WEC
08 нояб.
-
10 нояб.
Мероприятие окончено
12 дек.
-
14 дек.
Первая тренировка через
5 дней
WTCR
14 нояб.
-
17 нояб.
Мероприятие окончено
R
Сепанг
13 дек.
-
15 дек.
Первая тренировка через
6 дней
Дакар
05 янв.
-
17 янв.
Следующее событие через
29 дней
Формула E
23 нояб.
-
23 нояб.
Мероприятие окончено
R
Сантьяго
17 янв.
-
18 янв.
Следующее событие через
41 день

Гран При Германии. Пресс-конференция в пятницу

Поделились
Комментарии
Гран При Германии. Пресс-конференция в пятницу
25 нояб. 2013 г., 18:52

Участвуют: Джеймс Эллисон (Renault), Стефано Доменикали (Ferrari), Марк Галлахер (Cosworth), Норберт Хауг (Mercedes), Мониша Кальтенборн (Sauber).

Участвуют: Джеймс Эллисон (Renault), Стефано Доменикали (Ferrari), Марк Галлахер (Cosworth), Норберт Хауг (Mercedes), Мониша Кальтенборн (Sauber).


Вопрос: Марк, сколь чувствительной для вас является потеря команды Williams, которая объявила о замене моторостроителя?


Марк Галлахер: Это были интересные недели, когда в Williams принималось решение о начале сотрудничества со следующего сезона с Renault. Конечно, чисто с человеческой точки зрения в Cosworth разочарованы. С деловой точки зрения не изменилось ничего, поскольку мы изначально планировали наше возвращение в Формулу-1 как поставщик двигателей для команд-новичков. И это было стечением обстоятельств, когда такая известная и успешная команда как Williams пришла и предложила контракт на покупку наших двигателей. Жаль, что так произошло, но мы принимаем решения по поводу нашего бизнеса и смотрим в будущее. У нас есть две команды, которые недавно объявили о больших переменах. Marussia Virgin Racing заявила о начале сотрудничестве с McLaren Applied Technologies и для нас это особо будет интересно работать в такой компании. Недавно сменился владелец HRT и думаю, что с точки зрения инвестиций в команду и поиска новых спонсоров, можно увидеть, что команда сделала шаги вперед. Работа продолжается. Думаю, что посчитал правильно, но с 1963 года Cosworth поставлял двигатели 67 разным командам. Сегодня в пелотоне 10 таких команд, которые в той или иной форме работали с двигателями Cosworth, так что я уверен, впереди немало хорошего. Мы стремимся к долгосрочным контрактам, мы за эпоху V8, но уже с интересом наблюдаем за регламентом, который с 2014 года введет 6-цилиндровые двигатели (V6). Это приковывает к себе большую часть внимания.


Вопрос: Команды хотят, что бы вы поддержали их, учли их пожелания


Марк Галлахер: Хотя Формула-1 часто изображается как сугубо политическая борьба, без сомнения, политика играет свою роль в спорте, опыт Cosworth в последние пару лет был очень позитивным. Мы работали с нашими конкурентами в рабочей группе по разработке регламента на новые моторы, по соглашению об ограничении расходов. Вообще это здорово, когда все объединены идеей обеспечить долгосрочную стабильность Формуле-1, и технически, и коммерчески, и это важно для всех нас. Вы правы, что были некоторые позитивные заявления, сделанные конкурентами, а также командами, которые входят в FOTA. Мы уверены в будущем. Мы являемся компанией с огромным опытом и значительными техническими возможностями, кроме того у нас есть внушительный послужной список, и мы считаем, что выдержали испытание временем.


Вопрос: Регламент на V6 означает новый вызов для вас и новые большие инвестиции?


Марк Галлахер: Это значительные инвестиции. Сегодня немногие помнят, что нынешний двигатель, который используется с 2006 года родился в Cosworth, когда компания стала независимой от Ford. В прошлом мы вложили значительные суммы для разработки новых двигателей Формулы-1 и мы будем продолжать инвестиции в будущем. Никогда не стоял вопрос: хотим ли или можем ли мы инвестировать деньги в разработку новых двигателей. Вопрос в том, хочет ли спорт новых двигателей, готовы ли клиенты-команды платить за новые двигатели и технологии? В настоящее время у нас больше ясности относительно разработки V6, этим уже занимаются немало талантливых людей в Нортхэмптоне, которые тратят все свое время, чтобы разрабатывать новые двигатели, особенно гоночные, особенно для вершины автоспорта. Это традиция Cosworth и она продолжается.


