«Сейчас и из детского сада можно в Ф1». Интервью с боссом Russian Time

В интервью Motorsport.com глава команды Russian Time Светлана Стрельникова рассказала об ожиданиях перед стартом нового сезона, будущем команды и проблемах GP2.

Russian Time проведет в 2017 году свой пятый сезон в GP2. В прошлом году российская команда стала третьей в общем зачете, а Рафаэле Марчелло и Артем Маркелов закончили год на четвертой и десятой строчках в личном. Россиянин останется в серии еще на сезон, но кто будет его напарником, пока неизвестно. Впрочем, Стрельникова уверена – даже если в пару к Маркелову не удастся найти топового пилота, он сам уже готов стать лидером команды.

Motorsport.com: Светлана, довольны ли прошедшим сезоном?
Светлана Стрельникова: С одной стороны, да. С другой – когда ты не первый, ты никогда не можешь быть доволен до конца.

Итоговое десятое место Артема – это его место? Или он мог быть выше?
Он мог быть гораздо выше. У нас было определенное количество ошибок.

Как его изменила победа в Монако?
Я думаю, он просто поверил в себя. Понял, что может. Да, с одной стороны эта победа была неоднозначной, но с другой – одержана она была при старте с 15-го места. Без его великолепного пилотажа ничего бы не получилось.

В Абу-Даби тоже была великолепная гонка. Он квалифицировался третьим, потом показал, что великолепно борется среди сильнейших в чемпионате. Обгонять тех, кто сзади, и прорываться – это одно дело. Бороться с теми, кто впереди – это совершенно другое.

Он говорил, что цель на следующий сезон – попасть в тройку лучших в чемпионате.
Мы бы очень этого хотели, да.

Кто будет напарником Артема?
Ясности пока нет. Список кандидатов не очень длинный, но окончательное решение еще не принято.

Роль Артема изменится? Раньше для него своего рода ориентиром был Митч Эванс, потом Рафаэле Марчелло. Он может быть лидером?
В идеале, конечно, нам нужны два сильных гонщика. Но если не получится – лидером будет Артем. Он к этому готов.

Предстоящий сезон будет для него последним в GP2?
На данный момент планируется, что да. Если что-то еще не произойдет…

Давиде Вальсекки выиграл чемпионат в пятом своем сезоне.
Нет, мы можем остаться и как [Серхио] Канамасас, как Джонни Чекотто – как говорится, на долгие счастливые годы. Но мне бы хотелось, чтобы в этом году он уже показал то, на что способен на самом деле. Я не могу сказать, что мы прямо всё окончательно уже решили. Всегда есть варианты.

У команды есть будущее после Артема Маркелова?
Конечно. Вопрос весь в том, что через год в чемпионате меняются машины. Что будет с самим чемпионатом?

Carlin решила уйти уже сейчас.
Да, просто из-за отсутствия достаточного количества пилотов с бюджетом. Потому что так или иначе – пусть у нас бюджеты и не такие, как в Формуле 1, – но они формируются на основе денег, которые приносят пилоты. И с этим ситуация на рынке достаточно сложная.

Опять же, в связи с тем, что GP2 не показывают в достаточном объеме по телевидению, спонсоров найти тяжело. Я считаю, что у нас один из самых интересных чемпионатов. Взять хотя бы прошлый сезон – какая была борьба фантастическая! Гонки великолепные, но их реально почти никто не показывает. Всё, что у нас есть – скупые отчеты, но по ним вообще не понять, что это за гонки. Какая чехарда, какие обгоны. Видно, что ездят молодые парни, горячие. На это реально интересно смотреть. Но, к сожалению, это мало кто видит.

Вас не удивляет, что в России GP2 не показывают, хотя в прошлом году были и российская команда и два российских пилота?
У нас вообще мало что показывают. Что я могу сказать? Удивляет. Но я же не могу выйти на улицу, устроить митинг с требованием: «Давайте нас показывать». Есть руководство канала, оно принимает решение. Когда была «Россия 2», нас показывали. Если руководство «Матч ТВ» считает, что этого делать не нужно, мы на это повлиять никак не можем. Тот же самый вопрос: почему не показывает Eurosport? Трудно сказать. Политические на то есть причины или еще какие. Я не знаю. Но я говорю в целом. В Европе GP2 тоже показывают не особенно много. Поэтому сформировать бюджет достаточно сложно. И команды уходят.

Что это значит для вас? Насколько тяжелее станет командам через год?
Сейчас команд станет на одну меньше. Гонщиков найти тяжело. Через год будут новые машины, а это дополнительный фактор непредсказуемости, что командам тоже не нравится. Действующие машины все уже знают досконально, но даже при этом иногда возникают проблемы. В этом году Серега [Сироткин] жаловался на электронику, в прошлом у нас то же самое было с Митчем, когда мы поменяли буквально всё, что только могли – уже весь технический персонал стоял над машиной, пытался понять, что происходит – а она всё равно продолжала глохнуть. Тогда даже технический директор GP2 сказал: «Ну, это какая-то мистика». А с новыми машинами таких проблем будет больше. Например, когда мы были с Артемом в Toyota Racing Series, они как раз представили новые машины. У одного пилота, Джона Симоняна, были постоянные проблемы с коробкой передач. Они эту машину разбирали сто раз – и никак не смогли решить. Так бывает. Не знаю почему.

Плюс, финансовый вопрос. Надо будет покупать новые машины, но не только – еще и дополнительное оборудование. На это нужен большой бюджет. И не имея поддержки от гонщиков, собрать его невозможно.

