Дакар
05 янв.
-
17 янв.
Мероприятие окончено
Формула E
23 нояб.
-
23 нояб.
Мероприятие окончено
17 янв.
-
18 янв.
Мероприятие окончено
WRC
R
Ралли Монте-Карло
22 янв.
-
26 янв.
Шейкдаун через
3 дня
R
Ралли Швеция
13 февр.
-
16 февр.
Следующее событие через
25 дней
WEC
12 дек.
-
14 дек.
Мероприятие окончено
22 февр.
-
23 февр.
Следующее событие через
34 дня
Формула 1
R
Гран При Бахрейна
19 мар.
-
22 мар.
Следующее событие через
60 дней

Гран При Турции. Пресс-конференция в пятницу

Поделились
Комментарии
Гран При Турции. Пресс-конференция в пятницу
25 нояб. 2013 г., 18:40

Участвуют: Роберт Фернлей (Force India), Майк Гаскойн (Team Lotus), Норберт Хауг (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull), Франц Тост (Toro Rosso), Мартин Уитмарш (McLaren)

Участвуют: Роберт Фернлей (Force India), Майк Гаскойн (Team Lotus), Норберт Хауг (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull), Франц Тост (Toro Rosso), Мартин Уитмарш (McLaren)


Вопрос: Роберт, Пол ди Реста, кажется неплохо справляется со своими обязанностями в команде. Согласны? Расскажите нам, как вы помогали ему освоиться в команде. Конечно, он пришел из несколько странной гоночной серии DTM.


Норберт Хауг: Странной?


Вопрос: Скажем так, не совсем обычной.


Роберт Фернлей: В 2009 году мы говорили с Норбертом, Мартином полагали, что Пол может присоединиться к Формуле-1. В 2009 была разработана специальная программа на 2010 год, в которой мы разделили ответственность, чтобы помочь ему. Норберт взялся помочь ему и предложил участвовать в DTM. Мы хотели, чтобы он набрался больше гоночного опыта там. McLaren любезно согласился дать больше времени при работе с симуляторами и тренажерами. А потом нужно было в течение года-двух дать ему возможность расти дальше. Мы как команда предоставили Полу время работы в первых практиках по ходу сезона, чтобы оценить его и его талант. Мы критически подходим к этому вопросу. В прессе муссировались слухи о взаимозачетах, оплатах за оборудование предоставленное Mercedes, но все это ерунда. Пол заслуженно получил свое место. Думаю, что в известной степени это еще и аванс для него, чтобы он мог прогрессировать. Force India и наши партнеры помогли ему преодолевать трудности.


Вопрос: Франц, в Китае мы видели как хорошо поработали ваши пилоты, особенно в квалификации. Но в гонке случилось многое и они не попали в очковую зону.


Франц Тост: Да, они отлично провели квалификацию. Мы стартовали с 7-го и 9-го места, но старт был неудачным. После первых кругов они уже были 10 и 13-м. К сожалению, Себастьян Буэми повредили еще и переднее крыло. Мы должны были заменить поврежденный элемент, но это значило, что он потеряет слишком много времени. Хайме Альгерсуари был очень быстр до пит-стопа. К сожалению, мы ошиблись. Он потерял правую заднюю шину и выбыл из гонки.


Вопрос: Все выглядит несколько случайным или вы считаете, что могли бы побороться за очковую зону?


Франц Тост: Скажу лишь, что такое возможно. Может 9 или 10 место, но выше – это вряд ли.


Вопрос: Тенденция продолжается?


Франц Тост: Мы близки к очкам. Сегодня во время практик мы показали неплохую работу, я убежден, что завтра сможем быть в квалификации как можно ближе к 10-му месту, а может и получиться попасть в финал квалификации. Посмотрим. Но оба пилота показывают неплохую работу и им под силу войти в очковую зону.


Вопрос: Майк, отличные новости для Lotus. Вы купили Caterham. Понимаю, что с точки зрения перспективы и политики это означает больше чем просто разработки или технологии. Что изменится для вас?


Майк Гаскойн: Не совсем для команды Формулы-1, а для Team Lotus в целом. Это всегда было в планах, разносторонне развиваться и смотреть на область автостроения. Думаю, что дальнейшее расширение будет, это хорошие новости, как хорошо и то, что целая группа обрела устойчивую финансовую опору.


