Льюис Хэмильтон и Камуи Кобаяши отвечают на вопросы болельщиков

В четверг Льюис Хэмильтон и Камуи Кобаяши приняли участие во встрече FOTA с болельщиками, которая прошла на базе McLaren в Уокинге, и ответили на их вопросы.

Льюис Хэмильтон и Камуи Кобаяши отвечают на вопросы болельщиков
В четверг Льюис Хэмильтон и Камуи Кобаяши приняли участие во встрече FOTA с болельщиками, которая прошла на базе McLaren в Уокинге, и ответили на их вопросы.

Вопрос: Какое из новых правил – DRS, KERS или Pirelli – оказывает самое большое влияние на работу гонщиков?
Льюис Хэмильтон: Мне нравятся новые шины, и я думаю, что в Pirelli проделали потрясающую работу. Я не думал, что так будет, поскольку Bridgestone долгое время был в Формуле 1 и обладал большим опытом. Но компания Pirelli сразу же оправдала ожидания, что очень впечатляет. KERS мы уже использовали, поэтому DRS, вероятно, самая уникальная часть регламента нынешнего сезона

Камуи Кобаяши: DRS – очень хорошая система. В начале сезона мы немного волновались по поводу ее безопасности, но после нескольких первых гонок мы стали понимать ее работу лучше. DRS уникальна и это очень хорошо. В психологическом отношении это очень важно, поскольку мы используем ее не только для обгонов, но и для того, чтобы настичь соперника. Я думаю, это действительно классно!

Вопрос: DRS упростила обгоны?
Льюис Хэмильтон: Раньше обогнать было очень сложно и все зависело от конфигурации трассы. В прошлой гонке я сумел обогнать Михаэля Шумахера и даже вернулся на траекторию перед следующим поворотом, это было слишком легко. Я смотрел повтор этого момента, и Эдди Джордан назвал его потрясающим. Это показывает, насколько он "много" знает. Было приятно услышать хорошие слова обо мне.

Вопрос: Вы оба являетесь мастерами обгонов. Что позволяет вам обгонять, когда другие не могут это сделать?
Камуи Кобаяши: В прошлом году было очень сложно обгонять, поскольку приходилось прикладывать максимум усилий для того, чтобы оказаться рядом с впереди идущей машиной. Приходилось выжимать все из шин, стратегии, нужно было находится на пределе. В этом году для того, чтобы обогнать, достаточно иметь хорошую машину.

Льюис Хэмильтон: Это слишком легко для Камуи! Я думаю, все сводится к тому, готов ли ты пойти на риск. Между риском и сходом есть тонкая грань и я это доказал в прошлых гонках. Все сводится к менталитету. Несколько дней назад я встречался с Дэвидом Култхардом и Мартином Брандлом. Мы вместе погонялись, я поставил быстрый круг и выложился на максимум, поскольку всегда так делаю. DC и Мартин Брандл были медленнее, и я заметил, что это, возможно, связано с их возрастом. Когда ты становишься старше, то ты начинаешь избегать риска и проходишь быстрые повороты медленнее. Сейчас, когда я кого-то атакую в повороте, то мое отношение такое: я молод и мне нечего терять.

Вопрос: Что вы чувствуете, когда совершаете обгон?
Камуи Кобаяши: Я дебютировал в конце сезона 2009 в составе Toyota. Я совершил несколько обгонов и многие были удивлены этим. Меня спрашивали: как тебе такое удалось? Я отвечал, чтобы это вполне естественно. Когда ваш инженер понимает, что вы можете обгонять, он обеспечивает вас агрессивной стратегией, что также является плюсом.

Льюис Хэмильтон: Это очень волнующий момент. Вероятно, это самая захватывающая часть гонок, особенно когда вы не слишком быстры по сравнению с впереди идущим соперником. Вы преследуете его и наблюдаете, в каких местах он слаб для того, чтобы атаковать на следующем круге. Это целая наука. Конечно, хочется сразу и немедленно совершить обгон, но приходится изучать все возможности для обгона, все взвешивать. Это приносит вознаграждение. Не знаю, слышали ли вы это от меня когда-нибудь, но я очень подготовлен и всегда после обгона связываюсь с командой по радио для того, чтобы узнать, кого я могу обогнать следующего, поскольку я хочу вновь испытать это чувство.