Вопрос: Мониша, ваши пилоты установили в прошлой гонке личные рекорды: один в квалификации, другой в гонке. Вы довольны своей конкурентоспособностью в этой стадии сезона?


Мониша Кальтенборн: Да, мы вполне довольны тем как идет этот сезон. В его начале мы поставили цель, чтобы у нас был надежный и быстрый болид, который будет регулярно финишировать в очковой зоне. Если посмотреть на производительность, но за одним исключением, мы регулярно финишировали в очках. Да, первая гонка – это другой разговор, но в остальном мы довольны нашей работой и довольны нашими пилотами. Мы видим и дальнейшую перспективу развития, а потому работаем над болидом, чтобы и впредь завоевывать очки.


Вопрос: Насколько важно сохранить сейчас свою конкурентоспособность, когда впереди два подряд Гран При, а затем длинные августовские каникулы?


Мониша Кальтенборн: Чрезвычайно важно, потому что развитие идет по ходу всего сезона и к каждой гонке ведется серьезная подготовка, чтобы нагнать тех, кто впереди нас. Это очень важно в этом сезоне.


Вопрос: Вы боретесь с Toro Rosso и Force India?


Мониша Кальтенборн: Да, мы трое и дистанция между нами не так уж велика. Все может изменится после двух-трех гонок. Мы действительно должны сохранить темпы нашего развития.


Вопрос: Цель на ближайшее время – опередить эти две команды?


Мониша Кальтенборн: Цель в том, чтобы выступить лучше, чем в прошлом году. А где мы будем в итоге, посмотрим в конце года.


Вопрос: Джеймс, как много значит для вас увеличение возможности продувать в аэродинамической трубе не 50%-ную модель, а 60%-ную?


Джеймс Эллисон: Проделана большая работа. Сотрудники работают в аэродинамической трубе с моделями «модели», но не все так просто. Некоторые вещи стоят практически столько же сколько сама машина, работа с ними невероятно сложна. Изменился лишь размер модели с 50 на 60%, в нашем случае, в аэродинамической трубе не хватало секций, чтобы разместить 60% модель. Нам пришлось приостановить работу, размонтировать, чтобы расширить саму структуру. Мы начали работу над этим проектом около года назад и завершили его недавно.


Вопрос: Как вы думаете, сколько времени вы потеряли, и сможете ли нагнать?


Джеймс Эллисон: Очень мало времени. Мы провели реконструкцию за минимальное время. У нас труба была закрыта на 12 дней.


Вопрос: В настоящее время вы являетесь техническим руководителем в FOTA. Что для вас значит этот груз ответственности?


Джеймс Эллисон: Это значительная ответственность. Каждый согласится с тем, что FOTA действует в интересах всего спорта, и конструкторская группа, и группа технического регулирования, рабочая группа – это одно целое того, что делает FOTA. Это часть, которая пытается прийти к конструктивным решениям, которые будут работать в среднесрочной и долгосрочной перспективе, работать совместно с FIA. И я могу понять своих предшественников, когда они работали, чтобы выработать наиболее эффективное решение.


Вопрос: Вы раньше говорили, что об обновлениях лучше всего говорит болид. В этой гонки вы будете использовать модификации. Что он скажет?


Джеймс Эллисон: У нас сегодня был хороший день. Говоря о подготовке болида, я отмечал, что у нас есть улучшения, которые говорятся к следующим гонкам, потому что мы надеемся вернуть себе утраченную позицию. Мы ближе к опережающим нас, чем это было в последний раз: за две недели до этого. Очень легко сказать: У нас есть то, что есть, но куда приятнее будет продолжить путь, и каждый сможет увидеть это и надеяться на успех.


Вопрос: Стефано, Сильверстоун стал отличным результатом, но говорили, что эта схема не подходит вашему болиду. Здесь схема подходит больше. Или в Венгрии?


