«В этой истории есть драма». Автор рассказал о книге про Квята

Обычно он берет интервью сам, но иногда и журналистам приходится отвечать на чужие вопросы. Обозреватель Motorsport.com Олег Карпов написал книгу о молодежной карьере Даниила Квята, а мы расспросили его и об этой работе, и о российском гонщике.

Презентация книги «Даниил Квят. Путь в Формулу 1» состоится в Сочи 26 апреля, в день рождения Квята и за два дня до начала Гран При России. Ее написал Олег Карпов, один из самых опытных автоспортивных журналистов России, который уже много лет подряд освещает гонки Формулы 1 из паддока.

Книга написана на основе многочисленных интервью, которые дали люди, работавшие рядом с Даниилом до его дебюта в Формуле 1. Кто-то из них известен широкой публике – например, Хельмут Марко, Карлос Сайнс, сам Даниил, а кого-то знают лишь специалисты по молодежным чемпионатам.

Невзирая на то, что Олег работает штатным журналистом Motorsport.com, мы посчитали выход подобной книги событием неординарным и, учитывая значимость этого события для российских болельщиков, поговорили о ней с автором. 

«Даниил Квят. Путь в Формулу 1»
                                                                         «Даниил Квят. Путь в Формулу 1»

Когда только появилось объявление, что про Даниила Квята выйдет книга, некоторые болельщики – и у нас на сайте, и в соцсетях – писали комментарии в духе: «Чего он достиг, чтобы о нем уже писали книги? Парню всего 22 года, не рановато ли?» Что можно им ответить?

Герою моей книги нет и 20 лет, она заканчивается на моменте, когда ему 19, так что оснований писать по такой логике наверное еще меньше. Но для меня в первую очередь ценен сюжет. Не было бы сюжета, не было бы книги. Именно из-за того, что там есть драма и все, что для драмы нужно: принципиальные соперники, конфликты, крутые повороты сюжета. Сюжет для меня был первичен. Не было такого момента, что я сел и решил – я буду писать книгу про Даню, пойду-ка соберу материал.

Вопрос «да кто он такой, чтобы про него писать» не вставал, во-первых, поэтому. Во-вторых, у России было всего два гонщика Формулы 1, а фигура Дани выделяется на фоне вообще всех. Он выдержал жесточайшую конкуренцию в Red Bull Junior. Учитывая уровень развития российского автоспорта, мне кажется, это крутая история. И в-третьих, это молодежные чемпионаты. Мне было интересно показать их устройство, какие там кипят страсти. 

Но ведь куда более заметная драма в его карьере была в прошлом году, когда его отправили из Red Bull в Toro Rosso. Почему эта драма не превратилась в книгу?

У этой истории пока нет никакого конца. Я не могу нигде поставить точку. Если мы ее поставим сейчас, после двух гонок сезона 2017 года, она все равно будет размытая. Это будет многоточие. Если у Дани все получится, на что я очень надеюсь, и это будет достойно второй части, то да, наверное будет продолжение. Сейчас есть завершенный период карьеры, с каким-то концом – в данном случае счастливым. А что было после... Эта история будет закончена, когда он, например, уйдет из Формулы 1 или завоюет что-нибудь действительно серьезное. Причем такую книгу написать будет намного сложнее. У команд Ф1 огромное количество ограничений, поэтому поговорить с механиками, сотрудниками команд второго плана можно будет только если они уволятся оттуда.

А как вообще появилась идея написать книгу про Даниила Квята?

На самом деле, я никогда не ставил себе цель написать книгу. Я постепенно начал говорить с людьми, которые работали с Квятом, просто на всякий случай – мало ли, пригодится использовать для какого-нибудь материала. Например, с сотрудниками Koiranen. Команда выступала в GP3 и ездила на гонки вместе с Формулой 1, и мне было легко до них дойти и спросить о чем-то менеджера Koiranen или бывшего гоночного инженера Квята. Но все время это был какой-то неформат – отдельную историю про это не напишешь, а историй было такое количество, и все они были такие глубокие, что было бы странно выпускать их отдельными кусками.

В какой-то момент я подумал, что было бы неплохо сделать из этого цикл статей, но в итоге понял, что у меня накопилось просто огромное количество деталей. А после этого я еще съездил в Италию с отцом Даниила, где поговорил с людьми, которые работали с ним вообще с самого начала, и вот тогда ко мне пришло понимание, что это книга. И пришло в первую очередь из-за сюжета, потому что ни во что другое она у меня не ложилась. 

