Цена 22-х гонок в год – депрессия и мысли об уходе. Исповедь механика Формулы 1

Множество мелких травм, токсичная атмосфера, депрессии и злость по отношению к руководству – как выяснилось, в реальности Формула 1 мало похожа на работу мечты

Цена 22-х гонок в год – депрессия и мысли об уходе. Исповедь механика Формулы 1

Главы команд традиционно стараются показать, что они стараются изо всех сил, чтобы облегчить жизнь простым сотрудникам, которые трудятся на на пит-лейне. Однако календарь Формулы 1 стремительно расширяется и обещает в будущем включить в себя даже больше этапов, чем 23 Гран При, которые запланированы на 2022 год. Сейчас строенные этапы (когда гонки проходят каждый уик-энд три воскресенья подряд) уже стали нормой. И в паддоке все чаще можно услышать разговоры о том, что простых механиков и так никто не слушает, а в будущем ситуация только ухудшится.

Некоторые руководители команд заявляют, что недовольных таким графиком никто в боксах не держит и сотрудники вправе уволиться и найти себе менее пыльную работу. Однако массовое увольнение опытных и профессионалов вряд ли отвечает долгосрочным целям Формулы 1.

Motorsport.com готов рассказать истинную историю жизненного пути механика Формулы 1 и показать, что уже сейчас многие люди в боксах работают на пределе.

Мы поговорили с членом одной из команд, который попросил не называть его имени. Вместе со своим коллективом он путешествует по всем трассам, где проходят Гран При. И поделился с нами рассказом о том, как изменилась его жизнь в последние годы, что означает увеличение числа этапов для тех, кто трудится в боксах и как руководство Ф1 может в будущем улучшить условия труда таких простых сотрудников.

Тяжелая доля механика

Нет никакого секрета в том, что работа механика в Формуле 1 довольно трудна. Так было всегда, и ни один из нас не выбрал эту работу потому, что здесь можно не напрягаться. Мы все любим Формулу 1 и понимаем, что работа в гонках такого уровня подразумевает от каждого полную отдачу. Однако с ростом числа гонок, когда проведение трех этапов подряд стало нормой, многие в боксах почувствовали, что уже достигли предела своих возможностей.

Количество рабочих часов для нас весьма велико. Начиная со среды и заканчивая вечером воскресенья мы трудимся минимум по 12 часов в сутки. И на самом деле ты не замечаешь усталости до тех пор, пока не возвращаешься на базу команды к нормальному восьмичасовому графику. Тогда нормальный рабочий день начинает казаться до смешного коротким. Только вернувшись домой ты осознаешь, насколько ненормальную жизнь вел все эти дни на Гран При.

Самым тяжелым является непрерывность работы – когда у тебя просто нет времени на то, чтобы заниматься чем-то еще. Ты приступаешь к работе сразу после выхода из аэропорта – хотя перелет мог быть весьма тяжелым. Ведь даже между континентами мы летаем эконом-классом, где не так-то и просто поспать.

В конце сезона, после этапов в Мексике, Бразилии и Катаре (они прошли за три недели), когда мы постоянно перелетали эконом-классом на большие расстояния, страдали от разницы во времени и необходимости трудиться до поздней ночи, все чувствовали себя очень вымотанными. Именно в этот период я видел наиболее уставших людей в паддоке.

К тому же, все это время мы проводим вдали от любимых людей, в постоянных переездах. И я чувствую себя очень-очень одиноким.

Потом, в понедельник, ты приезжаешь домой. Ты не высыпался несколько дней, и у тебя просто нет сил на то, чтобы насладиться свободным временем. Это неизбежно отражается на отношениях с близкими, которые вправе ожидать от тебя большей отдачи. Это несправедливо и по отношению к тебе, и в отношении наших близких.

Дело не только в психическом состоянии, ты страдаешь и физически. По ходу сезона механик получает огромное количество мелких травм. Да, в командах есть доктора и физиотерапевты, готовые о нас позаботиться, но как правило решением становится принятие обезболивающего, которое возвращает тебя в строй. В обычной жизни ни один доктор за миллион лет не даст тебе столько лекарств, сколько выдается нам чтобы поддержать нашу работоспособность.

Некоторые из нас, кто не хочет сидеть на обезболивающих, начинает злоупотреблять алкоголем, но это тоже не выглядит дорогой в счастливую жизнь.

 

Фото: Simon Galloway / Motorsport Images

В довершение ко всему из-за коронавируса появились все эти ограничения. В итоге команды стали как-то разруливать время сдачи тестов, вновь думая при этом о работе, а не об удобстве для своих сотрудников. Доходит до того, что команды не дают нам сдать необходимые для возвращения с Гран При тесты заранее (к примеру, в пятницу) – опасаясь, что если результат будет положительным, механик пропустит квалификацию или гонку. Но если ты делаешь тест в последний момент и его результаты задерживаются (и ты, вылетев позже, лишился одного дня с семьей), это уже твои личные проблемы. 

