева стена. Множество гонщиков вылетело в эту стену.

В то же время, справа тоже есть стена – и если ты ее зацепишь, то мгновенно повредишь рулевую рейку и машина тут же отскочит наружу, в ту самую заостренную стену слева. И этот отскок будет очень сильным. Вдобавок, по ходу гонки тебе кажется, что восьмой поворот становится все уже и уже – словно стены потихоньку подбираются к трассе и делают поворот еще теснее».

Дрифт на изношенных шинах

У Джеймса Кортни особые отношения с восьмым поворотом. В этом месте австралиец продемонстрировал свой лучший пилотаж – и здесь же попал в две крупные аварии. Кортни разбивал машину в восьмом повороте в 2006 и 2012 годах – сначала пилотируя Ford, а затем Holden.

«Когда ты попадаешь здесь в аварию, то в первую очередь стараешься уберечь рулевую рейку. Если она сломается, то машина станет абсолютно неуправляемой на скорости выше 200 км/ч, – рассуждает Кортни. – Вторая задача – не допустить отскок автомобиля обратно на прямую.

[За последнее время] организаторы гонки проделали большую работу с внешней стеной. Они перенесли ее ближе к повороту, так что вход стал еще уже, зато теперь столкновение с этой стеной происходит по касательной, а не превращается во фронтальный краш-тест всего автомобиля».

После двух крупных аварий Кортни показал настоящий мастер-класс восьмого поворота в 2016 году. В той гонке австралиец боролся за победу с семикратным чемпионом Supercars Джейми Уинкапом. Кортни лидировал на изношенных шинах, а Уинкап подобрался к нему вплотную. Развязка наступила на последнем круге. Оба гонщика знали, что Уинкап получит возможность обогнать соперника в восьмом повороте, где как никогда важны сцепные свойства покрышек. И Джеймс сделал все, чтобы не пустить конкурента.

Джейми Уинкап (сзади) преследует Джеймса Кортни (впереди)
Джейми Уинкап (сзади) преследует Джеймса Кортни (впереди) в Аделаиде

Фото: Bob Gloyn Photography

«Я проехал так близко к стене, как это вообще возможно, – признается Кортни. – Я знал, что Джейми так построит свой круг, чтобы подобраться ко мне в восьмом повороте, набрать максимум скорости и обойти меня в девятом вираже. Это был его последний шанс. Так что я вошел в восьмой поворот быстрее, чем на квалификационном круге – на вконец убитых шинах.

Я сделал глубокий вдох и решил, что не намерен финишировать вторым. Либо я побеждаю, либо... Ну, вы поняли: занимать второе место я не собирался. Когда я вошел в поворот, то потерял контроль над задней частью машины. Я знал: все, что мне остается – нажимать на газ. Это был самый большой дрифт в моей жизни.

Я со всей силы давил на педаль газа, немного заблокировал колеса, но все-таки дождался момента, когда ко мне вернулся контроль над машиной. Это произошло в считанных сантиметрах от стены. Тот занос выглядел очень впечатляюще, но должен признать, что в этом не было моей заслуги. Мне просто повезло».

Слишком опасный для дебютантов

Действующего вице-чемпиона серии Supercars Скотта Маклафлина не сразу допустили до восьмого поворота. Новозеландец дебютировал во втором дивизионе кольцевого чемпионата в возрасте 16 лет, и гонка в Аделаиде должна была стать первой в кузовной карьере молодого пилота. На тот момент у Маклафлина не было опыта во «взрослых» гонках: спортивный опыт Скотта исчерпывался картингом. Из-за этого пилоту не хватило очков суперлицензии для уличного автодрома Аделаиды.

В тот момент Маклафлин не мог понять, почему его отстранили от дебютной гонки в Supercars. Скотт смог впервые проехать по трассе в Аделаиде только год спустя – в сезоне-2011. В том заезде новозеландец финишировал на втором месте.

«Вокруг этого поворота всегда было столько шума, – рассказывает Маклафлин. – Когда я смотрел гонки в Аделаиде в детстве, то все разговоры были только о восьмом повороте. Я порядочно накрутил себя перед тем, как впервые там проехал».

Сейчас Скотт называет восьмой поворот одним из своих любимых. «Это очень техничное место. Если ты преследуешь соперника и хочешь совершить обгон, то проезжать восьмой поворот нужно предельно точно и аккуратно. Точно и аккуратно в данном случае означает как можно ближе к стене на выходе», – заключает Маклафлин.

Скотт Маклафлин, DJR Team Penske Ford
Скотт Маклафлин, DJR Team Penske Ford

Фото: Team Penske

Вишенка на торте всей истории о восьмом повороте – это место «Аделаиды 500» в календаре Supercars. Гонка на уличном автодроме открывает сезон, а значит, у пилотов еще нет наката и проверенных настроек для новых машин. Правила австралийского чемпионата разрешают участникам провести всего один тестовый день в межсезонье, так что гонщики приезжают в Аделаиду прямиком из отпуска. И на первом же круге после длительного перерыва их ждет испытание под названием «восьмой поворот».

«Первый быстрый круг на этой трассе всегда получается немного сумасшедшим, – признается Джеймс Кортни. – Мы с Гартом (Тандером, бывшим партнером Кортни по команде Holden Racing Team – Прим. ред.) всегда устраивали соревнование: кто из нас окажется быстрее на первом быстром круге в Аделаиде».

Сейчас на счету Кортни две победы в Аделаиде – в 2014 и 2015 годах. Рекордсменом этой трассы является Джейми Уинкап: в активе самого титулованного пилота в истории Supercars четыре триумфа в знаменитой гонке.

Двадцатая по счету «Аделаида 500», как и всегда, состоят из двух заездов по 78 кругов или 250 км каждый – в сумме они дают 500 км, вынесенные в название марафона.

Обе гонки приносят участникам одинаковое количество очков, но по традиции абсолютным победителем «Аделаиды 500» будет считаться триумфатор второго заезда. Первую в эту субботу уже выиграл гонщик Red Bull Holden Шейн ван Гизберген.

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Supercars
Событие Аделаида
Трек Аделаида
Пилоты Джеймс Кортни , Крэг Лаундес , Джейми Уинкап , Скотт Маклафлин
Тип статьи Самое интересное
Rambler's Top100