Взгляд изнутри: как экипаж Ferrari выиграл в Ле-Мане наперекор всему

Машина, которая дебютировала на кольце Сартэ еще шесть лет назад, выиграла марафон 2016 года в классе GTE Am – с командой, которая прежде выступала здесь всего раз. Но эта сказка могла и не случиться. Рассказывает Чарльз Бредли.

Когда Джефф Сигал, Таунсенд Белл и Билл Суидлер обливались шампанским на подиуме в Ле-Мане, наблюдая за толпой болельщиков, что морем разлилась под пьедесталом и приветствовала экипаж, они испытывали не только чувство наслаждения. Но и облегчение.

Их Ferrari 458 Italia только что первой закончила 24-часовой марафон, на три минуты опередив экипаж AF Corse. Но проехать идеальную суточную гонку не удается никому. Ключ к успеху в том, чтобы допустить как можно меньше ошибок, поддерживая при этом хороший темп на протяжении всей дистанции.

Если хочешь победить – по ходу гонки нельзя выпадать из лидирующего круга, а уникальная система "тройной" машины безопасности добавляет риска.

Команда, базирующаяся в США и поддерживаемая компаниями Amalgam и Motorstore.com, входящими в сеть Motorsport Network, вернулась в Ле-Ман спустя год после успешной дебютной гонки, в которой завоевала подиум. Она привезла во Францию ту же видавшую виды 458-ю и сохранила прежний состав пилотов, а также провела работу над ошибками – и готовилась замахнуться на большее.

Но перед стартом пошел дождь. Дабы исключить риск, было принято решение стартовать на шинах для очень мокрой трассы. Кто же тогда знал, что машина безопасности будет возить пелотон за собой почти до тех пор, пока асфальт не просохнет?

Вот так, совершенно неожиданно, они оказались в ситуации, когда рисковали из-за выезда на трассу "шальной" машины безопасности далеко отстать от соперников уже в самом дебюте. Помните – что бы ни случилось, нельзя отставать на круг…

«Мы вырыли себе очень глубокую яму, – признает Сигал. – Мы знали, что темп у нас есть, так что приняли очень консервативное решение на старте, поставив дождевые шины, а не промежуточные. Нам пришлось проводить пит-стоп, чтобы перейти на промежуточные, из-за чего мы потеряли очень много времени и позиций.

Потом мы попали под третью машину безопасности, потеряв таким образом две трети круга, а ведь вскоре нужно было заезжать за сликами! Решение действовать консервативно обошлось нам дорого, тогда как парни, что рискнули, получили приличные дивиденды.

По факту в определенный момент мы оказались в круге позади лидера. Это было серьезно – такое не отыгрывается просто так. В Америке можно было бы просто дождаться следующей машины безопасности, чтобы вернуться в круг. Но не в Ле-Мане – здесь в лучшем случае можно отыграть треть круга, но никак не полный – да и для этого должно повезти. Единственный выход – отыгрывать отставание ходом.

Я начал свой отрезок в круге позади лидера и отвоевал круг обратно – кажется, я даже лидировал перед тем, как вылезти из машины. Это был отрезок, на котором я сказал себе: "Я готов сломать эту машину, но нам во что бы то ни стало надо вернуться в круг – потому что в противном случае во всем этом просто нет смысла".

Было очень здорово из положения, в котором мы отставали на круг, добраться до первой позиции в классе! Благодаря этому мы словно остановили кровотечение. Важно было стабилизировать положение: перестать атаковать каждый поребрик, совершать эти пугающие обгоны, зарубаться с прототипами – злоупотреблять этим точно нельзя!

У нас появилась возможность чуть-чуть расслабиться, остыть, позаботиться о машине. Атакуя поребрики, в Ле-Мане можно отыграть много времени, но это несет в себе риск.

Наша машина была безупречна в плане надежности. Нам не пришлось проводить дополнительных пит-стопов или терять время в гараже».

Сражение с серьёзными соперниками

Давайте посмотрим на главных соперников Scuderia Corsa – Porsche 911 команды Abu Dhabi-Proton, Aston Martin Racing Vantage и AF Corse с их Ferrari 458. Все трое – постоянные участники мировой серии гонок на выносливость.

Scuderia Corsa – регулярный участник серии IMSA в Америке, но незнакома с европейскими правилами. Поэтому для данного разового европейского приключения обратилась за помощью к Kessel Racing и Michelotto.

«Для нас это необычная разовая гонка, – продолжил Сигал. – Вероятность попадания в неприятную ситуацию из-за несоблюдения правил тут куда выше. Правила здесь отличаются от IMSA, и я должен поблагодарить нашего инженера, который прошёл через 20 "Ле-Манов" и четырежды выиграл.

У нас была своя доля проблем в тренировке. К примеру, когда вы задействуете ограничитель скорости, вспомогательные огни выключаются, чтобы не слепить всех на пит-лейне. При их выключении гаснет и боковое табло. Но в Ле-Мане вы не можете двигаться до тех пор, пока ваше табло с номером не включится. И отступить от правил нельзя ни на миллиметр».

