Три жизни, три смерти. Как спасали Manor

На прошлой неделе команда Manor F1 объявила о своем закрытии – на этот раз уже окончательно. Motorsport.com рассказывает, кто шел на выручку команде и защищал ее от банкротства с самого появления в Ф1 в 2010-м.

Virgin

В 2009 году Международная автомобильная федерация объявила список команд для сезона Ф1-2010, в числе которых значилось имя Manor Grand Prix, принадлежавшее британской команде Manor Motorsport из Формулы 3.

Главными руководителями и идеологами Manor Grand Prix стали бывший гонщик Джон Бут и инженер Ник Вирт, ранее работавший в Benetton. Они пришли в Ф1 благодаря приглашению президента FIA Макса Мосли, объявившего о возможности для новых команд выступать в рамках ограничения бюджета, контролирования расходов и гарантированных денежных выплат.

В конце того же 2009 года на сцену вышел британский миллиардер и владелец компании Virgin Group Ричард Бренсон, который заключил с Manor Grand Prix большой контракт. Команда была переименована в Virgin Racing, а Бренсон стал ее совладельцем. 

Лукас ди Грасси, Virgin Racing
Лукас ди Грасси, Virgin Racing

Фото: XPB Images 

В свой дебютный сезон Virgin Racing не набрала ни одного очка, однако в конце 2010-го в западных СМИ появилась информация о том, что Virgin Racing ведет переговоры с российскими инвесторами о продаже акций. Сообщалось, что Marussia Motors, уже в какой-то мере спонсирующая Virgin Racing, являлась потенциальным покупателем команды, а Николай Фоменко – музыкант, шоумен и президент Marussia Motors в одном лице – неоднократно рассказывал, что хочет видеть российскую команду в Формуле 1. 

Николай Фоменко, президент Marussia Motors
Николай Фоменко, президент Marussia Motors

Фото: XPB Images

В конечном итоге слухи подтвердились – 11 ноября Фоменко объявил о покупке крупного пакета акций Virgin Racing – инвестором стал генеральный директор Marussia Motors Андрей Чеглаков. Команда, получившая название Marussia Virgin Racing, начала выступления в новом сезоне 2011-го под российским флагом. Фоменко, занявший должность технического директора команды, планировал в долгосрочной перспективе сделать коллектив полностью российским, не говоря уже о заключении контрактов с отечественными пилотами. 

Тем не менее, все «российское», что было в команде – лицензия, спонсоры, владелец и несколько русскоговорящих сотрудников.

Marussia 

Четыре года выступлений команды Marussia Manor (сменившей название на Marussia F1 в 2012-м) ознаменовались не только громкими взлетами, но и столь же громкими падениями: команда терпела многочисленные убытки; полностью меняла подход к созданию машины (увольнение Ника Вирта, доступ к аэродинамической трубе McLaren, реструктуризация и покупка новой базы в оксфордширском Бэнбери); хваталась за любые рекламные контракты; подписывала соглашения с гонщиками и тут же расторгала их из-за отсутствия выплат со стороны спонсоров (случай с Луисом Разия); завоевала свои первые и последние очки благодаря девятому месту Жюля Бьянки на Гран При Монако (что позволило команде закрепиться на десятом месте в Кубке конструкторов и рассчитывать на призовые); пережила две тяжелые аварии, впоследствии приведшие к смерти пилотов – Марии де Вийота и Бьянки...  

Адриан Сутиль и Жюль Бьянки. ГП Японии, Воскресная гонка.
Адриан Сутиль и Жюль Бьянки. ГП Японии 2014 года

Фото: XPB Images

В 2014 году Marussia F1 надеялись привлечь новых инвесторов на домашнем этапе в России, так как у команды не было бюджета для выступлений в оставшихся гонках, но этому помешала авария Жюля Бьянки в октябре на Гран При Японии.

В том же месяце команда объявила, что не выйдет на старт последних трех гонок сезона, а затем – что она переходит под внешнее управление британской компании FRP Advisory. 

