У микрофона. Как работает комментатор на гонке Ф1 в Сочи

На прошедшем в Сочи Гран При России ответственный редактор Motorsport.com Александр Кабановский по приглашению организаторов комментировал ход уик-энда для зрителей на трибунах. Вот его рассказ о том, как прошли для него эти три дня.

Эта история началась летом 2014 года и как-то сама собой пришла к тому, что четвертый год подряд поездка на Гран При России в Сочи превращается для меня в одно из главных событий года. Разумеется, национальный этап Ф1 и сам по себе достоин этого звания, однако возможность внести собственный вклад в столь масштабное событие, а заодно и заглянуть за кулисы Формулы 1 – это тот уникальный шанс, который выпадает нечасто.

Работа у микрофона начинается в пятницу, поэтому четверг проходит по тому же графику, что и у коллег по пресс-центру. Разумеется, надо убедиться, что вся техника готова к началу репортажей, но это чистая проформа: за организацию отвечают партнеры Ф1 из компании WIGE – инженеры-австрийцы в аккуратной униформе еще ни разу не дали повода упрекнуть себя, работая быстро и незаметно.

Паддок
Паддок «Сочи Автодрома»

Фото: LAT Images

Сама комментаторская – небольшая комнатка на втором этаже пункта управления гонкой, из которой видно последний поворот и самое начало стартовой прямой. Для прохода сюда нужен особый пропуск, но уже ко второму дню охранники привыкают к постоянным перемещениям и не требуют его. Напротив, помогают открыть дверь, когда видят, что руки заняты. А заняты они частенько – помимо необходимости таскать туда-обратно рабочий компьютер, почти всегда надо захватить какие-то записи, протоколы или просто стакан чая.

Здесь же, на втором этаже по соседству, расположены кабинеты больших боссов. Ниже, на первом, кипит активность судей, в том числе в знаменитой комнате с десятками экранов, где Чарли Уайтинг держит руку на пульсе событий. Выше, начиная с третьего, получают удовольствие многочисленные гости вип-лож и паддок-клуба. А на втором этаже тихо. Но за открытыми дверьми кабинетов нет-нет да мелькнут усы Чейза Кэри. Так что тут поневоле проникаешься важностью происходящего.

Не стоит думать, что в комментаторской есть какое-то чудо-оборудование. Монитор с таймингом да экран ноута – все, на что можно рассчитывать. Из действительно полезного – лишь данные GPS. По ним видно, где именно находятся машины на трассе. Невероятно удобная штука, особенно в квалификации и гонке. Позволяет сразу определить, куда пилот вернулся на трассу после пит-стопа. 

Боб Констандурос комментирует Гран При России
Наша с Бобом комментаторская. Отлично видна его записная книжка

Фото: Александр Кабановский

Учиться у напарника

В преддверии первого Гран При России мне предлагали комментировать сразу на русском и английском. Я не раздумывал ни секунды и отказался. Ибо такое под силу только носителю языка. В пылу борьбы, когда эмоции захлестывают, и свои-то родные слова непросто подбирать верно, а уж английские нечего и пытаться.

Как оказалось, это было совершенно верным решением, потому что дало мне возможность познакомиться с Бобом Констандуросом. Уж не знаю, почему коллега Карпов никак не возьмет его в оборот своего цикла «Клуб 500», но в том, что Боб входит в число легенд паддока, сомнений быть не может.

Он начал заниматься гоночной журналистикой в конце 60-х, а с 1985-го не пропустил ни одного Гран При. Что говорить, если даже свою жену он встретил в Формуле 1 – она работала в Williams. Сейчас Боб комментирует гонки для зрителей практически на всех этапах («Кроме Канады, они невероятно жадные да еще задерживают деньги, и Японии»), а также ведет официальные пресс-конференции FIA и работает для гостей паддок-клуба.

ГП России, Четверг.
Боб Костандурос

Фото: XPB Images

Отлично помню, как этот зубр первое время присматривался ко мне, и как непросто было поначалу рядом с таким авторитетом. Но сейчас, хочется верить, все уже иначе, хотя всякий раз, когда британский коллега, невероятным образом воспринимая мои русские пассажи, говорит: «Очень верное замечание, Александр», на сердце становится теплее.

Работать с Бобом интересно и сложно одновременно. Сложно потому, что огромный опыт позволяет ему делать все легко и непринужденно. У него есть небольшая записная книжечка со вставными страницами. Перед стартом каждой сессии он вынимает оттуда чистый листок, заносит все события, а в конце возвращает листок на место. А когда требуется найти какую-то информацию, он просто отлистывает до нужной странички – и все как на ладони.

Первая тренировка в Сочи завершилась с лучшим результатом Кими Райкконена. «В последний раз Кими был быстрейшим в одной из сессий Ф1...» – спокойно начал Боб, быстро перелистывая страницы. И тут же сообщил зрителям, где и когда это было. З – зависть.

