Увидеть Париж и всё узнать. О чем расскажет Renault в среду?

Завтра в столице Франции Renault должна представить свою новую программу в Формуле 1. На какие же вопросы мы должны получить ответы…

Сделка по покупке Lotus завершилась только в декабре – несмотря на то, что переговоры велись на протяжении практически всего прошлого года. Затем, объявив-таки о приобретении акций у Жерара Лопеса и компании, Renault взяла продолжительную паузу.

Карлос Гон пообещал было поделиться подробностями в январе, но и первый зимний месяц прошел без новостей. Молчание будет прервано 3 февраля. О чем же нам должны рассказать?

Название команды

Несмотря на то, что все так уверенно рассуждают о возвращении в чемпионат заводской Renault, даже в этом вопросе не все так однозначно. Само слово Renault почти наверняка будет присутствовать в названии команды, но к нему вполне может "присоседиться" еще один родственный бренд.

По слухам, весьма вероятно, что французы захотят использовать Ф1 и для продвижения других марок. Не исключено, что в название команды будет включено и слово Alpine – название производителя спорт-каров, который принадлежит Renault.

Согласно другим сведениям, каким-то образом в проекте может быть задействована и Infiniti. Японский производитель с 2011 года успешно работал с Red Bull и наверняка продолжил бы сотрудничество, не случись в 2015-м ссоры между руководством австрийской компании и главами французского концерна.

Infiniti была титульным спонсором RBR. Но с Renault что-то подобное все же видится маловероятным.

Состав пилотов

Это уже, по большому счету, формальность. Пастор Мальдонадо вчера ближе к вечеру распространил заявление, положив конец многочисленным слухам о расторжении своего контракта с Renault. Он не будет выступать за команду в сезоне-2016, а в Париж вместо него отправится Кевин Магнуссен. Motorsport.com уже сообщал, что именно он заменит Мальдонадо в составе.

Место Джолиона Палмера гарантировано. Пока Пастор сочинял грустное послание своим болельщикам, британец занимался куда более прозаичными вещами – сообщив, например, что будет использовать в предстоящем сезоне номер 30. Джолион дебютирует в Ф1, продолжив семейный бизнес.

Возможно, названы будут и имена тест-пилотов. Ромен Грожан не дотерпел до завершения сделки между Lotus и Renault, и перебрался в Haas. Теперь французам, по-хорошему, нужен пилот-соотечественник.

Увидим ли мы завтра в рубашке Renault Жана-Эрика Верня? Или, может быть, Эстебана Окона? У второго варианта очень много аргументов "за".

Руководители

Этот вопрос – интереснее. Хотя бы потому, что ни о чем нельзя говорить наверняка.

Станет ли руководителем команды гоночный босс марки в Формуле 1 Сириль Абитбуль? Или же кредит доверия к менеджеру, при котором Renault, будучи мотористом, не добилась почти никакого прогресса, исчерпан?

Согласится ли во второй раз в жизни стать руководителем коллектива Ф1 Ален Прост? Или послу Renault этот пост даже не предлагали?

Помимо этих кандидатов, столь же часто называется и еще один – Фредерик Вассер, глава команды ART Grand Prix, одного из самых успешных проектов в молодежных сериях. Слухи о его возможном назначении появились прошлой весной, и тот факт, что их никто особенно даже не стремился опровергать, может свидетельствовать, что они небезосновательны.

Возможно, завтра выяснится, что должность досталась кому-то еще – причем не из мира Ф1. Увела же McLaren у Volkswagen Йоста Капито. Зачем, например, на Гран При Бразилии приезжал глава Audi в DTM Дитер Гасс?

Наконец, есть еще Флавио Бриаторе – пусть и слегка постаревший, но по-прежнему экстравагантный и причастный к прежним успехам бренда.

В любом случае, вопрос о руководителе команды на данный момент представляется ключевым.

Партнеры

В Энстоуне наверняка уже успели распечатать наклейки PDVSA, но теперь они точно не пригодятся. Значит ли это, что вместо них теперь можно поместить на бортах машины логотипы другой нефтяной компании Total, которая как и Infiniti, уже не работает с Red Bull?

Возможно, вместе с Магнуссеном у Renault появится спонсор из Дании. По слухам, поддержку Кевину готов оказать производитель одежды Bestseller, а на бортах машины появятся логотипы одного из принадлежащих ему брендов – скорее всего, Jack & Jones. Такая надпись уже украшала как-то автомобиль Магнуссена-младшего – когда он гонялся в Мировой серии Renault.

Поговаривают, текстильщики готовы заплатить около $7 млн. Не так много, как было в докризисные времена у Мальдонадо, но тоже вполне себе ничего.

Интересно узнать, останутся ли с командой партнеры прежних владельцев: Microsoft, российская Yota, EMC.

Программа

Карлос Гон уже успел заявить, что на хорошие результаты Renault будет претендовать года примерно через три. И пессимистичным этот прогноз не назовешь при всем желании.

Про проблемы французов с моторами слышали, наверное, уже даже те, кто равнодушен не то, что к автомобильному, а вообще к любому спорту. Верить, что их удастся решить за зиму, как-то наивно, даже если очень хочется. Но ведь и это еще не все.

Пока руководители Renault водили ручкой над контрактом с Lotus, в Энстоуне заправлял делами кризисный менеджер Мэттью Картер. Логично предположить, что человек, не выделивший денег даже на оплату гостевого домика на Сузуке, не слишком охотно тратился на создание машины для сезона-2016, в котором ни Lotus, ни самому Картеру принимать участие не светило.

Шасси, с которым Renault будет выступать в этом году, создавалось в условиях жесточайшей экономии – и это может аукнуться даже в сезоне-2017. Какое-то время точно придется потратить на выстраивание коллектива и структуры, а подготовку к следующему году – когда, есть вероятность, сменится регламент – надо начинать уже в марте.

В Renault явно понимают, что вариант "выиграть всё в первый год и уйти" не сработает. Поэтому очень хотелось бы услышать, сколько лет они готовы финансировать свою новую программу, ожидая результатов. Хотя бы примерно.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Джолион Палмер , Кевин Магнуссен
Команды Renault F1 Team
Тип статьи Анонс
Rambler's Top100