А что насчёт автомобиля – старой верной 458-ой?

«Рискну предположить, что наш автомобиль был самым старым в гонке – причём с запасом! – восклицает Сигал. – Его построили в 2011 году и поначалу выступала за команду Hankook.

Всем остальным Ferrari [458] по два года, от силы три. Наша же повидала многое!»

По мере того, как солнце в Ле-Мане садилось, стратегия экипажа №62 начала окупаться...

«От захода до восхода солнца наше трио проходило круги от одной до трёх секунд быстрее, чем лидировавшая Proton Porsche, – считает Сигал. – Это и был момент, когда мы напряглись и вырвались вперёд. Затем мы вновь вернулись к плану.

В прошлом году мы анализировали – что нам нужно сделать для победы. Это было просто – у нас было несколько штрафов уровня новичков, заработанных пилотами; у нас было несколько механических проблем, которые решались достаточно просто.

Мы знали, что нужно изменить для исправления ошибок и – поразительно – не случилось ничего нового. В этом смысле у нас была идеальная гонка».

Босс доволен

Глава Scuderia Corsa Джакомо Маттиоли родился в Модене. Сейчас он торгует машинами Ferrari в Беверли-Хиллз и Силиконовой долине. Он остался очень доволен историческим успехом своих подопечных в самой престижной гонке спорткаров.

«Потрясающе, просто потрясающе, – признался он. – Мы приезжали сюда в прошлом году, но тогда были дебютантами, включая и пилотов. Это был очень важный опыт, который многому научил нас, причем даже в первый раз все прошло очень неплохо. Сейчас же мы всерьёз нацеливались побороться за победу.

Наша цель в любой гонке – победа. Однако все понимали, сколь непросто будет её добиться. Но у нас была хорошо знакомая машина и год опыта – а это многое значит.

Мы высоко подняли собственную планку, мы решились на это, и все гонщики фантастически справились с работой. Нам удавалось вести гонку быстро и очень эффективно. Мы заявили о себе.

Работа в боксах тоже была выполнена на отлично – быстро и без единого штрафа».

Виртуальные инструменты позволяют ехать быстрее

Сигал является владельцем собственного бизнеса в Майами – это компания GPX Lab, которая занимается гоночными симуляторами. Покорив подиум год назад, он понял, что это хорошая возможность для совершенствования в 2016-м.

«Мы и год назад понимали уровень соперников, но собственный темп тогда не позволял всерьёз конкурировать с ними, – объяснил Джефф. – В лучшем случае наш темп был тем же, что у лидеров, но мы никогда не догоняли их.

Но к этому году была проделана большая работа. Мы с Таунсендом ускорились, но по-настоящему прогресса добился Билл. Его личный рекорд оказался на 6,5 секунд лучше, чем в 2015-м. Это очень много.

Я по сути силой усадил Билла за наш симулятор, ведь "Ле-Ман" – коварная гонка. Здесь очень высоки скорости, а значит, и уровень риска тоже. Если вы попадаете в аварию, эффект может оказаться самым негативным, даже в тестовый день.

Вы сразу теряете время на трассе, ведь круг тут очень длинный. Потому, если вам надо прибавлять, начинать надо с работы над слабыми местами. И симулятор тут невероятно полезен, недаром в заводских командах так активно используют этот инструмент. Взгляните на фирменных гонщиков – они способны показывать отличное время с самого первого круга. Конечно, они пилоты высочайшего уровня – но и о том, как их готовят, забывать не следует.

Так что мы в нашей частной команде решили готовится всерьёз. И если у кого-то были проблемы с поворотами, то их удалось разрешить.

Нам также повезло, что у нас были прошлогодние данные с Ferrari категории Pro, они позволили нам сделать нашу машину лучше».

Пару слов об эмоциях

Каково же это – стоять на вершине подиума самого известного марафона?

«В происходящем было что-то сюрреалистичное, – объяснил Сигал. – Мы всего во второй раз выступали в этой гонке. Дебют принес призовой финиш, что уже казалось нам выдающимся достижением. Я провел уже много марафонов, и у каждого из них была своя история. Иногда эта история объясняла, почему не удалось победить.

Мы понимали, что в теории у соперников есть и машины побыстрее, и пилоты посильнее нас. Но у них были поломки, у них были ошибки. Это суточная гонка, это "Ле-Ман"».

Маттиоли добавил: «Подиум в Ле-Мане – это совершенно особенное место. Такое ощущение, что под ним собирается даже больше людей, чем следило за стартом гонки. Это было нечто.

Их страсть и энтузиазм потрясают. У меня есть строгое правило – я никогда не делаю селфи. Но в этот раз было просто невозможно противостоять желанию, и я нарушил своё правило!»

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Ле-Ман
Событие "24 часа Ле-Мана"
Трек Ле-Ман
Пилоты Таунсенд Белл , Джефф Сигал , Билл Суидлер
Команды Scuderia Corsa
Тип статьи Избранное
Rambler's Top100