Даниил Квят
Вячеслав и Даниил Квяты

Фото: XPB Images 

Что это была за поездка в Италию?

Мы с отцом Даниила достаточно давно знакомы, я познакомился с ним на три-четыре минуты раньше, чем с самим Даниилом. Это было в Барселоне в 2010 году, когда Даня только начал выступать в Формуле BMW. Мы с ним довольно часто встречались на гонках и просто разговаривали. Я рассказывал ему какие-то истории, с кем общался до этого, он рассказывал мне истории в ответ – так слово за слово все это перескакивало на картинг. Тогда и возникла идея съездить в Италию. Он предложил помочь, потому что, я думаю, ему тоже было интересно об этом рассказать. Ведь отчасти это и его история тоже – он проехал с Даниилом практически все гонки, которые у Дани были в молодежной карьере, за исключением разве что одной-двух.

Это было зимой 2014 года после первого сезона Дани в Toro Rosso. Мы поехали с его отцом в Италию на неделю, и он меня со всеми познакомил. Меня тогда поразило: Вячеслав не говорит на английском или итальянском, он говорит только на русском. А многие из тех людей, которые работали с Даниилом в начале картинговой карьеры – один из его бывших руководителей Анджело Морсикани, механик Пьеро Сапонаро – они, соответственно, не говорят ни на русском, ни на английском. И было удивительно видеть, насколько они все по-семейному встречали Вячеслава. Это производит впечатление. Ты понимаешь, что между ними было что-то большее, чем просто работа. То, как они рассказывают про Даниила... Это была настоящая итальянская поездка в том смысле, что нас принимали с жаркими объятиями, с посиделками в ресторанах. Нас закармливали! 

Даниил Квят, Red Bull Racing, и Анджело Морсикани
Даниил Квят и Анджело Морсикани

Фото: Олег Карпов

До этого я не знал вообще ничего про Даниила в картинге, а тут появился какой-то сюжет, который мне хотелось рассказать максимально подробно. Мы ездили из Рима в Валлелунгу, в городок Фоджа, где встречались с механиками Дани, в городок Фрозиноне, где Даниилу выписали первую гоночную лицензию – итальянскую, чтобы он смог принять участие в закрытых турнирах. Там нас принимал директор гоночных соревнований Алессандро Феррари, который и выписывал эту гоночную лицензию. По всем этим городам в свое время отец с Даней, когда еще жили в Италии, ездили вдвоем в машине. Для них это было большое приключение. И вот часть этого маршрута я проехал.

 

Маршрут на карте Италии

Сколько времени заняла работа над книгой?

Три года. Хотя большую часть этого времени я ее не писал и никакого отношения к ней не имел. Просто это скапливалось, скапливалось, потом я расшифровал все, что у меня было – получилась огромная стопка бумаги. Но вся работа шла периодами. Когда в Формуле 1 наступал перерыв в августе, у меня выдавалось несколько дней, чтобы я мог все это расшифровать. Поэтому сначала накопилось определенное количество материала, потом из него начал вырисовываться сюжет, ко мне пришло понимание, что из этого получится, после чего я начал искать людей, которых мне для книги не хватало.

Например?

У Дани был инженер в Формуле BMW, Никола Сготто. Это был человек, которого я искал дольше всех. Владелец команды Eurointernational Антонио Феррари с ним как-то не очень хорошо расстался, и актуальный контакт оказалось найти непросто. У меня есть несколько знакомых инженеров в молодежных командах, и я довольно быстро нашел его электронную почту, римский телефон, даже адрес римской квартиры. Но ни дозвониться, ни дописаться я не мог. Никола не отвечал. И нашел я его совершенно невероятным образом. Я вбил его имя в Google и нашел одну фотографию, где он стоит на «Сепанге» в боксах одной из команд кубка Ferrari Challenge Asia. Он был в рубашке Ferrari и каким-то образом это навело меня на мысль, что я могу ему написать на выдуманный e-mail с расширением ferrari.com.

То есть?

Я перепробовал уже все. Никто из знакомых не знал, где он и что происходит. Я посмотрел, как у Ferrari принято давать своим сотрудникам адреса электронной почты. И по образцу того, как записан e-mail у пресс-атташе команды Ferrari в Формуле 1 – что-то типа «первая буква имени, точка, фамилия, собака, ferrari.com», по этому подобию я сделал такой же адрес, предположив, что именно таким он может быть у Сготто. Я поставил его в адресную строку электронной почты, написал все, что от него хочу и нажал «отправить». Дня через четыре он ответил. Оказалось, что такой e-mail действительно есть. Мы поделились контактами и потом на протяжении часа говорили с ним по скайпу. У него тоже оказалась куча историй. 