Вопрос: Норберт, я собирался спросить о Китае. Была ли это случайность или закономерность. Хотя сегодня можно сказать, что скорее закономерность. Вы довольны работой?


Норберт Хауг: Да, определенно Китай был лучше, чем первые две гонки. Те были гораздо хуже. Если посмотреть на стратегию с двумя остановками как у Себастьяна Феттеля, то, конечно, наши машины были медленнее, поскольку надо было делать более длинные отрезки. Но то, как развивалась гонка, мы довольны. Но когда идешь в таком быстром темпе при открытом пространстве, то это еще и повышенный расход топлива. Нам пришлось экономить, потому что лишние 3-5 килограммов топлива – это уже время на круге. В нашем случае мы не имели такого количества топлива. И в итоге пятое место вместо подиума. Но в целом, это была лучшая работа, чем раньше в сезоне у Нико и Михаэля.


Вопрос: Мартин, мы не знаем, насколько близко к Red Bull вы сейчас. Либо очень, очень близко, либо впереди их, либо позади. Но насколько вы опасаетесь возвращения в борьбу Mercedes и Ferari? Николас Томбазис (главный конструктор Ferrari) сказал, что McLaren фактически показал всем, что вы можете вернуться и ваши действия станут примером для других.


Мартин Уитмарш: Я не думаю, что борьба будет идти только между McLaren и Red Bull, как бы хорошо Адриан Ньюи не поработал. Нам было ясно, что в борьбе будут и Mercedes и Ferrari, и Renault. Все они – хорошие команды с хорошими ресурсами, кадрами, пилотами, так что ничего нельзя считать само собой разумеющимся. Надо прикладывать силы, чтобы улучшаться. Red Bull и другие соперники делают это. Это – залог успеха в Формуле-1. Гонка каждые две недели, но есть еще и гонка между гонками, гонка в развитии машины, в ее модернизации. И какая из команд выиграет ее, то она сможет выиграть чемпионат. Все просто. Кристиан Хорнер знает это также, а потому в Red Bull не будут ждать, пока мы нагоним их.


Вопрос: Кристиан, предполагалось, что между гонками вы сосредоточитесь на работе с KERS. Как все прошло в действительности?


Кристиан Хорнер: Мы работали с KERS, но не всей командой, а лишь ее частью. Как сказал Мартин, развитие должно касаться всех сфер машины, нельзя сосредоточиться на чем-то одном. Мы улучшили эффективность машины, привезя сюда несколько обновлений, но также уделили внимание и KERS. Поскольку мы стали лучше понимать наш болид, то и соответственно добились большего прогресса в решении проблем за короткий период времени.


Вопрос: Роберт, мы говорили о гонке развития болида. Может ли Force India поддерживать такой высокий темп? Насколько это сложно для команды?


Роберт Фернлей: Ключевой момент, который отметил Мартин – это то, что идет гонка между гонками. Force India не собирается останавливаться также. В прошлом году концовка сезона оказалась потерянной для команды, и мы должны были изучить, найти причины. Как мне кажется, сделать это в течение зимы нам удалось. Мы работали с модернизированным аэропакетом 2010 года. Сегодня мы смогли оценить эффектность новой аэродинамики, надеемся, что в Испании и Монако мы сможем увидеть уже полностью обновленный аэропакет болида 2011 года. Посмотрим как все пройдет. Мы надеемся, что это поможет нам выиграть у конкурентов.


Вопрос: Франц, в этом году Даниэль Риккиардо будет участвовать в пятничных тренировках весь сезон. Каковы его перспективы на следующий год?


Франц Тост: Он работает первую практику и должен изучить команду, выучить трассы, чтобы сотрудничать с инженерами, узнать больше о работе с прессой, подготовиться к тому, чтобы стать, возможно, пилотом Toro Rosso в 2012 году.


Вопрос: А насчет настоящего времени никаких планов нет?


Франц Тост: Нет, на данный момент нет.


Вопрос: У вас есть два пилота?


Франц Тост: Да, у нас два пилота.


