«Встретились с Робертом. Обнялись». Блог Петрова

В очередной записи своего блога на Motorsport.com Виталий Петров подводит итоги пролога WEC в Монце, рассказывает о первой за шесть лет встрече с Робертом Кубицей и продолжает отвечать на ваши вопросы.

Прежде всего хотелось бы сказать, что я рад, что мы объявили о планах на предстоящий сезон. Я поеду в чемпионате мира по гонкам на выносливость за Manor при поддержке SMP Racing, и, как вы наверняка знаете, мы уже начали готовиться к гонкам.

Понятно, что болельщикам хочется услышать о целях на сезон – и, собственно, об этом можно говорить прямо сейчас: я думаю, в этом году буквально у всех команд в LMP2 будет шанс бороться за чемпионат, и у нас в том числе. Ввиду того, что техника практически одинаковая у всех, результаты будут плотными, а исход борьбы определят детали. Во многом даже от того, как команда сработает на пит-стопах, насколько четко она будет работать на протяжении всего чемпионата. Почему я говорю об этом в первую очередь? Только потому, что теперь остановок у нас станет больше. Если в прошлом году мы проезжали гонку с шестью пит-стопами, но теперь их будет девять. Каждый пилот фактически должен будет отработать три отрезка во время гонки, а на механиков ляжет дополнительная ответственность.

Во время пролога в Монце плотность результатов была очень высокой, десять экипажей в одной секунде, а в том же Ле-Мане команд в LMP2 будет около двадцати пяти. Чтобы победить, нужно все делать безупречно.

Если говорить о тестах, то в принципе все прошло очень неплохо. Конечно, хотелось бы, чтобы команда начала готовиться к чемпионату раньше, но мы знаем, что в этом году многие коллективы предпочли заказать шасси у Oreca, у которой возникли объективные трудности – здесь все понятно, мы понимаем, насколько это ответственная задача, ведь производитель пытается обеспечить всех равной и надежной техникой, которая в состоянии доезжать до финиша и доезжать быстро. Приятно, что Oreca справляется. У нас не было практически никаких проблем по ходу тестов – возможно, мы потеряли минут двадцать за два дня, но это мелочи. Многие жаловались на проблемы с электроникой, но и здесь мы должны отдать должное специалистам Oreca, которые буквально по ходу тестов подвозили на трассу новое программное обеспечение. Нам не нужно было прерываться – мы постоянно получали какие-то обновления.

Конечно, не очень удобно работать с одним шасси на пятерых пилотов – шасси для второго экипажа пока не было готово, поэтому нам пришлось делить машину между всеми, и я осознанно решил предоставить ребятам чуть больше времени за рулем, потому что было очевидно, что им накат нужнее. Не потому что они не справляются или что-то в этом роде – просто машины стали действительно быстры: и в поворотах, и на торможениях, и на разгонах – мы теперь всего на пять секунд с круга отстаем от LMP1 по сравнению с девятью в прошлом году – и адаптироваться к этому непросто. В целом, я думаю, мы остались удовлетворены. Похоже, времени хватило всем, что радует. Мы готовы к борьбе.

Со всеми ребятами уже налажен хороший контакт. Я прилетел в Монцу за два дня до начала тестов, мы сразу познакомились с напарниками, все время ходили вместе есть, старались проводить друг с другом как можно больше времени, общаться. У нас уже сложилась в коллективе хорошая рабочая атмосфера, а это в гонках на выносливость очень важно.

Встреча с Кубицей

Один из самых эмоциональных моментов за прошедшие дни – это встреча с Робертом Кубицей. Мы не виделись с ним шесть с лишним лет и, честно говоря, мне было невероятно приятно снова с ним пообщаться. Мы встретились еще в первый день. Как это бывает на тестах, я пришел в дирекцию сдавать лицензию, заполнять бумажки и так далее – сидел за столом и, просто обернувшись назад, увидел Роберта. Мы сразу обнялись, по-доброму поговорили, даже чуть задержав остальных. Людям пришлось нас немного подождать, но никто не торопил.

До этого я его видел в последний раз на больничной койке в Италии в феврале 2011 года. Я помню как тогда, едва получив новости об аварии, мы сразу сели в самолет с Эриком Булье – приехали в госпиталь. Врач пустил нас буквально на пять минут в палату, мы зашли, сказали, что сделаем все от нас зависящее, чтобы его не подвести, и что окажем любую помощь, какую только сможем – не знаю, слышал он нас тогда или нет.

Это действительно трогательный момент. Потому что к Роберту я испытываю чувство огромного уважения. Это тот человек, который был для меня ориентиром, который в каком-то смысле научил меня прыгать выше головы, выжимать из машины даже то, на что она не способна. Когда я выступал с ним бок о бок, мне было невероятно трудно до него дотянуться, и я думаю, тот год, который мы вместе провели с ним в Renault, научил меня очень и очень многому.

Конечно, он не старался облегчить мне задачу сам, не стремился помогать, но в Формуле 1 на это рассчитывать и невозможно. Но при этом, когда я сам приходил к нему за советом, он никогда не отказывал. За что я ему тоже очень благодарен. В этом спорте это один из самых порядочных и честных людей, которых я когда-либо встречал. Конечно, мне хочется как-нибудь выбраться с ним посидеть где-нибудь, и я думаю, за предстоящий год мы обязательно это сделаем.

Там же, в Монце, встретились и с еще одним моим бывшим напарником, Бруно Сенной. В последний день, уже когда уезжали с трассы, он фотографировался с болельщиками – я тоже подошел сзади, попросил с ним сфотографироваться. Он обернулся – засмеялся. Ну и, конечно, согласился.

