Выступления в WEC помогли Хартли подготовиться к Ф1

Гонщик Toro Rosso, который в 2018-м проведет первый полный сезон в Формуле 1, назвал марафонские гонки идеальной подготовкой к Гран При, однако выразил сомнение, что таким же путем в чемпионат сможет попасть кто-либо еще.

Брендон Хартли четыре года был заводским гонщиком Porsche в LMP1 и в конце 2017-го стал победителем «24 часов Ле-Мана» и обладателем мирового титула в соревнованиях на выносливость. Новозеландец попал в Ф1 после приглашения от Toro Rosso заменить Даниила Квята в конце прошлого года, после чего провел в ее составе четыре гонки.

«Я пилотировал Porsche в LMP1, и я бы сказал, что это была идеальная подготовка к Формуле 1, – сказал Хартли журналистам накануне Гран При Австралии. –  Гонки в Ле-Мане за Porsche сопровождались сильным давлением, так что я чувствую себя вполне готовым к Ф1, где прессинг чрезвычайно велик.

Здесь все схоже с "Ле-Маном" – работа с 20-30 инженерами на трассе, то же взаимодействие с механиками и СМИ. Кроме того, в первые годы, работая в команде с Марком [Уэббером] и Тимо [Бернхардом] – причем заодно, а не против друг друга, – я многое от них узнал. Это был нетрадиционный путь к Формуле 1, и я надеюсь, что смогу показать: он был правильным, и мне это помогло».

На вопрос, смогут ли теперь другие гонщики рассматривать LMP1 в качестве пути к Ф1, Хартли ответил: «Я не знаю. Думаю, мне повезло оказаться вовремя в нужном месте. Так было на протяжении всей моей карьеры – я впервые попал в Red Bull в возрасте 15 лет, прямо из Новой Зеландии, у меня тогда даже не было средств, чтобы приехать в Европу.

Затем, когда появилось место в Porsche, они искали молодого парня. Момент был действительно ключевой, и вся эта история, тот факт, что программа в LMP1 подходила к концу – уникальная ситуация.

Но нет оснований утверждать, что этим путем не может пройти кто-то другой. Это трудный вопрос. Не думаю, что в скором времени подобное произойдет, да и вообще мне не кажется, что я сам мог бы такое планировать».

На вопрос, сложнее ли пилотировать машину Porsche LMP1, чем Toro Rosso, Хартли отметил: «Шины намного сложнее. Я бы сказал, что с ними труднее попасть в идеальный рабочий диапазон. Инженеры очень помогают, но пилот сам должен многое сделать, чтобы понять, как этого добиться – не только в гонке, и в квалификации.

Это намного сложнее. Но в плане систем, процессов и функциональности рулевого колеса я бы сказал, что уровень сложности равный, просто в деталях все по-другому. В LMP1 у нас был привод на четыре колеса, гораздо более мощный электродвигатель. Здесь же все на задней оси. Существует несколько разных ограничений. Я бы сказал, что автомобили одинаково сложные, но если нужно получить максимальную отдачу от автомобилей, машина Ф1 гораздо сложнее и физически требовательнее».

Дополнительная информация: Мэтт Бир

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Брендон Хартли
Команды Toro Rosso
Тип статьи Новость
Rambler's Top100