Но работать в паре с таким профи, разумеется, еще и очень интересно. Отточенный сотнями Гран При опыт позволяет многому научиться. А учиться у более опытных напарников в Ф1 стремятся все.

Конкуренция с Сироткиным

Помимо всех пяти сессий Ф1 – трех тренировок, квалификации и гонки, – комментировать надо еще и серии поддержки. Раньше это были GP2 и GP3. Год назад, после переезда этапа с осени на весну, их сменили отечественные «Миджеты» и SMP Формула 4. А на этот раз и вовсе остались только смешные машинки отечественной серии.

Заезды дополнительных классов всегда очень короткие. Их несомненный плюс в том, что борьба на трассе регулярно получается очень острой, радуя зрителей. Здесь можно вдоволь покричать у микрофона, когда лидеры по три раза за круг обгоняют друг друга, а то и выйти на подиум, как мне посчастливилось в прошлом году. В этот раз интервью у гонщиков «Миджетов» брал на пьедестале Сергей Сироткин, так что моя новая светло-кремовая рубашка, купленная именно для этого, увы, не пригодилась.

Подиум субботней гонки Mitjet: Иван Лукашевич, Алексей Карачем, Повилас Янкавичус
«На его месте должен быть я». Тот самый подиум субботней гонки Mitjet

Фото: Серия Mitjet

Но есть у гонок поддержки и минус – их график как нарочно составлен так, что именно на время этих заездов приходится большинство пресс-брифингов команд Ф1. Жаль, но ничего не поделаешь. Кроме того, часть сессий совпадает с официальными пресс-конференциями Формулы 1, так что тут отдуваться приходится без Боба.

«Сестра, давайте ножницы»

Собственно, этой части рассказа вообще не должно было быть. Отчасти в ее появлении виновато сочинское гостеприимство, отчасти – жадность автора этих строк.

Не секрет, что в гоночном паддоке Ф1 сложно остаться голодным: лет десять назад Red Bull первой открыла свои двери всем желающим, и теперь команды наперебой готовы кормить журналистов.

Но организаторы Гран При России наладили питание на таком уровне, что все больше журналистов предпочитает именно их кафе. Помимо сэндвичей, салатов и фруктов здесь есть своя «фишка» – супы. Они появились в дебютном 2014-м, а когда пропали годом позже, это вызвало столь заметное недовольство прессы, что с 2016-го пузатые баки с первыми блюдами вернулись на свое законное место.

Рядом с ними стоят батареи бумажных ведерок – подходи и наливай. И все очень охотно наливают. Правда, одного полного половника на такое ведерко маловато, так что нужно долить. Субботним вечером я долил от души, а когда чуть отвлекся, горячий тыквенный суп-пюре с креветками плеснул мне прямо на руку.

Было больно. Действительно больно. Как назло, под огонь попали большой и указательный пальцы правой руки. Татьяна из пресс-службы «Сочи Автодрома» поделилась кремом, но с очень серьезным видом сказала, что надо идти к доктору. Вообще, ситуация была ерундовой, но профессиональный интерес взял верх, и я направился в сторону медицинского центра автодрома.

Доктор с медсестрой явно скучали – по их части уик-энд выдался совершенно лишенным событий. Койка, на которой в 2015-м лежал перед отправкой в Горбольницу №2 Карлос Сайнс, пустовала, и мое появление явно обрадовало медиков. Сначала пальцы залили пеной от ожогов, затем намазали вонючей мазью, после чего доктор грозно сказал: «Сестра, давайте ножницы, будем отрезать».

Они действительно отрезали какой-то хитрый бинт, который накрепко приклеился к пальцам. Мы еще немного мило поболтали об их работе, после чего, искренне пожелав им скучать и дальше, я побрел обратно в пресс-центр.

Следующим утром пальцы были как новые.

Судья РАФ Василий Скрыль и редактор Motorsport.com Александр Кабановский
В паузе между сессиями можно выйти в паддок и найти интересного собеседника – скажем, представителя РАФ в судейской коллегии Гран При Василия Скрыля

Фото: Сергей Беднарук

С точностью до секунды

Воскресенье в Ф1 проходит по особому графику. Давно подмечено, что нет в паддоке дня лучше, чем четверг: все настроены предельно позитивно, готовы общаться, а людей случайных практически не встретить. Но по ходу уик-энда напряжение нарастает, число разного рода высоких гостей тоже постоянно увеличивается – и к воскресенью атмосфера становится совсем иной.

Это уже та самая пафосная Ф1, о которой так часто приходится слышать. Серьезные мужчины в сопровождении дам в изящных одеяниях, нелепые «селебритис», почти бегом пересекающие паддок пилоты, огромные, человек по 20, телебригады ведущих каналов, освещающих Гран При на весь мир... Одним словом, все по-взрослому.

