Внутренний голос. Кто работает гоночным инженером Даниила Квята?

Олег Карпов поговорил с гоночным инженером российского пилота Red Bull Racing и теперь спешит представить его вам. Знакомьтесь – Джанпьеро Ламбьязе.

Они быстро нашли общий язык – и итальянский, которым в совершенстве владеет Даниил Квят, тут совершенно ни при чем. Как бы странно это ни звучало, Джанпьеро Ламбьязе – англичанин.

«Мои родители перебрались в Великобританию, когда были совсем молоды, я родился уже там, – рассказывает он. – Из-за имени часто возникает путаница. Когда я приезжаю в Италию, там я англичанин. Здесь люди порой думают, что я итальянец. Иногда это даже выгодно».

Даже родной язык своих родителей Ламбьязе знает хуже, чем его нынешний пилот. «Он же провел шесть лет в Италии, так? – уточняет Джанпьеро. – Его итальянский лучше, причем намного. Я, конечно, смогу не потеряться в Италии, но грамматика у Даниила идеальная, чего не скажешь о моей. В боксах на технические темы я общаться точно не смогу. Словарного запаса не хватит».

Впрочем, общий язык у них другой – гоночный. Ну и английский.

Шел к Феттелю…

Для обоих нынешний сезон – первый в составе Red Bull Racing. О том, что он будет призван на замену Себастьяну Феттелю, Квят узнал осенью, по ходу Гран При Японии. Ламбьязе договорился о переходе раньше – еще летом, когда стало понятно, что инженер немца Гийом Роклен пойдет на повышение. Изначально предполагалось, что Джанпьеро будет работать с четырехкратным чемпионом мира. Даже ходили слухи, что Себастьян лично выбирал инженера. Но в итоге Феттель ретировался в Ferrari.

Он не позволяет обстоятельствам влиять на себя, они вообще не оказывают на него никакого воздействия

Джанпьеро Ламбьязе о Данииле Квяте

До перехода в Милтон-Кинс Джанпьеро работал в Force India. В эту команду британец с итальянскими корнями попал еще в 2005 году, когда она называлась Jordan. После окончания университета Ламбьязе некоторое время стажировался в европейской "трешке", а затем перебрался в Ф1.

Команда, созданная Эдди Джорданом, с тех пор сменила нескольких владельцев, а Джи-Пи – как он представляется сам – продолжал работать на том же месте, несмотря на постоянную смену вывесок.

Сначала Jordan превратилась в MF1 Racing, затем в Spyker. В гоночную бригаду Ламбьязе перевели уже после того, как команда была выкуплена Виджеем Мальей и переименована в Force India. Сначала он трудился помощником инженера у Джанкарло Физикеллы, а затем уже самостоятельно – гоночным инженером у Витантонио Льюцци и Пола ди Ресты. В прошлом году Ламбьязе работал с Серхио Пересом.

Пока все следят за тем, как в Red Bull Racing осваивается Квят, осваивается в ней и Джанпьеро.

«Казалось бы, работа та же самая, – говорит он. – Никаких фундаментальных отличий нет. Но окружающая обстановка совершенно иная.

Да, Force India постепенно развивалась, но в Red Bull работа строится иначе во многих аспектах. Здесь больше людей, у вас больше контактов. Само собой, инструменты под рукой тоже другие. Требуется какое-то время, чтобы просто привыкнуть».

…попал к Квяту

Привыкать Ламбьязе пришлось и к новому пилоту. Отношения между инженерами и их гонщиками – особенные по определению. Ни с одним другим членом команды Квят не общается столь же много, сколь с Ламбьязе.

Только Джи-Пи говорит с Даниилом по радио во время заездов, именно с ним они обсуждают поведение машины сразу после окончания сессий. От его работы во многом зависят и результаты уфимца. Гонщик и его инженер должны понимать друг друга с полуслова.

«Очень важно перед началом совместной работы хорошо узнать друг друга, – говорит Ламбьязе. – Самое лучшее место для встречи – офис. Там можно сесть рядом, поговорить, познакомить его с процедурами.

Мне кажется, пилотам просто необходимо понимать, как выстроен процесс с технической точки зрения. Они должны знать, какие у нас есть инструменты под рукой, какое оборудование, кто и за что в команде отвечает. Мы все – единый коллектив. Да, у гоночного инженера и пилота особенные отношения, но нужно уметь работать в общей команде.