Шансы Marussia F1 выйти на старт нового сезона расценивались как минимальные – по информации The Daily Telegraph, команда имела задолженность в сумме более 30 млн фунтов стерлингов. К тому же и Андрей Чеглаков, поддерживавший коллектив, прекратил спонсирование команды. Тем не менее, руководство Marussia F1 подало заявку на выступление в следующем году под названием Manor – для получения призовых за десятое место в Кубке конструкторов было необходимо выйти на старт следующего сезона.

Жюль Бьянки. ГП Сингапура, Воскресная гонка.
Жюль Бьянки. ГП Сингапура 2014 года

Фото: XPB Images

Ситуация была настолько удручающей, что FRP Advisory объявили о распродаже всего имущества команды на аукционе в декабре. В январе 2015-го аукцион отменили, но база «Маруси» успела уйти готовившейся к дебюту в Ф1 команде Haas.

Руководство Marussia F1 вело многочисленные переговоры с инвесторами, которые, вопреки ожиданиям большинства аналитиков, увенчались успехом. 19 февраля команда объявила о выходе из под внешнего управления, а главным инвестором, спасшим команду, стал ирландский бизнесмен Стивен Фицпатрик, основатель компании Ovo Energy. По слухам, он вложил в команду собственные 30 млн фунтов, погасив все долги. Руководителям команды пришлось буквально «из пепла» в кратчайшие сроки собирать команду, заключать контракты с пилотами и адаптировать машины прошлого сезона под регламент 2015 года.

Команда была спасена, однако Стивену Фицпатрику удалось держать ее на плаву лишь в течение двух лет.

Manor

Manor F1 (Virgin Racing\Marussia Manor\Marussia F1) была единственной сохранившейся на тот момент командой из трех новичков, пришедших в чемпионат в 2010 году. HRT (Hispania Racing) прекратила свое существование в 2012-м, а Caterham F1 (Team Lotus) продержалась до 2014-го.

В 2016 году Manor F1 удалось заработать одно очко благодаря везению и стараниям Паскаля Верляйна – чемпион DTM финишировал на десятом месте на «Red Bull Ринге». Руководство команды и инвесторы надеялись на сохранение десятого места в Кубке конструкторов, что позволило бы получить внушительные призовые по итогам сезона. 

Паскаль Верляйн, Manor Racing MRT05
Паскаль Верляйн, Manor Racing MRT05

Фото: XPB Images

Однако на предпоследнем этапе чемпионата в Бразилии Фелипе Наср финишировал на девятом месте, заработав два очка, и помог команде Sauber опередить Manor в Кубке конструкторов.

Несмотря на то, что владелец команды Manor F1 Стивен Фицпатрик в конце года вел переговоры с инвесторами, они ни к чему не привели – в начале января команда, как и два года назад, была введена под внешнее управление компании FRP Advisory, в свою очередь занявшихся поиском покупателей. Безуспешным: 27 января коллектив объявили закрытым, а сотрудников распустили по домам.

Проблемы команды состояли не только в потере десятого места по итогам сезона и отсутствии призовых денег (около 40 миллионов долларов). Существовало несколько причин – по слухам, владельцы хотели оставить часть акций команды себе; над командой висела угроза судебного иска со стороны семьи погибшего Жюля Бьянки, а в бюджете на 2017 год огромная дыра образовалась еще задолго до того, как команда опустилась на последнее место в Кубке конструкторов. 

Эстебан Окон, Manor Racing MRT05, и Паскаль Верляйн, Manor Racing MRT05
Эстебан Окон и Паскаль Верляйн, Manor Racing MRT05

Фото: XPB Images

Сам Стивен Фицпатрик редко приезжал на гонки и возложил поиск покупателя команды на инвестиционный банк Rothschild, однако неутешительные результаты в гонках и желание Фицпатрика оставить себе часть акций команды не привлекали инвесторов.

Тем не менее, переговоры велись с потенциальными покупателями из США, Индонезии и Мексики, но так ни к чему и не привели. Владельцы Manor F1 решили больше не вкладывать в команду деньги, что означает конец усилий маленькой британской команды удержаться на плаву.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Команды Manor Racing , Manor Motorsport , Virgin Racing
Тип статьи Самое интересное
Rambler's Top100