Вопрос: Майк, вы рискнете использовать KERS в этом году? Есть такое в планах?


Майк Гаскойн: Это будет сложно для нас, ведь мы небольшая команда. Это требует больших изменений в шасси. Мы должны быть уверены в выгоде его использования, чтобы эти аргументы перевесили возможные риски негативных изменений, например, в аэродинамике. Это сложно для нас. У нас большой объем работы. Мы сделали большой шаг вперед, чтобы догнать команды-середняки, но надо сделать еще больше, ведь наше положение не изменилось даже при том, что мы стали более конкурентоспособны. Мы готовим ряд обновлений к ближайший гонкам, поэтому маловероятно перераспределение наших ресурсов. Но есть то, над чем мы активно работаем уже с перспективой на следующий год.


Вопрос: Норберт, вы чувствуете, что стали потенциальными победителями?


Норберт Хауг: Потенциальными победителями? Мы работаем над этим. Надо оставаться реалистами. В прошлом году было немало сложностей плюс действительно очень сильные соперники. Команда выиграла чемпионат, но многое пришлось реструктуризировать. Был новый уклад, к нему надо было привыкнуть, а это требует времени. Но у нас большой потенциал. Мы учимся и улучшаемся. Конечно, старт сезона выдался неудачным, но в Китае мы уже смогли показать силу. Это наша цель – быть третьей или четвертой командой, а затем идти дальше наверх. В этой борьбе каждый следующий шаг наверх всегда гораздо сложнее. Но, полагаю, что мы на правильном пути.


Вопрос: Мартин, как складывается сотрудничество Дженсона и Льюиса? Что-то изменилось в их отношениях? Они отлично сработались и кажется, что не конкурируют друг с другом.


Мартин Уитмарш: Отмечу одну деталь – они самые главные соперники друг для друга на трассе. Конечно, ни одному из них не нравится быть побежденным другим, так и должно быть. Но они оба открыты друг с другом. Они делятся информацией, шутят вместе, помогают нам. Это не формальное общение, они создают в команде приятную атмосферу для инженеров, для обмена информацией. Им удобно в команде. Конечно, два британских быстрых пилота, оба чемпиона мира в одной команде – это надежда для СМИ, что они когда-нибудь поссорятся. Кто знает, что будет в будущем? Но пока все очень, очень хорошо. Они соперничают на трассе и подгоняют друг друга. Мы видели это на трассе в этом году. Они хотят опередить друг друга, но при этом они уважают друг друга и думаю, что успокаивают мои нервы, когда я смотрю с пит-уолл как они соперничают. Может кто и задается вопросом: насколько я сумасшедший руководитель команды, что позволяю пилотам вот так бороться друг с другом.


Вопрос: Это действительно лучшая пара, с которой вы работали?


Мартин Уитмарш: С точки зрения отношений, то да. Это очень, очень хорошо. Их отношения естественны, не наиграны, эти отношения искренние.


Вопрос: Кристиан, расскажите о встрече конструкторов или руководителей команд. Что обсуждалось и какие решения были приняты? Или будет обсуждаться?


Кристиан Хорнер: Встреча конструкторов?


Вопрос: Руководителей команд, встреча членов FOTA, не знаю, как это называется у вас…


Кристиан Хорнер: Одна будет в этот уик-энд. Я не знал о ранней встрече. Мартин – председатель. Вы у него спросите.


Мартин Уитмарш: Это обычная встреча состоится в воскресенье утром, на ней обсудим текущие проблемы и вопросы.


Вопрос: Кристиан, что сегодня случилось с Себастьяном?


Кристиан Хорнер: Бывает. Это один из тех моментов, когда мы как команда хотели бы, чтобы не было. Дождь усилился после того, как Себастьян выехал. Он зашел широко на выходе в восьмом повороте, затем потерял управление и врезался. Болид был поврежден достаточно сильно, мы решили не делать все в спешке, чтобы успеть к второй практике, а пропустить ее, но более тщательно подготовить машину к завтрашнему дню. Повреждения действительно очень сильные, это добавило механикам работы сегодня днем.