Есть и еще один момент. Сейчас очень многие пытаются проскочить GP2 – перейти в Ф1 из Формулы 3, например. Поэтому командам строить бизнес тяжело. Непонятно, как всё сейчас работает. Что за система сейчас выстраивается? Если прямо из детского сада можно в Формулу 1 – то зачем нужны остальные серии?

До этого много лет работала какая-то определенная схема: ты пошел в маленькую формулу после картинга, потом в Ф3, а дальше у тебя либо Формула Renault 3.5, либо GP2. И потом уже – если достаточно денег, кому повезло, кто достаточно талантлив и быстр – попадали в Формулу 1. Но если сейчас люди переходят из Ф3 – минуя и GP2, и 3.5 – то встает вопрос о том, зачем вообще они нужны. Даже 3.5 уже многим не по карману, а у нас еще дороже. Поэтому очень бы хотелось, чтобы чемпионат оставался сильным, чтобы уровень был высокий – как команд, так и пилотов.

Когда вы будете принимать решение относительно будущего?
Здесь нет какого-то крайнего срока. Всё будет зависеть от входящей информации. Что станет с чемпионатом? Куда мы будем двигаться дальше? На данный момент у меня даже нет окончательного календаря на следующий год. Как в прошлом году – мы были последние, у кого появилось расписание. Все уже гоняться начали, а мы даже не знали, куда поедем. Это же тоже влияет на многое – на планирование, бюджет и так далее.

Вы упомянули про Toyota Racing Series. В этом году вы с Артемом туда не поехали. Почему?
Не мы одни. Там много новичков, а Артем уже достаточно опытный пилот, всё-таки. Подставляться под молодых горячих ребят там не хочется. Это риск. Он же в первом году перевернулся там, а безопасность трасс там не на том уровне.

Артем ездил туда в том числе и для того, чтобы решить проблему квалификаций.
Да, всё помогло. И накат в GP2, и Toyota, и тот же самый фитнес и, собственно говоря, психологи, тренеры. Он уже долго занимается с Робом Уилсоном.

Помимо Формулы 1, какие варианты рассматриваются для Артема в качестве продолжения карьеры?
Что у нас есть? Америка. WEC, куда сейчас все уходят. Артему очень нравится «Ле-Ман». Он бы хотел принять участие в гонке. Посмотрим. Нас разнесли в этом году по датам. Так что если Берни Экклстоун (интервью состоялось до его отставки, – прим. ред.) не будет чинить препятствий, придумывать, почему гонщики в свободный выходной не могут поехать в Ле-Ман, тогда всё возможно. Почему нет? Попробовать ему бы хотелось. «Ле-Ман» – гонка просто великолепная.

Никаких конкретных планов нет. Переговоры с некоторыми командами уже были. У нас есть предложения, но ничего конкретного пока нет. Ему самому интересно. Как вызов – проехать «24 часа Ле-Мана». Хотя бы потому что он ни разу не принимал участия в суточных гонках.

Рафаэле Марчелло расстался с мечтой попасть в Формулу 1. Как вы отнеслись к этому решению?
Это же не решение самого Лелло. Просто обстоятельства так сложились. Так вышло, что он был в Ferrari, в ее Академии, а потом туда пришел Маурицио Арривабене, и они не нашли общий язык. Видимо, каким-то образом поссорились из-за каких-то высказываний в прессе.

Это исключительно итальянская история. Там была какая-то большая перепалка, и я так понимаю, перед ним закрылись многие двери. Да и к тому же, Лелло очень высокий. Почему, скажем, Масса всем так нравится? Он маленький, его в любой кокпит засунуть можно – он уже на месте. А Лелло большой, под него нужно строить машину. Ему будет неудобно в любой другой. И это тоже дополнительный фактор. Ну и, может быть, он не был настолько прям великолепен, чтобы команды по-настоящему заинтересовать.

Артему может помочь контракт, скажем, тест-пилота с командой Ф1 в следующем году?
Трудно сказать. Это дополнительный бюджет – это мы все знаем. Стоит это того или не стоит? Если есть свободный бюджет – то, наверное, стоит. Но сильно ли это поможет? Это совсем другая машина. Скажем, такой опыт сильно помог Марчелло? Он работал с Sauber во время пятничных тренировок. Помогло ли это ему? Я не думаю. Потому что у него и свои ошибки были, и в начале сезона он плохо с резиной работал.

Такого, чтобы работа с командой Ф1 сразу позволила добиться прогресса, нет. Что помогло бы – это тесты на машинах GP2, но они запрещены.

Команда строится вокруг Артема. Как на это смотрят его напарники?
Нет такого, что команда строится вокруг Артема. Мы работаем всегда одинаково с обоими пилотами. У нас цель – выиграть командный титул. Если бы команда строилась вокруг Артема, Митч Эванс, наверное, приезжал бы позади. Мы работаем над тем, чтобы добиваться максимального результата. У нас никогда не было такого, чтобы пилоты не делились телеметрией, у нас все инженеры работают вместе, на общий результат. Несмотря на разный стиль пилотирования, вся телеметрия открыта. В других командах могут быть другие порядки, я слышала. Но у нас пилоты равны.

В плане инфраструктуры, личного состава команды всё пока остается без изменений?
Да, всё будет так же. Я считаю, что мы построили достаточно хорошую команду, чтобы прогрессировать и двигаться вместе к победе в чемпионате.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия FIA F2
Пилоты Рафаэле Марчелло , Артем Маркелов
Команды Russian Time
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100