Казалось бы, один день не так уж и важен. Но в условиях, когда ты вымотан, тебе крайне важен каждый день среди любящих людей. Потому, что в самой команде уровень эмпатии по отношению к рядовым сотрудникам далек от максимального.

Помимо задержки на проведение теста на коронавирус перед вылетом домой нужно учесть требования властей Великобритании к самоизоляции по возвращению в страну. И все это – в условиях, когда календарь меняется по ходу сезона. В результате мы вынуждены отдавать Формуле 1 всю свою жизнь просто ради того, чтобы руководители и владельцы бизнеса могли заработать еще больше денег.

Мы работаем в условиях постоянного стресса и усталости, и при этом от нас требуется безошибочное выполнение наших обязанностей. Никто из нас не хочет собрать машину, которая развалится по ходу заезда. Мы должны быть максимально сконцентрироваными. И это только повышает уровень стресса. Пилоты и менеджеры команды давят на тебя, требуя на 100% исключить возможность ошибки. Но мы же люди – и каждый может однажды ошибиться. 

А когда ты ошибаешься, то все вокруг молчат и показывают свое разочарование. Потом начинаются вопросы о том, как ты это допустил, почему не был внимательным – и все это, конечно, давит на тебя еще больше. Ты начинаешь винить себя. Возникает страх совершить ошибку снова, но из-за этого количество ошибок только увеличивается – потому что ментально ты находишься в постоянном стрессе.

Стресс, усталость и увеличение числа гонок – включая те, которые идут три уик-энда подряд – создают условия, когда атмосфера внутри команды становится очень токсичной.

И эта токсичность формируется в весьма конкурентной среде. Команда Формулы 1 устроена как корпорация, где ты пытаешься забраться наверх по карьерной лестнице – но для этого приходится скидывать тех, кто уже находится выше тебя. Мы часто подшучиваем друг над другом, но порой перегибаем палку. Я много раз видел, как невинные шутки очень быстро скатываются до оскорбительного юмора.

Для многих такие подшучивания над их положением, отношением к работе и даже сексуальностью могут оказаться оскорбительными. Все это может стать причиной депрессии, которая особенно опасна в условиях одиночества и нездорового образа жизни.

Токсичность проявляется еще и в том, что будучи в душе одинокими, мы вынуждены работать в очень тесном контакте друг с другом, без возможности передохнуть от общения в коллективе. Мы собираем шасси, затем должны хватать и устанавливать коробку передач, затем – перебирать подвеску. Порой нет и получаса на то, чтобы перекусить, и приходится как волку хватать пищу буквально на ходу.

 

Фото: Sam Bloxham / Motorsport Images

Но неужели команды ничего не делают?

Справедливости ради – команды стараются улучшить условия труда, и за последние годы правда многое удалось изменить. Хорошо, что нам теперь не приходится между гонками постоянно работать на тестах, как это было еще пару десятилетий назад. Или раньше нас селили в отелях по двое – но сейчас большинство команд поняли, что одноместные номера обходятся несильно дороже. И положительный эффект от того, что механики в таких условиях могут лучше отдохнуть, все окупает.

Однако все еще остается проблема невнимания к заслугам механиков. В соцсетях команд рассказывается только о пилотах – а о нас никто не вспоминает. Создается впечатление, что руководство команд боится допустить общения механиков с болельщиками и с прессой – и потому старается его ограничить. И в целом я не вижу у начальства понимания того, что результаты в гонках зависят в том числе от механиков и техников.

В итоге получается, что если у кого-то из нас случится нервный срыв, никто из руководства не придет, чтобы его поддержать. Часто, когда начинаются разговоры о стрессе и уровне нагрузки на членов команд в связи с ростом числа гонок, люди думают, что нас же никто в команде не держит и не запрещает уволиться. Один из руководителей команд прямо заявил, что недовольным всегда можно найти замену.

Но это лишь демонстрирует, как далеки эти руководители от проблем простых работников – раз они думают, что человека в команде заменить также легко, как и перегоревшую лампочку.

На деле, если перегнуть палку, все профессионалы уйдут и придется брать на их места совсем молодых ребят. Вы не сможете сразу найти хороших механиков и отличных инженеров – а тогда общий уровень чемпионата снизится. Уже не будет так, что лучшие механики создают лучшую машину для лучшего пилота и все это образует лучшую в мире команду.