Вопрос: Это редко случается…


Кристиан Хорнер: Не могу вспомнить, когда Себастьян вылетал с трассы. Но такое иногда случается. Дождь действительно стал сильнее. Мы видели, что в том месте и другие пилоты теряли управление. Но Себастьян не успел поймать машину. Там очень скоростной поворот и фрагмент искусственной травы, на которой нет сцепления, поэтому его ударило в барьер. Он пропустил вторую практику, зато сэкономил шины. Ведь никогда не знаешь, когда они понадобятся.

Вопросы с мест


Вопрос: Мартин, первая сессия для McLaren была очень спокойной. Думаю, что ваши пилоты проехали лишь несколько кругов. Но смогли ли вы во второй практике установить на болиды модернизированные детали, или их комплектация такая же, как и в Китае?


Мартин Уитмарш: Нет, у нас есть несколько модернизаций. Утром мы решили, что у нас не будет времени на всю запланированную программу. Жаль. Думаю, что всем известно, что обычно в первой пятничной практике у нас довольно насыщенная программа. Но в этот раз мы знали, что не сможем проделать сколько-нибудь значительную работу. Это немного нас задержало, но все в такой же ситуации. Количество тестов ограничено, но у нас было несколько небольших деталей, ничего крупного. Думаю, что эта трасса очень требовательна, как мы уже видели. Мы были потрясены происшествием из-за той кочки в 12-м повороте, так что думаю, над этим нам нужно поработать. Пилотам однозначно было неудобно. Я бы не хотел быть на их месте, когда они проезжали по этой кочке. Думаю, нужно с ней что-то сделать. Это довольно крупная кочка, она вредит большинству болидов, но думаю, что мы пострадали больше других. Во второй практике мы многому научились. До конца уик-энда сохранится высокая вероятность дождя, и в воскресенье он будет наиболее вероятен, а у команд в запасе не так много дождевых или промежуточных шин. Мы видели, что не сможем собрать много данных, не сможем работать над модернизациями. Легко можно попасть в аварию, и, честно говоря, то, что произошло с Себастьяном, могло случиться с каждым из нас. Когда произошла эта авария, наши пилоты завершали установочный круг и собирались начать быстрые круги. Это все, что мы планировали. В конце Льюис не смог выехать на трассу. Так что утро было довольно спокойным, как вы и сказали. Вторая половина дня была насыщенной, но время было ограниченно, поэтому нам нужно было отработать длинные дистанции с большой загрузкой топлива и на тех шинах, на которых мы планируем стартовать в гонке.


Вопрос: Многие сейчас говорят о будущем Формулы-1, о возможной ее продаже. Каково ваше мнение?


Роберт Фернлей: Думаю, что это должна быть совместная программа. Хорошо говорить о том, что мы хотим лично, но мы группа команд, и здесь нужен консенсус. Думаю, что FOTA будет говорить об этом во главе с Мартином и Эриком Буллье. Конечно, есть индивидуальные предпочтения, но полагаю, что все они должны быть в рамках общего мнения команд.


Франц Тост: Это важно. Вы знаете, что с 2013 года в Формуле-1 будет использована новая трансмиссия и ее стоимость не должна быть слишком высокой для частных команд. В этом мы нашли общий язык с FOTA. Кроме того, совместно было решено, что мы идем в страны, которые могут позволить себе Формулу-1, и где мы можем также получить доход, увеличив зрительский рейтинг гонок. Последние гонки, особенно Китай, были очень интересными и надо продолжать в том же духе.


Майк Гаскойн: Для Формулы-1 важно развиваться, важно рассматривать экологические проблемы, но надо смотреть на все с точки зрения перспективы и экономии средств, чтобы не росли расходы. Также важно учитывать и зрелищность, и то, что независимые и небольшие команды могут быть менее конкурентоспособны. FOTA в этом плане - хороший помощник в уравнивании ситуации. Надо идти дальше, но при этом помнить, что любые изменения должны быть взвешены всесторонне. Формула-1 станет интереснее, когда в ней будет много конкурентоспособных команд. И надо быть уверенным, что к этому придем.


