«Думал, что Нато догнать не успею». Маркелов о победе в Бахрейне

Пилот Russian Time выиграл первую гонку сезона Формулы 2 и сразу после финиша рассказал о ней корреспонденту Motorsport.com.

Артем Маркелов возглавил личный зачет возрожденной Ф2, одержав победу в открывающей гонке сезона. Россиянин, начавший гонку с седьмой позиции, уже к первом повороте смог выйти на третью позицию, а затем навязал борьбу Норману Нато и Шарлю Леклеру. Пилот Russian Time смог выбраться на второе место, обойдя первого из них еще до обязательного пит-стопа, но оба соперника в итоге сменили резину раньше россиянина. После своей остановки Маркелов выехал на трассу третьим с отставанием в восемь секунд от этой пары лидеров, но на последних кругах не только догнал их, но и смог последовательно опередить.

Для Артема это вторая победа в категории. В прошлом году, когда серия еще носила название GP2, он выиграл в Монако.

Артем, как эмоции? Лучше, чем в Монако?
По эмоциям – нет. В Монако их было больше. Всё-таки это первая победа. Тогда это была победа с 15 места, и это была победа в Монако.

Но там не обошлось без удачи. Здесь же всё совершенно по делу.
Мы старались. Работали и получили результат, ради которого и трудились.

Перед началом сезона вы представляли, что можете рассчитывать на победы уже с самого старта?
Мы видели это еще на тестах, хоть в таблицах этого и не было заметно. Мы просто пробовали разные настройки, тренировались. Что в принципе и использовали в этой гонке. В итоге все вышло хорошо.

Как вы сами изменились по сравнению с прошлым годом?
Стал спокойнее, выдержаннее. Умнее. Мы все с каждым годом становимся старше, умнее, мудрее.

Не все получилось в квалификации, во многом из-за инцидента с Антонио Фукоко. На что можно было рассчитывать, если бы всё прошло гладко?
Вообще, первый сектор у нас был второй по скорости. Я думаю, что если бы мы продолжили круг в том же темпе, то могли бы быть и в тройке.

Старт стал, по сути, ключевым эпизодом. Как все смотрелось из кокпита?
Мы тренировали еще в Абу-Даби в прошлом году старты, потому что они у нас в прошлом году были очень плохими, мы проигрывали часто по несколько позиций на них. В этом же году все намного лучше. С седьмого места я выехал третьим к первому повороту. Значит, хорошо потрудились.

Вы были очень близки с Ником де Врисом.
Я предполагал, что он будет пытаться обогнать меня снаружи, и поэтому вошел чуть быстрее в первый поворот, чтобы выйти наружу быстрее, чем он, и постараться оказаться чуть впереди на выходе из третьего.

Насколько сложно было в начале? Складывалось впечатление, что вы просто ждали, пока Шарль Леклер и Норман Нато разберутся между собой и кто-то из них вывалится из зоны DRS…
Мы на тестах отрабатывали разные сценарии и пришли к выводу, что если в самом начале отрезков сильно атаковать, то резины к концу просто не остается. Мы в принципе придерживались плана всю гонку. Мы выжидали в начале, чтобы выстреливать в конце. Что и сработало.

В конце первого отрезка вы уже догнали Шарля, и он свернул на пит-лейн. Для вас стало неожиданностью, что он поедет менять резину так рано?
Чуть раньше на этом круге я как раз сказал своему инженеру, что он уже начинает испытывать проблемы с резиной, и что я почти уверен, что на этом круге он заедет на пит-лейн. В принципе, мне было понятно, что он будет делать.

Я думал, мы сделаем то же самое на следующем круге, но мой инженер Пау сказал, что мы должны продержаться еще три круга. В принципе, это был риск, потому что мы потеряли много времени в тот момент, когда они догоняли меня на новой резине. Но потом мы всё отыграли в конце, поскольку у нас резина была лучше в конце.

Когда вы выехали с пит-лейна и увидели, что отрыв составляет восемь секунд, не было мысли смириться с третьим местом?
Я пытался в самом начале разогнаться, но инженер меня успокоил, сказал: «Просто поддерживай темп, у нас всё будет в конце». В середине отрезка я попытался опять поехать быстрее, чувствовал, что резина была в хорошем состоянии, и этот темп мне удалось продержать до конца гонки – и в итоге получился хороший результат.

Приходилось бороться с собой и желанием начать атаковать раньше?
Только в самом начале, сразу после пит-стопа, потому что увидел, что отставание достаточно большое. Я попытался их было догнать, но меня быстро успокоили.

Когда вы поняли, что победа возможна? Потому что еще за четыре круга отрыв был всё тем же – почти восемь секунд.
Я начал приближаться как раз на последних четырех-пяти кругах, до этого держался примерно в одном и том же темпе. Я просто пытался сохранить резину до конца гонки. Это было самое тяжелое.

Вы пытались планировать атаки? Сложилось впечатление, что Леклера опередить удалось несколько не там, где хотелось, так?
Да, я не хотел обгонять его до последнего поворота, до линии DRS. Я хотел активировать DRS, чтобы просто проехать его на прямой, чтобы еще и оторваться сразу же. Потом я думал, что на самом деле не успею догнать Нато, но на последних двух кругах понял, что пора уже выжимать всё из резины, по полной.

Здесь вы уже ждать с атакой не стали, несмотря на то, что в запасе еще был один круг.
На предпоследнем круге у меня начали появляться проблемы с резиной, и на самом последнем у меня уже шины были как у них.

Вы выглядите удивительно спокойным. Такое ощущение, что это не вторая победа в серии, а как минимум шестидесятая…
Не знаю, может после шестидесятой буду и веселее. У нас еще есть гонка завтра, нужно к ней хорошо подготовиться, расслабляться рано.

Цели на чемпионат, наверное, уже понятны. Кого вы видите в качестве главных соперников?
Нато, Роуленд, Леклер, де Врис. Все будут ехать очень хорошо. Надеюсь, мы поборемся с ними красиво.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия FIA F2
Событие Бахрейн
Мероприятие Суббота, гонка
Трек Международный автодром Бахрейна
Пилоты Артем Маркелов
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100