Для нас с Бобом работа в главный день, не считая короткой утренней гонки «Миджетов», начинается за полтора часа до старта. Это происходит во время парада пилотов и, после небольшой паузы, торжественной церемонии открытия перед национальным гимном.

Гонщики слушают национальный гимн
Гонщики на старте Гран При России во время исполнения гимна

Фото: Sutton Motorsport Images

Сказать во время этой церемонии надо совсем немного, буквально три-четыре предложения, но даже мой коллега по нескольку раз повторяет их, оттачивая интонации. Текст присылает FOM, и менять его нельзя. Прежде он был только на английском, что оставляло мне хоть небольшой простор для творчества при переводе, теперь же формулировки пришли сразу на двух языках. Окей.

Стоит добавить, что такие объявления по трассе делаются не из комментаторской, а из особого помещения у самого подиума. По одну сторону от коридора, ведущего к пьедесталу, расположена комната для победителя и призеров, а по другую – эта самая аппаратная. Там властвует Джонатан – все называют его только по имени – главный режиссер телетрансляции. Он находится где-то еще, но его голос координирует все происходящее, в том числе и в аппаратной.

Любые действия здесь рассчитаны с точностью до секунды. Когда надо было приветствовать гостей перед гимном, Боб попросил заранее посчитать, сколько займет моя речь, и так же поступил со своей. После чего сообщил Джонатану. Мы должны были начать строго в 44 минуты и 50 секунд.

Потом, после гимна, пришлось мчаться в комментаторскую и оттуда уже в привычном режиме рассказывать о финальных приготовлениях к гонке и последующей борьбе на трассе.

После финиша приходилось слышать, что четвертый Гран При России вышел скучным. Мне, должен признать, так не показалось. Да, с обгонами в этот раз и впрямь не сложилось. Но динамика борьбы лидеров держала в напряжении от старта и до финиша.

Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W08
Льюис Хэмилтон, Mercedes AMG F1 W08

Фото: LAT Images

Наверное, дело еще и в том, что на автодроме волей или неволей заряжаешься общей энергетикой. Когда прямо под твоими окнами бредет к боксам McLaren сошедший еще до старта Фернандо Алонсо, а любой отрыв на трассе можно увидеть своими глазами – все происходящее воспринимается совсем иначе.

Do svidanya

Еще одной особенностью воскресенья на «Сочи Автодроме» становится появление немногословных широкоплечих мужчин с аккуратными стрижками в строгих костюмах. Неизменные гарнитуры в одном ухе не оставляют сомнений, в чем именно состоит их работа.

Тонкость ситуации в том, что путь в аппаратную проходит, в том числе, через коридор, который люди в костюмах полностью блокируют на время награждения. Блокируют вежливо, но совершенно непреклонно.

Год назад мне удалось найти в лабиринте комнат «Сочи Автодрома» путь в аппаратную через одно из задних вспомогательных помещений. Но на этот раз соответствующие двери был заранее предусмотрительно заперты, потому попадание к микрофону на время церемонии награждения зависело исключительно от собственной скорости.

Как назло, борьба в гонке продолжалась до самых последних метров. Потому, скороговоркой подведя итоги после клетчатого флага, мы с Бобом едва ли не бегом устремились в коридор – и успели.

В аппаратной, помимо технических сотрудников, находился Эдди Джордан, которому предстояло брать интервью на подиуме. Колоритный ирландец вновь и вновь отрабатывал свои вопросы (как известно, хороший экспромт важно подготовить) и сколь старательно, столь и безуспешно пробовал выговорить такое сложное «Do svidanya».

Комментатор телеканала Channel 4 F1 TV Эдди Джордан и пилот Mercedes AMG F1 Валттери Боттас
Комментатор телеканала Channel 4 F1 TV Эдди Джордан и пилот Mercedes AMG F1 Валттери Боттас

Фото: Sutton Motorsport Images

Пока пилоты завершали круг почета, пока поднимались в соседнюю с нами комнату – прошло несколько минут.

Тут Эдди встрепенулся:

– Боб, а как ты собираешься меня представить?

– Как бывшего владельца команды Формулы 1, а как еще.

– Ах ты <...> <...>! Сколько раз повторять: я бывший владелец ПОБЕЖДАВШЕЙ команды Формулы 1! <...> <...>, старый ты <...>!!! 

Довольный достигнутым эффектом, он под общий хохот техников удалился в дальний угол, откуда еще некоторое время слышалось «Да свьеджана» и «Да свидажна». Верный вариант ему так и не покорился.

Впрочем, об этой осечке Эдди, похоже, никто кроме меня и не узнал. Когда он прощался, заполненная болельщиками финишная прямая «Сочи Автодрома» продолжала громко скандировать «Ки-ми! Ки-ми!», и этот рев голосов заглушил Джордана. В остальном, конечно, старый ирландский <...> был неподражаем, поставив в конце очередной главы истории Гран При России эффектную точку.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При России
Трек Сочи Автодром
Тип статьи Самое интересное
Rambler's Top100