Вспомним, каким он парнем был

Чарльз Брэдли рассказывает о своём первом интервью, взятом у Жюля Бьянки – тогда ещё 18-летнего юного таланта.

Посещение похорон – одно из наиболее тяжёлых в психологическом плане событий для любого человека. Вспоминаешь, что человек смертен, и поневоле задумываешься о своих родных и близких, которых можешь потерять в любой момент.

В Ницце Формула 1 попрощалась с Жюлем Бьянки, которого многие гонщики называли не только коллегой по пелотону, но и хорошим другом. К счастью, в наши дни пилоты Ф1 уже не так часто гибнут при выполнении своих непосредственных обязанностей. Но это не значит, что каждый такой случай в отдельности воспринимается легче.

В спорте, где человек вряд ли способен долгое время выступать на высочайшем уровне, смерть гонщика служит напоминанием того, что и остальные пилоты рискуют своими жизнями.

Как по мне, самое главное в похоронах – это то, что люди могут поставить точку. Проститься, помянуть – и двигаться дальше.

Короткая, но яркая жизнь

Не готов утверждать, что я хорошо знал Жюля. Но могу рассказать вам, где и как первый раз встретил его. Это случилось в тренировочном лагере французской автомобильной федерации в Дубае в январе 2008-го. Он числился новичком, но уже тогда были заметны его лидерские качества, несмотря на мягкий характер и юный возраст.

18-летний Бьянки, вместе с куда более опытным Роменом Грожаном, задавал темп на тренировках пилотов, выполнявших различные физкультурные упражнения. Тогда в их компании присутствовали такие гонщики, как Шарль Пик, Адриен Тамбэ, Жан-Эрик Вернь и Жан-Карл Вернэ.

Пока они разминались в бассейне, я побеседовал с Жаном Алези, их "капитаном". И он сказал, что Бьянки, если только будет прогрессировать, способен в один прекрасный день стать лидером команды Формулы 1.

После непросто утра, полного физических нагрузок (для них, а не для нас с Жаном), мы хорошо повеселились, приняв участие в своего рода сафари на верблюжьей ферме. Как же мы хохотали, когда Грожан получил от двугорбого настоящий "французский поцелуй"…

Вечером мы перекусили, и я принялся по очереди их интервьюировать. Тамбэ, которому было всего 16, оказался дружелюбным парнем; Пик немного стеснялся, потому как у него ломался голос; Вернь, напротив, скорее задавал вопросы мне, нежели отвечал на мои. Ну а Вернэ я уже знал по выступлениям в Формуле 3.

Молодой талант на пути в Ф1

А затем мы побеседовали с Жюлем…

«Я выиграл Кубок мира по картингу и победил во французской Формуле Renault, – произнёс он на чистейшем английском языке. – В этом сезоне у меня есть отличная возможность выступать за ART в Формуле 3. Это создаёт дополнительное давление, потому что я готовлюсь к своему дебютному сезону, в то время как в чемпионате много "второгодников". Но я в правильной команде. И сделаю всё от меня зависящее, чтобы провести удачный сезон.

Тесты складываются хорошо. Я уступил три десятых [предсезонному фавориту и будущему чемпиону] Нико Хюлькенбергу, и это воодушевляет. Посмотрим, насколько близко мне удастся подобраться к нему в следующий раз. Джон Ланкастер и Джеймс Джейкс, мои напарники из Англии, думаю, также будут сильны. Ланкастер – новичок, как и я, так что интересно будет сравнить себя с ним».

Я тогда ещё пометил в своём блокноте: «Уже уверенная в себе личность. Способен справляться с трудностями. Реалистично оценивает свои возможности в преддверии дебютного сезона в Ф3. Но внутренне очень амбициозен».

Судите сами, насколько я был тогда прав.

Ну что же, время для слёз прошло. Так же, как и пилоты, мы должны поднять бокал в память об этом парне, вспомнив, каким он был. И бережно хранить эти воспоминания в своём сердце.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Жюль Бьянки
Тип статьи Избранное
Rambler's Top100