Стефано Доменикали: Мы видим как изо дня в день идет это внутреннее развитие. И я могу подтвердить, что мы сделали большой шаг вперед в производительном плане. И это положительный момент. Я согласен с Джеймсом, что пусть говорит машина. Это то, что мы должны увидеть завтра и послезавтра здесь, затем в Венгрии. Это уже стало хорошей наградой для команды, потому что результат пришел после двух гонок, где бы мы могли добиться большего, но не получалось. Мы должны были вернуться в борьбу. Это наша постоянная цель. Все идет постепенно. Мы знаем, что конкуренция здесь очень жесткая, поэтому давайте сосредоточимся на предстоящих выходных. Легко не будет.


Вопрос: Впереди две гонки (эта и в Венгрии), а затем перерыв?


Стефано Доменикали: Конечно, было бы неплохо, чтобы добиться хорошего результата до перерыва. Главным образом для настроения, и для квалификации. Но мы научились в этом году, что каждый уик-энд отличается от других. Единственно, что мы можем – это сосредоточить свое внимание на нашей работе. Сегодня у нас была довольно обширная программа, мы делали сравнения, пару проверок на машине, чтобы убедиться, что это правильное решение для завтрашней квалификации. Полагаю, что будет без осадков, поэтому это задача на завтра. Кажется и погода внесет свою неразбериху, так что это задача сегодняшнего дня.


Вопрос: Президент Лука ди Монтеземоло отметил, что Фелипе Масса останется в команде и на следующий год. Вы можете это подтвердить?


Стефано Доменикали: Вы видели, чтобы кто-либо ниже президента опровергал то, что говорит президент? По крайней мере в моей компании? Может быть Норберт сможет сказать, что-то позже как у них в компании. Кроме того, что у Фелипе контракт с нами до конца следующего года ничего сказать не могу.


Норберт Хауг: Один раз, полагаю, только один раз.


Вопрос: Норберт, ваша команда приехала сюда в хорошем настроении, но сегодня утром машины не выглядели быстрыми. Может быть они показали лучшие результаты во второй половине дня?


Норберт Хауг: Я бы сказал в приподнятом, но не оптимистичном. У нас было сложное начало в Сильверстоуне и хороший уик-энд. Наши пилоты были 12-м и 16-м после первых двух кругов, но финишировали шестым и девятым. Это хороший прогресс, но у нас все равно не хватает скорости для борьбы с первой тройкой команд. Renault достаточно сильны и близки. Мы должны стать быстрее. И работаем над этим всеми силами. Работаем по нашей программе. Это то, что было сегодня. Не думаю, что вторая половина дня прошла плохо. У нас хорошее время прохождения круга на симуляции гонки, мы знаем, что соперничать с первой тройкой у нас не получится, поэтому наша цель – это 6, 7, 8-е места. Гонка вероятно пройдет под дождем, так говорит прогноз. Но сегодня он не исполнился, поэтому все может измениться. Мы должны реагировать на изменение ситуации.


Вопрос: Насколько важна для вас и Mercedes GP гонка в Нюрнбургринге, ведь эта трасса ваша исторически?


Норберт Хауг: Конечно, это не то же самое, что Монца для Ferrari, но это наша домашняя гонка, вторая домашняя гонка после Сильверстоуна, потому что наша команда базируется в Англии. Серебряные стрелы родились здесь 77 лет назад, как вы знаете, это большая история и традиции, и мы бы хотели продолжить их. Мы знаем, что вряд ли сможем сейчас побороться за победу, но полагаю то, что Mercedes присутствует в Формуле-1 это многое значит.
Mercedes знает и намерена добиться успеха, но мы еще молодая команда, мы учимся и мы стремимся к борьбы. Пока мы не достаточно хороши, но мы побеждали в прошлом, мы выиграли с нашими партнерами 6 чемпионатов мира, 75 гонок из 250. Теперь мы строим новое и я благодарен, что наш совет поддерживает нас и дает нам возможности. Это окупается и с коммерческой точки зрения. В этом плане все хорошо, не удовлетворительно только положение в зачете, но поверьте мне, мы над этим работаем.


Вопрос: Я знаю, что это только пятница. Но интересно посмотреть, что две ваши клиентские команды, McLaren и Force India, показали практически одинаковые результаты сегодня.


