В Mercedes не разобрались, за что наказали Макса. Но все равно обвинили его

Главный гоночный инженер Эндрю Шовлин сделал после гонки в Джидде несколько весьма примечательных заявлений

В Mercedes не разобрались, за что наказали Макса. Но все равно обвинили его

Все, кто следит за Формулой 1, уже привыкли, что вечером в воскресенье после каждого Гран При пресс-служба Mercedes публикует текст брифинга Эндрю Шовлина, в котором тот анализирует главные события гонки и высказывает позицию своей команды по острым вопросам. 

В этот раз, после хаотичной саудовской гонки и третьей подряд победы Льюиса Хэмилтона, слова Шовлина оказались необычно резкими – он раскритиковал Макса Ферстаппена за несколько эпизодов, а также вступил в заочный спор с судьями FIA.

Одним из важнейших эпизодов гонки стала атака Льюиса в первом повороте 37-го круга – Макс отбил ее, но лишь ценой выезда за белую линию. После этого пилота Red Bull обязали пропустить соперника и тот сбросил скорость, однако Льюис врезался в машину Ферстаппена сзади. Так как позиции сохранились, судьи оштрафовали Макса на пять секунд. 

Однако Шовлин увидел этот эпизод несколько иначе.

«Мы считаем, что это было похоже на Бразилию, – объяснил он. – Если ты защищаешься, находясь внутри, и не попадаешь в поворот, при этом вытесняя с трассы и соперника, то это не является честной обороной. В правилах сказано, что нельзя выезжать с трассы без весомой причины, а также запрещено получать за счет этого долговременное преимущество. На наш взгляд, тут все вполне прозрачно. 

Майкл Маси сказал им отдать позицию – и мы были далеко не единственными, кто поддержал такую точку зрения. А сам [5-секундный] штраф Макс получил не за то, что выехал за белую линию, а именно за то, что не пропустил [Хэмилтона]».  

Также Шовлин затронул столкновение гонщиков на 38-м круге, когда Льюис налетел на Red Bull сзади. По его мнению, в случившемся виноват голландец, чьи действия не были понятны преследователю.

«Все это произошло в неудачный для нас момент, – объяснил он. – Льюис как раз сказал по радио: "Он оттормозил меня", и тотчас Майкл вышел на связь с Роном [Мидоузом], сообщив, что нам уступят позицию. У нас просто не было времени передать Льюису эту информацию. 

Сам он не ожидал этого, так как на записи отчетливо видно, что Макс едет ровно посередине трассы, что стало проблемой для Льюиса. Там ширина составляет три машины, и он не мог знать, сместится Макс налево или направо. А Макс остался по центру и резко затормозил».

Инженер продолжил: «Льюис использовал все возможности, чтобы погасить скорость. Просто никто не может ожидать, что соперник станет пропускать в этом месте. Наверное, можно пропустить там напарника. Но если речь идет об обмене позициями, это следует делать совершенно не так».

Читайте также:
Поделились
Комментарии
Сколько терял Хэм из-за сломанного крыла? Команда ответила
Предыдущая новость

Сколько терял Хэм из-за сломанного крыла? Команда ответила

Следующая новость

Жертв пожара возмутили слова Хэма: Он взял кровавые деньги

Жертв пожара возмутили слова Хэма: Он взял кровавые деньги
Загрузить комментарии