Даниил Квят, Eurointernational
Даниил Квят, Eurointernational

Фото: Хазрин Иб Мен Шах

Вообще, основные истории были от инженеров. Инженеры стали одним из самых главных откровений для меня. Они знают такое количество вещей, помнят такое количество деталей! Вплоть до того, что инженер, который был у Дани в Формуле 3, на память называл мне его места в тренировках. Естественно, я собрал подробную статистику, смотрел, насколько это совпадает. У них феноменальная память. Мельчайшие детали, причина схода в конкретной гонке, что именно сломалось, какая пружина.

Больше всего в своей профессии я люблю такие детали, подробности. Мне кажется, это вообще самое интересное, что может быть. Не какие-то общие понятия, фразы, а детали того, как это все на самом деле происходит. С точки зрения того, как люди общаются между собой и что происходит с машинами, инженеры были находкой.

В книге очень мало авторского текста, в основном она построена на словах других людей. Почему?

Мне нравится прямая речь. Мне нравятся истории, рассказанные участниками событий. Один из самых любимых материалов, которые я делал, это история про Сенну, которая вышла четыре года назад на «Моторе», где нет ни строчки моего текста.

Изначально я даже думал, что в книге не будет моего текста вообще. В итоге это не получилось, но его там действительно минимум. Я не был на старте в Барселоне в 2012 году, когда в Koiranen принимали решение, какие шины ставить Квяту, дождевые или слики, поэтому у меня не получилось бы передать этот момент с необходимым нервом. А у тех, кто на стартовой решетке был, получилось.

Конечно, не все, с кем я говорил, целиком попали в книгу. Очень многие интервью на полтора или даже два часа в итоге присутствуют в книге в виде одного или двух абзацев. Это выжимка, очень серьезная. Книга могла бы быть толще, но мне хотелось придать сюжету динамики. Там постоянно есть какой-то перепад. Она может быть даже получилась чуть более драматичная, чем жизнь, ведь жизнь все-таки более растянута и не укладывается в 208 страниц подряд. 

Олег Карпов, Motorsport.com Россия и Кармен Хорда, Lotus F1
Олег Карпов, Motorsport.com и Кармен Хорда, Lotus F1

А был ли кто-то, кого хотелось включить в книгу, но не удалось?

Самым желанным был Никола, потому что в какой-то момент у меня из Формулы BMW было мало живых подробностей. А так там есть все, кто нужен. Пожалуй, книга не проиграла бы, будь в ней более развернутое интервью с Хельмутом Марко, но я с ним встретился не в самый подходящий момент. Мы с ним говорили, но цитаты из того интервью, которое я делал с ним специально для книги, в ней нет. Но есть цитаты из моих собственных интервью, которые я делал с ним раньше. Это единственный персонаж, который представлен не цитатами, которые были взяты исключительно для книги, а цитатами из моих же материалов, но прежних лет.

Наверное, ездить пришлось не только по Италии?

В Koiranen работало много эстонцев, которые говорят по-русски. Один из них, Калле Мурунит, давно уволился из Koiranen и теперь работает просто дальнобойщиком. В команде он тогда не только водил грузовик, но и отвечал за шиномонтаж. Мне его было очень сложно поймать, потому что он постоянно перемещался по автобазам. И ближайшее место, где мы могли с ним совпасть, это был город Егорьевск. Я как-то приехал в Москву и так совпало, что он был там. Я сел на автобус, доехал до Егорьевска, где мы встретились в привокзальном кафе, в котором очень плохо пахло и орал телевизор. Мы с ним проговорили где-то час.

Насколько сложно было разговорить людей из России?

Может быть это немного российская черта, но они в интервью говорят... более уважительно что ли. Мне было сложно в интервью, например, с первым тренером Квята Павлом Гуськовым и с его отцом Олегом добиться каких-то деталей, попытаться заставить их вспомнить. Потому что они о Дане очень высокого мнения в силу того, что он уже очень многого добился, учитывая стартовую площадку, где он начинал. И все равно по ходу разговора какие-то детали выясняются. Зарубежные товарищи, особенно из младших «формул», они более разговорчивые, они проще относятся к Даниилу, потому что они ближе к нему по карьерной ступени.