Вопрос: Учитывая технологии Формулы 1, как можно узнать, кто является лучшим гонщиком?
Льюис Хэмильтон: Это очень сложно. Самый простой способ – все должны сесть за руль одинаковых машин и выехать в одно и то же время, поскольку условия постоянно меняются. К примеру, между мной и Дженсоном иногда скорость различается на 5 км/ч. Это может происходить из-за встречного ветра. Таким образом, очень сложно создать одинаковые условия, но предоставление всем одинаковых машин является единственным способом для того, чтобы выяснить, кто является самым лучшим гонщиком.

Камуи Кобаяши: У меня есть несколько идей, но я не думаю, что со мной кто-нибудь согласится. Я предлагаю, менять гонщикам машины в каждой гонке.

Льюис Хэмильтон: Я уверен в твоих способностях, но не хочу пилотировать твою машину!

Камуи Кобаяши: В одной гонке я бы пилотировал болид Hispania, а в следующей - McLaren. Разве это не здорово, нет? Но, конечно, это бы не позволило определить кто лучше, поскольку трассы постоянно менялись бы. Единственный способ – оказаться в одинаковых машинах в одинаковых условиях. Именно поэтому каждый из нас стремится опередить партнера по команде, поскольку это единственное доказательство тому, кто является лучшим.

Вопрос: Есть способ, который позволил бы телевизионной камере передавать то, что вы видите, сидя в кокпите?
Льюис Хэмильтон: Когда я играю на Playstation, то всегда включаю вид, который используется в трансляциях, поскольку так намного легче. Я думаю, вам было бы интересно увидеть вид с камеры, которая была бы установлена на забрале шлема. Это было очень интересно, поскольку то, что вы видите по телевизору очень отличается от того, что видим мы.

Камуи Кобаяши: Я полностью согласен с Льюисом. То, что видим мы очень отличается от того, что показывают в трансляциях. Также я думаю, было бы очень интересно, если бы вы получали ту же информацию что и мы. К примеру, о состоянии трассы, в каких частях она является грязной. Идея камеры на забрале также очень интересна.

Льюис Хэмильтон: Мало было бы иметь одну камеру. Нужно чтобы они были расположены в районе обеих щек, а их изображения должны были передавать вид так, будто бы это два глаза.

Вопрос: Если бы вы могли задать вопрос Айртону Сенне, то о чем спросили бы его?
Льюис Хэмильтон: Как можно начать такой разговор? Когда вы встречаете человека, поклонником которого вы являетесь, вы начинаете волноваться и забываете про разговор. Вероятно, я не стал бы спрашивать его про гонки. Еще до Формулы 1 я думал, что никогда не буду просить автограф у знаменитых людей, поскольку их всегда только об этом и просят. Может быть, я спросил бы Сенну о его любимой музыке.

Камуи Кобаяши: Я не знаю, о чем спросил бы его. Вероятно, на какой машине он ездит?
Льюис Хэмильтон: Я знаю, какой вопрос бы ему задал: как ему удалось в квалификации Гран При Монако опередить всех на секунду?

Вопрос: Камуи, вы хотели поговорить о землетрясении в Японии…
Камуи Кобаяши: Несколько месяцев назад в Японии произошло страшное землетрясение. Сейчас ситуация пришла в норму, но для того, чтобы все восстановить потребуется больше 10 лет. Мы получили огромную поддержку. Было организовано много благотворительных акций. И если получится, то я хочу пригласить людей, которые пострадали, в Сузуку. Это нелегко сделать, поскольку билеты очень дорогие, но все же я хочу это сделать. Я думаю, мы можем привлечь новых болельщиков, поскольку Формула 1 – это большая работа, особенно для таких молодых гонщиков, как мы.
Поделились
Комментарии
Интервью с Виджеем Малльей: Мы движемся в правильном направлении

Предыдущая новость

Интервью с Виджеем Малльей: Мы движемся в правильном направлении

Следующая новость

Грэм Лоудон: Основной задачей выхлопа является отвод выхлопных газов от двигателя, а не работа в качестве аэродинамической части

Грэм Лоудон: Основной задачей выхлопа является отвод выхлопных газов от двигателя, а не работа в качестве аэродинамической части
Загрузить комментарии