Норберт Хауг: Не думаю, что надо обращать на это внимание. McLaren-Mercedes выступит лучше. Это было в последних нескольких гонках. Мы стартовали в последней гонке вообще впереди Льюиса. Он был на изношенных шинах в квалификации, у Нико шины были лучше, но они оказались быстрее. Они в первой тройке. Они уже выиграли две гонки и могли выиграть больше. Могли выиграть четыре. Победа была близка в Барселоне и Монако. Стефано мог бы выиграть в Монако, по чистой скорости. Они просто лучше на данный момент, но такое положение будет не всегда.

Вопросы с мест.


Вопрос: FIA выдвинула идею закрыть болиды из соображений безопасности. Хотел бы узнать ваше мнение по этому поводу. Думаю, в таком случае изменится вся аэродинамика.


Джеймс Эллисон: Это обсуждалось на нескольких заседаниях Технической рабочей группы. Мы хотим попытаться обезопасить голову пилота как от крупных деталей вроде шин, так и от мелких, как та, что вызвала тот несчастный случай с Фелипе (Массой). Есть несколько предложений: одно из них – полностью закрытый болид. Другой – попробовать что-то вроде визора, когда голова пилота открыта, но есть своего рода визор впереди. Есть и третье предложение, где нет ветрового стекла, но есть ролик или перекладина перед водителем, которая, в любом случае, защитит пилота от крупных объектов. Пока что мы только начали обсуждать все эти предложения. Судя по тому, что предложила и опубликовала FIA, можно предположить, что они исследуют обоснованность и практичность таких решений, но нужно еще ответить на многие вопросы, прежде чем прийти к окончательному решению. Закрытый салон отразится на аэродинамике, но эффект будет не отрицательным. Проще управлять воздушным потоком вокруг закрытого салона, чем открытого. Но нужно обсудить еще множество других деталей, как, например, выбраться пилоту в случае аварии, как очищать этот купол, когда он может быть заляпан маслом и тому подобным. Каждое из предложений имеет свои достоинства и недостатки, нужно провести исследования, чтобы решить, какое из них лучше.


Норберт Хауг: Думаю, если для Формулы-1 это будет полезным, то нужно применить такое решение и для всех формул: для молодых пилотов, для всех. Поэтому мы должны все тщательно продумать.


Вопрос: Я бы хотел узнать ваше мнение о том, что международная федерация решила, что с 2014 года на пит-лейн могут использоваться только электрические двигатели. Согласны ли вы с этим или считаете, что такое решение может не понравиться Всемирному совету FIA?


Стефано Доменикали: Мы только начали это обсуждать. Есть различные мнения. Как вы знаете, есть производители, которые хотят продвинуть этот проект. Другие считают, что нужно убедиться, что такое решение подходит Формуле-1, не с технической точки зрения, а с точки зрения зрелищности. Я считаю, что поскольку речь идет о 2014 годе, то мы еще можем обсудить это решение, у нас есть время для тщательного обсуждения. Есть различные мнения по этому вопросу, потому что с одной стороны есть технический аспект, а с другой стороны – это спорт и должен быть накал страстей. Вы можете возразить, что на пит-лейн, без шума людям будет сложно прочувствовать страсть, которой наполнена Формула-1. С другой стороны, можно сказать, что Формула-1 должна оставаться лидером мотоспорта с точки зрения новых разработок и исследований. Мнения противоположны. Это решение нужно обсудить.


Джеймс Эллисон: Стефано очень точно все изложил. Нужно прояснить технические вопросы, прежде чем вводить такое требование, но нет ничего невозможного. Просто изменится конфигурация болида. Сложнее будет прорабатывать дизайн болида, но здесь нет ничего невозможного. Как я понимаю, эту идею обсуждали различные группы, и реакция в целом была положительной, о ней говорили как о полезной инициативе, но с операционной точки зрения есть плюсы и минусы, которые мы сейчас обсуждаем.
Вопрос: Но нет ли опасности для тех, кто работает на пит-лейн и может не услышать подъезжающий болид?

Следующая новость
Гран При Германии. HRT после практики

Предыдущая новость

Гран При Германии. HRT после практики

Следующая новость

В 2011 году организаторы Гран При Австралии потеряли $50 млн.

В 2011 году организаторы Гран При Австралии потеряли $50 млн.
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия NASCAR Cup
Пилоты Кен Шредер , Энди Петри