"Мы вернем экспонаты моего музея". Эмерсон Фиттипальди о скандале в Бразилии

В эксклюзивном интервью гоночная легенда Эмерсон Фиттипальди рассказал Motorsport.com о финансовом положении своих компаний и недавнем телесюжете, который, по ощущениям звезды, направлен на подрыв его репутации.

Двукратный чемпион Формулы 1, завоевавший свои титулы с Lotus и McLaren. Двукратный победитель гонки Indy 500 и обладатель титула в ChampCar. Эмерсон Фиттипальди – колосс автоспортивного мира.

Но недавно один из бразильских телеканалов показал сюжет, как из его музея за долги забрали трофеи и гоночные машины. Фиттипальди откровенно поведал о финансовом положении своей группы компаний – и признался, что сейчас занят решением проблем.

Эмерсон не единственный, кто попал в такую ситуацию. Бразильская экономика в целом пребывает в рецессии, а ставки кредитов очень высоки. Бывший пилот также отметил, что его активы превосходят размер задолженности, а потому о банкротстве речи нет. Сейчас юристы группы работают над возвращением машин в музей – есть надежда, что это случится уже на будущей неделе.

Сам Фиттипальди посетил штаб-квартиру Motorsport.com в Майами и рассказал главному редактору Чарльзу Бредли о происходящем. Вот его слова.

Бизнес под угрозой, но болельщики выражают поддержку

«Я был невероятно расстроен, увидев эту передачу в воскресенье вечером. И сделал вывод, что они использовали моё имя и мои изображения для своих рейтингов, – сказал он. – Мне показалось, что это был заказной материал, призванный деморализовать нас и разрушить то, что я создал за 40 лет участия в гонках по всему миру.

Прежде всего хочу сказать спасибо тысячам гоночных болельщиков за их сообщения со словами поддержки, которые я получил из всех уголков Земли. Я благодарен за поддержку всем им, а также своим друзьям и спонсорам. Они знают меня, знают, чего я добился и как работаю. Сейчас я не жалею сил, чтобы выправить ситуацию.

Многие недостаточно хорошо понимают, что кроме Ф1 я привел в Бразилию гонки IndyCar и организовал 6-часовые ле-мановские гонки – это, на мой взгляд, потрясающий чемпионат – на Интерлагосе. Это стоило мне немалых денег, и я много потерял на трёх этих проектах.

Последняя гонка получилась удивительной, я выступал в ней на Ferrari 458 и получил море удовольствия. Все прошло очень позитивно, но еще до старта я потерял нескольких спонсоров. Из-за экономической ситуации спонсорская поддержка сокращается. и в такой ситуации мы стали одной из жертв».

Заслуженная репутация

«Я хотел бы со страниц Motorsport.com сказать всем поклонникам гонок, что когда я начал заниматься гонками в Бразилии, мой отец был журналистом, – продолжил он. – Я делал на продажу рули для гоночных машин, потом карты, автомобили Формулы Vee и спорткары. Это позволяло финансировать мои выступления, а также гонки моего брата.

Наша семья была самой простой, отец дал нам очень хорошее образование. Мы работали изо всех сил, чтобы достичь того, чего мы достигли. Когда я переехал в Европу и стал гоняться в Формуле Ford, поначалу было очень сложно. Двигатели для меня готовил Деннис Роуленд, и по ходу уик-энда я сам шлифовал головку блока цилиндров, как простой механик. Мне ничто не давалось в жизни просто, всегда приходилось усердно трудиться.

Именно в результате моих выступлений за Lotus Колина Чепмена и стало возможным проведение Гран При Бразилии в 1973 году. Тогда мировой автоспорт только открывал нашу страну, но потом появились Нельсон Пике, Айртон Сенна, сейчас выступает Фелипе Масса. Всё это фантастическая часть истории Больших Призов.

Я был пионером, вместе с моим братом и Карлусом Пасе. Три бразильских пилота не жалели сил, чтобы создать такой интерес к автогонкам. А сейчас, после стольких лет, они разбили мой имидж и всю репутацию».

Сложное время для бизнеса

«Все знают о проблемах в Бразилии, и для моей группы сейчас тоже очень сложные времена, – рассказал двукратный чемпион мира. – Но мы по-прежнему на плаву – и постепенно разбираемся со всеми неприятностями. Шаг за шагом мы исправляем положение вещей.

Я верю в Бразилию. Я люблю её. И люблю бразильцев. Я инвестировал немалые суммы в производство бразильского этанола. Это было одно из крупнейших вложений на старте проекта по запуску в Бразилии этаноловых заправок.

Другими инвесторами выступили крупные международные компании. Мы ожидали, что цены на этаноловое топливо останутся достаточно высокими и это позволит окупить инвестиции. Но правительство установило цену, с которой этому бизнесу в принципе очень сложно выжить. Сейчас только в штате Сан-Паулу от пяти до восьми нефтезаводов на грани банкротства.

В Бразилии множество сахарного тростника, это идеальное место для производства этанола. Технология его использования в качестве топлива разрабатывалась Bosch и Magneti Marelli, так что можно просто заливать эту штуку в бак любой машины или же смешивать её пополам с традиционным бензином. Бразильская промышленность немало вложила в это – и что же? Они активно привлекали частных инвесторов вроде меня, а потом я просто потерял 7 миллионов реалов ($2,1 млн). Это очень большие деньги – и именно с их утраты начались мои проблемы.

Я называю это отсутствием грамотного управления и неумением разглядеть начинание, которое позволит стране развиваться. Вместо этого Бразилия тратит деньги на закупку нефти у арабов и других производителей. А ведь эти деньги могли бы оставаться в экономике. Это позволило бы развивать инфраструктуру. Так что отсутствие управления налицо. А в итоге моя группа компаний несет потери.

Кроме того, есть банки. Просто чтобы вы понимали, у бизнеса нет возможности занимать средства по ставке ниже 20 процентов. Как можно вести дела, если надо отдавать на 20 процентов больше, чем взял?

Это специфическая проблема Бразилии: одна из самых высоких кредитных ставок в мире. Наши люди не заслужили этого: банкиры получают сверхприбыли, а простой народ страдает. Это коснулось и меня, и тысяч других бизнесменов. Это хаос».

Новое будущее Бразилии?

«В заключение я бы хотел поблагодарить небеса за то, что есть люди вроде Сержиу Моро, молодого судьи из Бразилии, к которому я испытываю огромную признательность и уважение [Моро был прокурором на ряде процессов о коррупции в высших эшелонах власти и бизнеса].

Он много сделал для Бразилии, он противостоит коррупции – как я уже говорил, она достигла такого уровня, которого не было прежде нигде и никогда. Общий объём оценивается в миллиарды долларов, и для Бразилии это уже система, часть жизни. Но Моро каждый день находит что-то новое.  

Этот судья нацелен помочь будущим поколениям, обозначить им новые правила поведения в бизнесе. Надеюсь, что изменится психология людей, что откроет перед Бразилией новые возможности. У нашей страны фантастический потенциал.

У нас есть 200 миллионов человек, готовых работать изо всех сил. Если все те средства, которые Бразилия теряет из-за коррупции, останутся в экономике страны, это позволит выстроить новую инфраструктуру: сделать лучше больницы и школы.

Надо разрушить коррупционные схемы. Мы можем сделать Бразилию гораздо лучше. Для наших людей мы заслуживаем лучшей страны. И новое поколение политиков должно работать ради неё, а не ради себя».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Общая информация , Формула 1 , IndyCar
Пилоты Эмерсон Фиттипальди
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100