Норберт Хауг: Прежде всего, хотел бы коснуться последней гонки. Мы все долгое время в Формуле-1, но все мы давно не видели такой зрелищной и захватывающей гонки, смены лидеров, ярких событий, когда Марк Уэббер с 18-го места пробивается на третье, почти догнав своего партнера по команде, который стартовал с поула. Мы должны понять, что дает спорт, что происходит сейчас и это хорошо, что Формула-1 представляет немало интересных и волнующих гонок. Влияние FOTA на команды, сотрудничество с FIA, новые шины – все это хорошо и мы сейчас в том положении, что надо сокращать расходы. Сейчас команды платят треть от того, что платилось пять или восемь лет назад. Мы должны помнить и об этом факте тоже. Формула-1 очень, очень хороша. Есть команда-лидер, есть McLaren, который догоняет ее, есть команды, которые ведут свое преследование. Все они делают свою работу: Force India, Toro Rosso, у каждой есть свои особенности. Посмотрите на борьбу такой традиционной команды как Williams. Посмотрите на нас, нам трудно бороться за третье место, но мы продолжаем и хорошо, что мы в Формуле-1. Это хорошо, что Серебряные стрелы вернулись в Формулу-1. Всем нужна стабильность для развития, это требует большой работы. Я не хочу рисовать сейчас картину в розовых тонах, но важно знать, что у нас есть сейчас, что уже достигнуто и что мы можем вместе улучшить еще в совместном сотрудничестве.


Кристиан Хорнер: Формула-1 – это фантастический спорт и нам всем повезло, что мы в этом спорте. В последние годы путь, по которому этот вид спорта развивался был хорош. Гонки были фантастическими. Борьба на трассах стимулировала рост интереса к спорту. Это можно увидеть по росту рейтинга телезрительской аудитории, по посещаемости трасс. И это не случайно. Это результат совместной работы держателей коммерческих прав и FIA, и команд, и пилотов. Для Формулы-1 важно продолжать развиваться, крайне важно. Но важна и стабильность. Ведь наша цель и в зрительской аудитории, чтобы гонки были интересными, чтобы люди получали зрелище, когда человек и машина работают на пределе. Формула-1 должна продолжать оставаться такой: яркой, эффектной, запоминающейся. При этом нам всем важно помнить и о балансе между независимыми командами и производителями. Затраты сейчас заметно снизились, раз такая независимая команда как Red Bull смогла лидировать и победить. Конечно, то, что побеждают независимые команды – это плюс для спорта и его дальнейшего развития.


Мартин Уитмарш: Кристиан практически все и резюмировал, мне добавить нечего. За последние 20 лет мы не управляли спортом, как надо было. Была борьба, был дух соперничества, который приносил с собой порой весьма разрушительные последствия. Но сейчас идет период беспрецедентного сотрудничества команд, сотрудничества, которое требовало компромисса как от команд-производителей, так и небольших команд. Были приложены фантастические усилия, чтобы добиться этого компромисса. Но вместе команды стали работать лучше. У нас были и отличные чемпионаты, и скучные, но надеемся, что в этом году чемпионат будет особым. Мы должны сотрудничать с коммерческим держателем прав, с руководством, чтобы развивать спорт как можно лучше. И теперь очень важный вопрос зрелищности. Об этом надо говорить людям и мы должны развивать и этот вопрос. Я не говорю, что кто-то должен делать это персонально, он, или он. Мы все часть этого спорта. Все мы, шесть человек, здесь сидящих, часть Формулы-1, а потому и часть истории спорта. Но мы должны быть и частью будущего, теми, кто поможет спорту развиваться дальше. Сотрудничество должно продолжаться. Нельзя почивать на лаврах, считая, что все уже сделано. Как сказал Кристиан, мы дожны думать о зрелишности, улучшать сотрудничество, потому что все это жизненно важно. Есть команды, которые нуждаются в поддержке, и мы должны быть уверены что наш спорт открыт для команд. Мы не хотим потерять никого из тех, кто есть у нас, если у нас есть возможность помочь им.


Вопрос: Говоря о FOTA, Формуле-1 и о ее будущем – я буду рада, если любой из вас ответит на вопрос – Важно ли, после утверждения нового Договора согласия трансляция событий Формулы-1 останется бесплатной? Или они могут стать платными?


Мартин Уитмарш: Думаю, что бизнес всех команд основан на бесплатных трансляциях. Мы продаем большое и широкое освещение в СМИ. Это модель бизнеса, и я уверен, что все команды в Формуле-1 захотят ее сохранить.