А сам Квят как-то помогал при работе над книгой?

Единственное, чем он мог помочь – это своими интервью. Он ни с кем не помогал связываться, не направлял, не рассказывал предварительно истории, не давал советов, что спросить. Вообще мы с ним по этому поводу разговаривали очень мало. У нас было несколько больших интервью в очень сжатый промежуток времени. В общей сложности мы проговорили с ним несколько часов, в которые он действительно выложился. Он сделал все для того, чтобы рассказать как можно больше и как можно более откровенно. Мы с ним говорили уже когда идея книги созрела, и он был последним человеком, которого я для нее интервьюировал.

Как он отнесся, что про него будут писать книгу?

Честно говоря, я не знаю. Своих эмоций он не проявлял. Но мне кажется, что вряд ли с кем-нибудь еще он мог быть так же откровенен. То, что он помог мне своим интервью – наверное, это какое-то подтверждение, что ему идея нравится. Наверное, ему приятно рассказать о тех людях, с которыми он до сих пор общается: с руководителем своей картинговой команды, с первым тренером. Даже на недавних тестах к нему приехал Афа Хейккинен, менеджер Koiranen, они долго беседовали, куда-то постоянно вместе ходили. Первый тренер Квята – Павел Гуськов – до сих пор с ним общается, приезжает на гонки. И это то, что мне в Данииле нравится – он не забывает их. И для него это такой способ рассказать людям, а кто были те механики, те инженеры, которые ему помогали. Я думаю, их никто не знает, а теперь у болельщиков Дани есть шанс узнать этих людей, посмотреть на их фотографии. 

Даниил Квят, Red Bull Racing на картинге
Фото: Олег Карпов

Даниил славится своим умением не говорить в интервью лишнего. Как удалось вывести его на откровенность?

Это было одно из немногих интервью, когда мы сидели без сотрудницы пресс-службы Red Bull с диктофоном. Многое из того, что он рассказал, я не знал. Он очень откровенно говорил про отношения с Карлосом Сайнсом. Даже в этом интервью он остался дипломатом, но это часть его характера. Там нет резких суждений, но он очень четко расставлял акценты, давал людям характеристики. Я думаю, ему было проще еще и потому, что ему не нужно было отвечать на вопросы вроде «на что вы рассчитываете в следующей гонке». Я думаю, ему были интересны мои вопросы про прошлое, какие у него были отношения с тем или иным боссом из картинга. И он мог об этом рассказать откровеннее, чем сейчас он может рассказать про отношения, например, с Кристианом Хорнером.

Он уже читал книгу?

Для меня было важно узнать его мнение. Если бы про меня кто-то написал книгу и дал мне ее почитать, я бы упился ею и прочитал за следующие пять часов. Но когда я отдал рукопись Дане, он откладывал ее пару месяцев как минимум. Это тоже наверное что-то о нем говорит, потому что он концентрировался на главном. И только скорее чтобы помочь мне, чем полюбопытствовать, а что же там написано, он ее прочитал. Это было уже в минувшем декабре, когда у него был отпуск. До этого никакого фидбека от него я не получал.

Не то чтобы в книге были какие-то неприятные для него моменты, но может быть о чем-то ему не хотелось, чтобы про него писали. Но он просто сказал, что ему все понравилось.

Для кого будет эта книга?

Для поклонников гонок, для хардкорных фанатов Формулы 1, которым интересен персонаж. Я думаю, ее не будут покупать люди, которые не увлекаются гонками. Поэтому я себя не ограничивал, не ставил рамок вроде: «А что подумают те, кто не знают, что такое слип-стрим или пит-стоп». Мне кажется, она написана языком, который понятен тем, кто знаком с гонками. А другие ее просто не купят. 

Грегори Херманн, Даниил Квят и Олег Карпов
Фотограф Грегори Херманн, чьи снимки использованы в книге, Даниил Квят и Олег Карпов

Фото: Евгений Сафронов 

Готовятся ли переводы на другие языки?

Я очень плотно об этом думаю. Но пока конкретики нет.

Нам стоит ждать новых книг от автора Олега Карпова?

Мне нравится мой цикл «Клуб 500», и когда у меня накопится какое-то приличное количество материала для хорошей книги, я подумаю о том, чтобы ее сделать.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Даниил Квят
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100