Как и с предыдущими гонщиками, я старался проводить с Даней как можно больше времени за пределами трассы. Можно сходить куда-нибудь поужинать, пригласить его в гости. Главное – расслабиться и не говорить слишком много о работе».

Совместная работа

Начало сезона выдалось, мягко говоря, непростым для всех в Red Bull Racing. Но у Ламбьязе с Квятом оно получилось особенно трудным, ведь именно на их стороне гаража технические поломки возникали чаще. Даниил не добрался до стартовой решетки в Мельбурне, в Шанхае мотор взорвался по ходу гонки, а тренировки первых выездных этапов сезона редко обходились без проблем то с тормозами, то с коробкой передач.

В таких условиях тяжело пришлось бы любому пилоту, не говоря уже про 21-летнего гонщика, что в Ф1 без году неделю. Но две последние гонки доказывают: Квят не позволил обстоятельствам выбить себя из колеи.

«Он очень спокоен, – говорит Джанпьеро. – Я не думаю, что в его отношении вообще можно говорить о каком-то прессинге или давлении. После каждой гонки мы садимся и обсуждаем, что происходило по ходу уик-энда. Выделяем для себя те моменты, когда сработали хорошо, и те, которые надо исправить. Только так можно добиться успеха.

Мы выстраиваем совместную работу, и я не помню ни одного случая, чтобы он принес с собой в комнату какую-то негативную энергию – что бы ни происходило по ходу уик-энда. Он не позволяет обстоятельствам влиять на себя, они вообще не оказывают на него никакого эффекта. Мы просто садимся и начинаем работать».

Ламбьязе признает, что Квят – один из лучших пилотов, с кем ему когда-либо доводилось сотрудничать.

«У него невероятные природные данные, – говорит Джанпьеро. – Он очень быстр, он учится и восприимчив к новой информации. В данный момент главное, чтобы всё сложилось. Даниил ведь не просто в новой команде. Он работает с другими людьми – не только со мной, но и с остальными членами бригады. Чтобы группа людей начала выдавать максимум, требуется время. Его задача – сплотить всех и заставить работать на результат.

Слабые стороны? Если мне обязательно нужно назвать одну, то единственное, что я могу сказать, – это отсутствие опыта. Но от этого не уйдешь. А вообще он отлично справляется.

Сейчас машины стали сложнее с технической точки зрения, чем семь-восемь лет назад. От пилота требуется уже больше знаний и умений. Но я бы не сказал, что на нем сильно сказывается не очень большое количество проведённых Гран При. Многое зависит от уверенности в себе и тех парней, с которыми ты работаешь».

Целеустремленный молодой человек

В Монако и Канаде связка Квята и Ламбьязе наглядно продемонстрировала, что уже способна выдавать результат.

«Он очень крепко стоит на ногах, не витает в облаках, – отвечает Джи-Пи на предложение охарактеризовать коллегу по тандему, – он здраво мыслит, всегда сфокусирован и решительно настроен. Но что больше всего меня в нем впечатлило – это то, насколько он зрел для своего возраста».

У Ламбьязе есть свое объяснение тому, почему они так быстро поладили.

«Я даже был несколько удивлен тем, насколько быстро мы нашли общий язык, – говорит он. – Но стоит признать, у нас схожие характеры.

Даниил предпочитает концентрироваться на достижении цели и не распаляться. Когда он на гоночной трассе, его вообще не интересует ничего, кроме работы – по крайней мере, насколько об этом могу судить я. В этом мы тоже очень похожи».

Наверное, справедливо будет отметить, что ни Квят, ни Ламбьязе не нашли в этом году в Red Bull Racing того, за чем пришли. RB11, которой они оба в каком-то смысле управляют, пока не позволяет бороться за победы и подиумы.

Но кое-чего им добиться вместе уже удалось. Даниил и Джанпьеро по ходу двух прошедших уик-эндов переигрывали соседей по гаражу – Даниэля Риккардо и Саймона Ренни. Год назад подобное не слишком часто удавалось проделывать даже маститым Себастьяну Феттелю с Гийомом Рокленом. Не так и плохо для двух новичков команды.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Даниил Квят
Команды Red Bull Racing
Тип статьи Интервью
Тэги джанпьеро ламбьязе
Rambler's Top100