Вопрос: Вопрос к Мартину, но если кто-то захочет добавить… Мы все еще не знаем, будет ли в этом году 19 или 20 гонок. Решение по Бахрейну отложено до следующего месяца. Насколько мнение команд учитывается, потому что именно вам придется принимать участие в гонке, если она состоится?


Мартин Уитмарш: Повторю, что я считаю, что FIA и владельцы коммерческих прав планируют календарь гонок. Мы просто участвуем в них. Думаю, что сейчас ситуация разрешается. Не думаю, что кто-то советуется с какой-то из команд. Всегда сложно планировать календарь. Есть сложные вопросы. Думаю, нужно подождать, пока нам не сообщат о решении.


Вопрос: Вопрос из двух частей. Как вы думаете, что делает трассу удобной для обгона, и что помогает пилоту обгонять?


Кристиан Хорнер: Интересный вопрос, который сложно понять полностью. Есть трассы вроде Бразилии, где всегда проходят хорошие гонки. Есть определенные трассы вроде Монте-Карло, где не всегда хорошо обгонять, но всегда проходят интересные гонки. Думаю, что интересны те инструменты, которые у нас появились в этом году – система KERS, когда она работает, и управляемое заднее антикрыло. Эти два элемента очень помогли пилотам. В последних двух гонках Марк Уэббер обогнал около 20 болидов – больше, чем он обогнал за последние лет пять. Эти инструменты помогли пилотам. Думаю раньше последние два гран при – Малайзии и Китая – обычно были довольно статичными. Больше играла роль стратегия. Хотя стратегия остается важной, но часть стратегии – это обгоны, и нынешние средства дали для них больше возможностей. Не уверен, ответил ли я полностью на ваш вопрос, но надеюсь, что немного раскрыл его.


Майк Гаскойн: Всегда есть гонки, где никто никого не обгоняет – Валенсия – и я думаю, что с теми изменениями, которые мы внесли в шины и в стиль гонки, нам нужно подождать тех Гран При, на которых обычно пилоты ехали в неизменной очередности. И если на этих трассах появятся обгоны, думаю, нам удалось показать… Много раз мы пытались изменять болиды, чтобы увеличить количество обгонов. Это оказалось очень сложной задачей, почти невыполнимой. Конечно, необходимо учитывать и дизайн трассы. К тому же с нынешним поведением шин можно с меньшими финансовыми затратами повысить зрелищность гонок, не прибегая к дорогостоящему изменению болида. В прошлом мы тратили слишком много денег, при этом не улушая гонки. В этом году шины указали нам, в каком направлении следует двигаться.


Вопрос: Вопрос к Кристиану об аварии Себастьяна. Могу себе представить, что в этой аварии повредились модернизированные детали, подготовленные для этой гонки. Сможете ли вы без проблем их заменить, или вам придется сделать шаг назад?


Кристиан Хорнер: Думаю, болид довольно хорошо оборудован. Взгляните на данные и на те детали, которые были повреждены в аварии. Но информация, которой я сейчас владею, показывает, что мы в хорошей форме. Но нам нужно разобраться, в какой конфигурации ребята собираются завтра выпустить болид на трассу.


Вопрос: Этот уик-энд еще и грустный для нас, как для жителей Стамбула. Считается, что это последняя гонка здесь. Что вы думаете об этом, смотря на семь лет, семь гонок которые были здесь? Что вы ощущаете? Что для вас Стамбул-парк? И можете ли вы помочь нам решить проблему?


Мартин Уитмарш: Я не знаю, потому что решение еще не принято. Я надеюсь, что это не будет последней гонкой. Стамбул – великолепный город, люди приезжают сюда и эта трасса одна из современных. Мы любим быть здесь. О будущем этого Гран При немало предположений. Может быть некоторые из моих коллег лучше осведомлены чем я, но у меня нет информации, что это гонка последняя. Я очень надеюсь, что это не так.


Франц Тост: Было бы большим разочарованием, если это будет последней гонкой, потому что здесь хорошо построена инфраструктура, все красиво. Жаль, если мы не приедем сюда. Хотя проблема решается просто – дайте Берни больше денег и мы приедем.