Если кто-то думает, что можно привести молодых людей из какой-либо младшей серии и создать с ними команду, которая выиграет чемпионат – они просто не понимают, как устроен наш спорт. Как и в любом деле, требующем высокого мастерства, в Формуле 1 нужны опытные сотрудники, чтобы добиться успеха. Формула 1 недалеко ушла от ремесла, где опытные мастера годами передают свои навыки молодым работникам. Без этого команда не может стать лучшей.

У меня есть ощущение, что Формула 1 близка к тому, чтобы перегнуть палку – учитывая стремление боссов чемпионата раздувать календарь и увеличивать количество ситуаций, когда идут три уик-энда подряд. Уже в этом году я слышу все чаще слышу от людей, что они хотят сменить место работы. В прошлом я такого не наблюдал.

Да, под конец сезона два-три сотрудника из каждой команды решают покончить с Формулой 1. Но в этом сезоне об уходе заговорило гораздо больше людей. Мне кажется, на фоне эпидемии коронавируса люди сильнее осознали, что и за пределами Формулы 1 тоже есть жизнь.

 

Я также беспокоюсь за свое будущее. Я испытываю стресс, высокую нагрузку и при этом слышу разговоры о потолке бюджетов, который должен отразиться и на механиках.

Зарплаты механиков в последние годы более-менее уравнялись, и это тоже не мотивирует выкладываться сильнее других. А в условиях ограничения бюджетов команды даже не смогут поднимать нам зарплаты для компенсации инфляции. В итоге мы придем к тому, что зарплаты механиков в Формуле 1 будут ниже, чем в других сериях. Я могу себе представить сценарий, при котором лучшие из нас начнут переходить в Формулу 2, Формулу Е или в гонки на выносливость. Пусть даже там платят чуть меньше – но там и гонок в сезоне вдвое меньше. Так быть не должно.

Для тех, кто любит Формулу 1, не остается возможности построения нормальной карьеры. В прошлом можно было рассчитывать стать шеф-механиком, затем главным механиком команды и даже подняться выше. И каждый раз это означало повышение зарплаты. Теперь этого просто нет, зарплаты у всех сравнялись. В таких условиях как нам переманивать самых талантливых специалистов из других чемпионатов?

Был ли смысл делать исключение в потолке бюджетов для тройки самых ценных сотрудников, если они и так получают куда больше, чем те, кто непосредственно трудится в боксах? Я верю, что руководство команд и боссы чемпионата переживают по поводу происходящего – но я не думаю, что они полностью понимают сложившуюся ситуацию. А потому у меня нет основания ожидать скорых перемен к лучшему. 

Но если сейчас не обратить внимания на проблемы механиков и не принять мер, то очень скоро мы увидим массовый уход людей из команд. И это нанесет по ним очень серьезный урон. К тому же у меня есть ощущение, что ростом числа гонок в сезоне недовольны не только сотрудники команд, но и болельщики, которые тоже считают, что три гоночных уик-энда подряд – это уже слишком. И мне сложно понять, почему при составлении календаря никто не подумал об удобстве работников команд. Почему после Азербайджана мы должны лететь в Канаду? Не лучше ли было провести следом Гран При в соседней Турции?

 

Фото: Glenn Dunbar / Motorsport Images

И что же делать?

Конечно, зарплаты очень важны. И следует как-то продумать распределение доходов в Формуле 1. Неправильно, что от ограничения бюджетов команд страдают в первую очередь те, кто трудится на пит-лейне. Ведь то, что для боссов кажется небольшой прибавкой к их зарплате, для нас является хорошими деньгами.

И почему бы не взять за правило покупать нам билеты в более комфортном классе при длинных перелетах? Тогда на выходе из самолета мы будем куда более работоспособны.

Ну а что касается роста числа Гран При, то это можно решить ротацией смен механиков. Я знаю, что одна из команд в этом сезоне уже давала механикам возможность пропустить несколько гонок по ходу сезона – и это реально было для них большим преимуществом.

Но, пожалуй, больше всего нам хотелось бы почувствовать, что для руководства чемпионата мы что-то значим. Мы все делаем свою работу, потому что любим Формулу 1. Но наступает момент, когда плохое психическое и физическое состояние начинает перевешивать любовь к спорту.

Нам нужно больше времени для отдыха и восстановления сил. Больше внимания к нашему здоровью – и тогда и мы станем лучше выполнять свои обязанности. Ну и наконец, нам хотелось бы увидеть у руководства чемпионата больше понимания того, как на самом деле выглядит наша жизнь и как мы чувствуем себя в середине трех гоночных уик-эндов подряд.

Читайте также:
Поделились
Комментарии
Култхард объяснил успех Макса: Он смог залезть Льюису в голову
Предыдущая новость

Култхард объяснил успех Макса: Он смог залезть Льюису в голову

Следующая новость

Слухи: Леклер собрался сменить номер в Формуле 1

Слухи: Леклер собрался сменить номер в Формуле 1
Загрузить комментарии