«Вряд ли мы увидим женщину на вершине в Ф1». Интервью Мутон

Бывшая вице-чемпионка WRC и глава комиссии FIA по женщинам в автоспорте Мишель Мутон считает маловероятным, что какая-либо гонщица сможет подняться на высокий уровень в Формуле 1.

Мутон считается одной из сильнейших гонщиц в истории автоспорта. В 1981 и 1982 годах она одержала четыре победы на этапах WRC с Audi. В 1975-м она выиграла «24 часа Ле-Мана» в классе S 2.0, а в 1984 и 1985 годах побеждала в соревнованиях по подъему на холм Пайкс-Пик.

В интервью Motorsport.com француженка рассказала о молодых талантливых гонщицах, собственном опыте выступлений в Ле-Мане, а также отношении к идее Берни Экклстоуна о Формуле 1 для женщин...

Что вы думаете о большом количестве гонщиц в младших формульных сериях?

Они серьезно прогрессируют, но как и парням, им нужен бюджет и равные возможности для достижения успеха. А это не так просто. Гонки на машинах с открытыми колесами – это не та категория, где выступает большинство женщин. Но я уверена, что Марта Гарсия, которая начала выступать в Формуле 4, может продвинуться далеко. Она была очень успешна в картинге, она очень молодая и, по моему мнению, многообещающая гонщица.

Может ли Гарсия пройти весь путь?

Трудно сказать, но начала она очень хорошо. Мы провели три соревнования CIK [по картингу] в этом году. И в третий раз, она финишировала второй, что не плохо. Это хорошее начало, сейчас мы увидим, что ей удастся в Формуле 4.

Что можете сказать о ряде более опытных гонщиц?

Это трудно для них. В данный момент у нас нет большого количества хороших результатов, но ведь и ребятам приходится тяжело. Если вы посмотрите на количество парней, которые начинают [в картинге], то увидите, что очень немногие достигают вершины.

А женщинам это даже труднее, потому что количество мест ограничено. Но все больше женщин и девушек хотят заниматься автоспортом, и, на мой взгляд, это лучший путь – увеличение их числа.

Вы довольны количеством девушек, которые находятся в формульных гонках в последние годы?

Оно увеличивается, но в основном им не хватает бюджета. У нас есть, например, Люсиль Сиприано, которая выиграла в Еврокубке SEAT Leon в прошлом году, опередив 34 парней. В этом году она не смогла найти бюджет на сезон. У нее есть потенциал, но что мы можем поделать?

Нужен ли FIA фонд для многообещающих молодых гонщиц?

Нет. Мы здесь, чтобы продвигать и поддерживать их. Но мы не можем их спонсировать. Мы можем помочь с деньгами [их поисками], но по-другому – общаясь с производителями, медиа. Но мы не можем поддерживать финансово каждую девушку.

Сьюзи Вольф недавно сказала, что женщина-пилот появится в Ф1 в течение десяти лет. Вы согласны?

Мы должны быть амбициозны и надеяться, что всё будет так. Но лично я считаю, что трудно назвать сроки. Нужно начинать с самого нижнего уровня. И то, что Сьюзи делает по программе «Решись быть другой», – это настоящая фантастика, которая помогает открывать разум молодых девушек.

Но они должны иметь те же возможности, что и мужчины. А это зависит от бюджета так же, как и от правильного человека [для достижения Ф1]. Это не легко.

Мы видели женщин в Ф1 уже давно, но лично я никогда не была абсолютно уверена, что мы можем увидеть женщину на вершине в Ф1. Думаю, мы можем увидеть их в середине, но не на самом верху.

Мы отличаемся от мужчин, и по-другому чувствуем скорость. Так что пока я не уверена. И дело здесь не в принятии рисков, – а только, на мой взгляд, в другой чувствительности. Физиологически мы отличаемся, и эта разница проявляется, когда мы говорим о самых высоких скоростях.

Если у вас есть четыре парня и одна девушка, тестирующие машину Ф1 на определенной трассе, и вы скажете им всем, что некоторые повороты проходятся на максимальной скорости, я уверена, что четыре парня сразу поедут так. А девушка будет пробовать и работать над собой, чтобы проехать на полной скорости. Это не значит, что она не сможет этого сделать. Это значит только, что существует маленькая разница [между полами], когда дело доходит до пилотирования на самой высокой скорости.

Вы думаете, это относится и к ралли?

Максимальная скорость в ралли – это примерно 200 километров в час, что я бы не назвала по-настоящему высокой скоростью. Но когда мы говорим о 320-330 километрах в час, тогда есть маленькая разница.

Я говорю это по своему опыту в Ле-Мане. В мое время [до того, как были добавлены шиканы] длина прямой Mulsanne была порядка 7 километров.

Мне никогда не было так страшно, как когда я ехала по той прямой – потому что вы можете почувствовать на такой скорости, что ничего нельзя сделать [для предотвращения аварии], если что-то случится.

В том году шел дождь, и в поворотах мне это очень нравилось. Но на прямой, где ничего не нужно делать, только ждать, мне это не нравилось. Дело не в типе машины, а только в самой высокой скорости.

Если бы руководитель команды Ф1 сказал, что ему очень нужна гощница, что бы вы ответили?

Я бы сказала: «Дайте мне время!» Потому что мне нужно найти правильного человека, и вы не можете просто так посадить девочку в Ф1. Она должна начать с самого низа, продвигаться через формульные серии так же, как и мальчики. Они должны показывать, на что способны.

Может ли помочь женская серия, которую предлагал Берни Экклстоун?

На мой взгляд, нет. Если вы можете находиться на том же уровне [что и парни], я не вижу в этом смысла. Когда вы находитесь за рулем, кто может сказать, вы мужчина или женщина, если конечно вы не носите розовый шлем? Я не вижу никаких причин для отделения девочек.

В конце концов вы гоняетесь на той же трассе, и даже если у вас есть серия для женщин, люди всё равно будут сравнивать время на круге с мужчинами.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Мишель Мутон
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100