Норберт Хауг: Это особая трасса с прямыми. Мартин также уже сказал, что это особая трасса. Поворот восемь – это вообще фантастика. Город тоже замечательный. Нам нравится быть здесь, но не все мы решаем. Мы были здесь с DTM, были и с нашими партнерами из McLaren. Трижды здесь выигрывали наши двигатели. Нам есть что вспомнить об этой трассе, немало приятного. Я уверен, что у нее может быть будущее.


Вопрос: Мартин, я хотел бы вновь обратиться к теме телетрансляций и возможной платы за них. Как действительно получить свободный доступ, потому что скажем если ВВС сможет заплатить за лицензию, а вот другие… И к тому же если плата взымается, то это уже платное телевидение. Если посмотреть на Интернет, то там можно найти бесплатное видео с гонок, но это не деловой подход к трансляциям. Кто-то из ваших коллег сказал, что они вытащили из Интернета лишь 42 секунды телетрансляции с Китая. Это сложно назвать бесплатной трансляцией о которой говорилось ранее, как вы думаете?


Мартин Уитмарш: Вы правы. Вопрос телетрансляций – куда более сложен. Важно помнить, что у Формулы-1 очень большая аудитория. СМИ сейчас куда более сложны чем раньше, а потому дебаты будут продолжены. Но мы не хотим терять зрительскую аудиторию.


Вопрос: Не будет ли правильнее сказать, что будущее в спонсорстве теперь здесь, а не в рекламных наклейках?


Мартин Уитмарш: Формула-1 остается третьим по зрелищности видом спорта, а потому требует к себе дифференцированного подхода. СМИ – одна из самых ярких движущих сил нашего спорта. Поэтому в обозримом будущем ожидаем, что бренды, которые вовлечены в Формулу-1 будут использовать все возможности.


Вопрос: Кристиан, после неудачного завершения сезона 2010 года и неутешительного начала 2011, сравнивая его результаты с напарником, можете ли вы сказать, что Марк Уэббер является кандидатом на вылет из команды на следующий год? Действительно ли он в опасности разрыва контракта? Он сказал вчера, что его судьба в его руках, что означает, если он хорошо выступит, то сможет остаться в Red Bull. Это правда? И третье: если вы хотите что-либо поменять, то возьмете ли вы на его место пилота из Toro Rosso или другой команды?


Кристиан Хорнер: Ничего себе! Вот это вопрос! У Марка было сложное начало сезона, но в Китае он провел просто феноменальную гонку. У него была неудача в квалификации, но он выступает на очень хорошем уровне. И динамика двух пилотов нас вполне устраивает. Они стимулируют друг друга, подгоняют. Марк, которому 35, сам изъявил желание заключить контракт лишь на год. Это согласовано между ним и командой. Если говорить об этом сезоне, то прошло только три гонки. Пока рано говорить о 2012 годе. Мы довольны Марком, рады, что он работает с нами, его любят в команде. Поэтому говорить о расторжении контракта не приходится. Конечно, мы обсуждаем с Марком его будущее, но это частные беседы и не будут оглашены в СМИ. Когда придет время, то скажем об этом. Toro Rosso делает большую работу по подготовке молодых пилотов. Себастьян Феттель пришел в Red Bull через молодежную программу и дипломированный специалист Toro Rosso. Мы, конечно, следим за тем, как развиваются пилоты в Toro Rosso. Там есть целая плеяда пилотов: Даниэль Риккиардо, Жан-Эрик Вернье, даже Карлос Сайнс младший в Формуле Renault. Red Bull вложил капитал в развитие и поддержку молодых талантов, но пока рано говорить, что они сядут в кокпит болида Red Bull. Мы довольны тем, что есть сейчас, на этом и сосредоточим наше внимание.

Следующая новость
Гран При Турции: Дженсон Баттон - лучший на второй практике

Предыдущая новость

Гран При Турции: Дженсон Баттон - лучший на второй практике

Следующая новость

Льюис Хэмильтон и пилот NASCAR Тони Стюарт обменяются машинами

Льюис Хэмильтон и пилот NASCAR Тони Стюарт обменяются машинами
Загрузить комментарии