Виталий Петров: Этап в Венгрии получился для меня самым сложным за все время выступлений в Сaterham

Российский гонщик Caterham Виталий Петров в своем блоге на официальном сайте подвел итоги Гран При Венгрии.

Российский гонщик Caterham Виталий Петров в своем блоге на официальном сайте подвел итоги Гран При Венгрии.

Виталий Петров: «Когда после финиша венгерской гонки я пришел на брифинг с инженерами, мне осталось просто поднять руки и признаться: «Я даже не знаю, что сказать». А Джанлука (Пизанелло, гоночный инженер) посмотрел на меня и ответил: «А тебе и говорить ничего не надо, мы все видели сами». В этот раз на протяжении всей гонки машиной было очень сложно управлять – едва ли не впервые в жизни я даже натер себе мозоли на ладонях!

Должен сказать, что я не люблю кривить душой, и если где-то ошибаюсь сам, то всегда признаю это. Но на этот раз – и команда согласна со мной – дело было в технике. А вот что именно помешало нам выступить лучше – еще надо разобраться.

В первой тренировке мы с Хейкки остались очень недовольны скоростью – может, дело в грязной и пыльной трассе, но сцепление оказалось крайне низким, а управлять машиной было очень сложно. Однако мы просто продолжали работать по своей программе, и к вечеру пятницы вроде бы смогли добиться некоторого прогресса. А в субботу мы с Джанлукой решили попробовать кое-что иное. Вообще, я не люблю машину с избыточной поворачиваемостью – такие настройки приводят к потере времени, прижимной силы, а главное – к более быстрому износу шин. Поведение машины становится очень нервным.

В Будапеште очень много медленных поворотов, потому важно беречь резину – и мы решили попробовать вариант настроек с более сильной недостаточной поворачиваемостью. В квалификации по ходу быстрого круга все складывалось хорошо до седьмого поворота, я даже опережал Хейкки на 0,1 секунды. А вот начиная с восьмого стал терять – и терял до самого конца круга. В итоге уступил полсекунды, что довольно много. Причем на этот раз никто в команде не мог понять, почему так вышло. Я не ошибался, нам никто не мешал. По телеметрии было видно – в восьмом повороте температура задних шин резко подскочила, из-за чего их сцепление снизилось, машина стала скользить по трассе, её постоянно приходилось «ловить».

Это очень сильно расстроило нас с инженером – мы долго анализировали ситуацию, но не смогли объяснить то, что произошло. Единственное, что нас успокаивало – машина должна была гораздо лучше вести себя в гонке. Мы даже еще больше сместили настройки в сторону недостаточной поворачиваемости – первые пять кругов было бы сложно, но потом мы рассчитывали получить преимущество. Задние колеса были защищены от пробуксовки, и это должно было нам помочь.

Старт удался мне очень хорошо – я сразу же обогнал двух или трех соперников. Но на торможении перед вторым поворотом неожиданно заблокировались задние колеса. Машина заскользила, и я потерял все позиции, которые только что выиграл. После этого до первого пит-стопа держался за напарником, но было ясно – с машиной по-прежнему что-то не так. Управлять ей было настолько тяжело, что впервые в сезоне у меня даже возникло ощущение, что я никак не могу повлиять на ситуацию. Я пытался менять траектории, чуть иначе действовал на входе в повороты и выходе из них – ничего не помогало.

Ощущения были очень некомфортными, причем ситуация не изменилась и после того, как мы поставили новые шины – и даже изменили угол атаки переднего крыла на два с половиной градуса. А ведь обычно я чувствую перемены в поведении машины даже после изменения угла на пол-градуса.

По телеметрии выходило так, что после всего, что мы сделали по ходу дистанции, поведение машины даже не поменялось. Бороться на этот раз пришлось не с соперниками, а с самим собой – я пытался понять, что не так.

Потому в команде приняли решение после возвращения на базу досконально проверить всю машину. Первый результат уже есть – оказалось, что в этот раз на корпусе очень много фрагментов отработанной резины. Может быть, один из них еще на прогревочном круге угодил в какое-то очень неудачное место, нарушив работу аэродинамики. Пока точно можно говорить о том, что прижимной силы было меньше, чем мы рассчитывали. Хорошо известно, что если в «нужном» месте от крыла или другого элемента отколется 5-миллиметровый кусочек, это может серьезно сказаться на работе аэродинамики.

Для меня Гран При Венгрии получился самым сложным этапом за все время выступлений в составе Сaterham F1. Но мы продолжаем работать, и после летнего перерыва рассчитываем продолжить движение вперед. Видно, что к этому стремится вся команда. Ну а я в августе проведу две встречи с болельщиками – в Ростове и Улан-Удэ. Очень люблю такие мероприятия, потому что они всегда поднимают настроение и дают шанс прикоснуться к Формуле 1 тем, кто не имеет возможности ездить на этапы Гран При».




Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Виталий Петров
Тип статьи Новость
Rambler's Top100