 

Вообще, в паддоке WEC царит отличная атмосфера. Очень приятно, когда соперники относятся друг к другу с уважением – ведь очень со многими мы вместе провели немало гонок в прошлом, и немало еще проведем в будущем.

Гран При Китая

Поговорим немного и о Формуле 1. В предстоящие выходные пройдет Гран При Китая, это вторая гонка сезона – теперь уже на стационарной трассе, так что нам будет чуть легче оценить расстановку сил.

Сразу хочу сказать, что серьезных выводов по результатам квалификации лучше будет не делать. На одном быстром круге ситуация может несколько отличаться. Скажем, недостаток прижимной силы тут в какой-то мере компенсируется наличием свежей резины, которая обеспечивает хорошее сцепление, так что некоторые недостатки шасси в квалификации, если можно так сказать, маскируются – порой и благодаря пилотам в том числе.

Где реально можно оценить потенциал шасси – так это в гонке, когда постепенно начинает изнашиваться резина. Мы видели, как в Австралии Себастьян Феттель начал наседать на Льюиса Хэмилтона после нескольких стартовых кругов. Это наталкивает на вывод о том, что сейчас с точки зрения аэродинамики шасси у Ferrari чуть лучше. Но давайте сначала посмотрим, что команда покажет в предстоящее воскресенье.

В принципе, трасса в Шанхае – не лучшее место, чтобы по результатам гонки судить об уровне шасси. Гораздо проще было бы делать выводы, если бы на старте сезона гонки проводились, скажем, в Малайзии и Венгрии – там больше поворотов, где важна именно хорошая аэродинамика. Все же и в Шанхае, и в том же Бахрейне, где гонка пройдет еще через неделю, многое зависит и от моторов.

Вопросы и ответы: про бывших боссов

Уже по традиции в заключение отвечу на пару вопросов. В комментариях к предыдущей записи меня просили рассказать о впечатлениях от совместной работы с Сирилем Абитбулем и Эриком Булье. Я, возможно, не буду вдаваться в детали, но постараюсь ответить максимально честно.

Если говорить про Сириля, то с ним мы работали на протяжении достаточно короткого периода, и если быть откровенным, я не увидел с его стороны никаких действий, которые могли бы действительно наглядно продемонстрировать, что он человек, способный вывести Caterham на новый уровень. Сириль провел некоторые перестановки в инженерном составе, но они напрашивались еще и до его назначения – скажем, я бы произвел их еще в самом начале того года.

Джанлука Пизанелло, который тогда был моим гоночным инженером в первой половине чемпионата, уже в принципе к тому времени пресытился этой работой. Ему уже действительно сложно было находить мотивацию, чтобы так же кропотливо работать с данными телеметрии, изучать графики. И решение перевести его на роль главного гоночного инженера напрашивалось – причем, наверное, оно даже было принято запоздало. С Тимом Райтом, который тогда занял его позицию, у нас с самого начала сложились отличные отношения. Когда он только еще помогал Джанлуке, я видел, насколько он мотивирован, как он прислушивается и пытается вникать в детали, помочь – и в итоге, когда мы стали работать с ним в паре, прогресс стал очевиден в результатах моментально. Как я и сказал, это решение напрашивалось.

В остальном же я действительно не увидел в его действиях чего-то особенного. Я не могу судить о причинах. Кто знает, возможно, к тому моменту он уже получил некую установку от владельцев и знал, что если добиться качественного скачка в ближайшем будущем не получится, то команда будет закрыта, но наверняка ни о чем подобном я говорить, конечно, не могу.

Что касается Эрика – то наши с ним карьеры в Формуле 1 начались одновременно. Как и я, он был в 2010 году новичком в чемпионате. Если уж мы говорили о Роберте Кубице, то например для него Эрик был в определенном смысле не указ – Роберт сам прекрасно знал, что ему нужно для работы, какую необходимо выстроить вокруг себя систему и так далее.

Эрику же, как и мне, недоставало опыта, и порой это, возможно, играло против меня. Скажем, в начале сезона в Австралии я на протяжении почти всего уик-энда настаивал, что нам нужно отключить определенную систему, но в итоге решение было принято обратное. Моим гоночным инженером был Марк Слейд, и команда доверилась его опыту, хотя в итоге я фактически и вылетел с трассы из-за того, что мне не подходило поведение машины. Я, наверное, тоже мог бы чуть настойчивее отстаивать свою позицию, но возможно, в какие-то моменты мне не хватало поддержки.

Эрик тоже многому учился. Управлять коллективом Ф1 – это не то же самое, что в GP2, где фактически все диалоги у руководителя команды ведутся только со спонсорами и пилотами. Тут несколько сотен человек, которых необходимо четко расставить по местам, выстроив структуру, которая позволяет приносить результат. Я думаю, за последующие годы Эрик через многое прошел – в том числе через ту историю с Робертом – и закалился, впитал в себя огромное количество информации, сделал соответствующие выводы.

Теперь, наверное, это помогает ему быть востребованным у других команд. Но, опять же, повторюсь, тогда мы вместе многому учились. В 2011 году он уже был более зрелым руководителем, многое изменилось, но пока про определенные моменты я говорить не хочу. Возможно, чуть позже.


Личный сайт Виталия Петрова – www.vitalypetrov.com

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1 , WEC
Пилоты Роберт Кубица , Виталий Петров
Тип статьи Блог
Rambler's Top100