Трассу в Стамбуле все хвалят – но Формула 1 не приезжала туда почти 10 лет. Как так получилось?

Формула 1 вернулась на берега Босфора после восьмилетнего перерыва. Мы решили вспомнить историю Гран При на «Истанбул-парке», короткую и поучительную

Трассу в Стамбуле все хвалят – но Формула 1 не приезжала туда почти 10 лет. Как так получилось?

О том, что турецкая гонка может войти в «ковидный» календарь 2020 года, впервые заговорили в конце лета, а уже спустя неделю с небольшим Формула 1 представила официальный список этапов, один из которых пройдет в этот уик-энд в пригороде Стамбула. 

В последний раз Большие Призы приезжали на этот автодром в 2011-м – из нынешнего пелотона лишь четверо гонщиков выходили тогда на старт, еще несколько знают трассу по «младшим» сериям. 

Болельщики за прошедшее время порядком подзабыли, какова на вкус Ф1 по-турецки. Между тем, историю появления, расцвета и заката Гран При на берегах Босфора, несомненно, заслуживает внимания.

Строительство «Истанбул Отодрома» в Турции

Строительство «Истанбул Отодрома» в Турции, май 2005 года

Когда и как появилась трасса?

У истоков проекта стоял человек по имени Мюмтаз Тахинчиоглу. Представитель богатой семьи, которая сделала состояние на торговле сахаром, он еще в конце 60-х годов прошлого столетия перебрался из Стамбула в Англию, где прожил два с лишним десятилетия.

Параллельно с ведением бизнеса Мюмтаз всерьез заинтересовался гонками: он прошел обучающий курс в одной из специализированных школ и выступал в локальных соревнованиях. Есть даже легенда, что соперником Тахинчиоглу в то время был сам Айртон Сенна.

Вернувшись в Турцию в 1989-м, герой этой истории активно включился в гоночную жизнь страны: на пятом десятке взялся выступать в картинговом первенстве страны и взял три титула, поехал участником на чемпионат мира (!), а в скором времени возглавил национальную автоспортивную федерацию TOSFED. В этом качестве Мюмтаз наладил активное взаимодействие с FIA, быстро обретя и международный авторитет. 

Тем временем у Тахинчиоглу подрастал сын Ясон. Собрав ворох титулов в картинге и получив в качестве подарка на 15-летие тесты в Формуле 3, к началу XXI века он уже стартовал в Европе. Особенных успехов на этом уровне у гонщика не было, но разве подобные мелочи важны для отца? Мюмтаз уже видел наследника на старте Гран При.

Ясон Тахинчи, пилот GP2

Ясон Тахинчи, пилот GP2

Фото: GP2 Series Media Service

А пока Ясон – и это уже не легенда, а факт – безуспешно соперничал в Формуле Renault 2.0 с Льюисом Хэмилтоном, Полом ди Рестой и Сьюзи Вольф (в ту пору шотландка опережала мальчишек под девичьей фамилией Стоддарт), Тахинчиоглу-старший окончательно пришел к мысли, что кроме национального пилота Ф1 Турции нужен и национальный этап.

Связи в FIA, руководстве Стамбула и кипучая энергия самого Мюмтаза позволили сдвинуть дело с мертвой точки. В то время Берни Экклстоун взял курс на гонки в новых странах, и турецкие лиры были столь же милы сердцу коммерческого босса Ф1, как китайские юани или бахрейнские динары. 

Работы по возведннию гоночного комплекса стартовали в сентябре 2003 года. Благодаря развитым с стране строительным технологиям бюджет удалось уместить в 40 миллионов долларов. Две трети этой суммы внесло государство, остаток взяли на себя частные инвесторы. 

Дебютный Гран При Турции прошел в августе 2005-го. Экклстоун назвал новую трассу лучшей в мире, а спустя еще год объявил, что Формула 1 будет приезжать в Стамбул следующие 15 лет.


Дэвид Култхард, Red Bull Racing, демонстрационные заезды в Стамбуле

Дэвид Култхард, Red Bull Racing, демонстрационные заезды в Стамбуле

Фото: Red Bull Racing

В чем особенность «Истанбул-парка»?

Площадку для автодрома выбрали с азиатской стороны Стамбула поблизости от скоростного шоссе и нового аэропорта. Это сочетание обещало наилучшим образом справиться с вопросами логистики. 

Изначально трассу назвали «Истанбул-Отодромом», но еще до открытия название сменили на более простое «Истанбул-парк». Герман Тильке – в то время монополист на рынке – решил использовать рельеф местности и быстро пришел к выводу, что трассу надо закрутить против часовой стрелки.

В итоге получилось очень симпатичное кольцо протяженностью 5,3 км. В его конфигурации можно было легко разглядеть хорошо знакомые участки, но Тильке умело вписал их в общую картину. Отличительными чертами трассы стали несколько длинных прямых, обеспечивших высокую среднюю скорость, а также перепад высот.

Особенно гонщикам и болельщикам понтавились три участка: уходящий вниз первый поворот, очень похожий на «эску Сенны» в Сан-Паулу, скоростной трехмерный излом на задней прямой, явно намекающий на знаменитую «Красную воду» в Спа, но больше всего – восьмой поворот.

Скоростной вираж, расположенный на спуске, на самом деле представлял собой четыре поворота, идущих подряд. Суммарно он закручен больше чем на 180 градусов и просто не имел аналогов в тогдашнем календаре. К слову, не имеет он их и поныне. 

Круг по трассе Формулы 1: Себастьян Феттель, Red Bull, 2011 год


Валентино Росси, Yamaha. Гонка MotoGP в Стамбуле, 2006 год

Валентино Росси, Yamaha. Гонка MotoGP в Стамбуле, 2006 год

Фото: Camel Media Service

Какие серии помимо Ф1 приезжали в Турцию?

Вслед за Ф1 новую трассу благодаря щедрости турецких организаторов посетили все топовые серии того времени. Их список сделал бы честь абсолютно любому автодрому Старого света: этапы в Стамбуле провели MotoGP, мировой Туринг, FIA GT, Мировая серия Renault, DTM и предтеча WEC – Серия Ле-Ман.

Правда, такое разнообразие на «Истанбул-парке» продолжалось недолго. После 2007 года здесь практически не осталось серьезных международных гонок, за исключением Формулы 1. В последний раз Гран При Турции прошел в 2011-м, и в дальнейшем большие чемпионаты редко заезжали в Стамбул. 

Исключениями стали этап Супербайка (2013), Мировой финал Ferrari (2014) и уик-энды ралли-кросса (2014-15).

Поговаривали, что после этого трасса окончательно пришла в запустение, ее инфраструктура частично пришла в негодность, частично стала жертвой мародеров…


Пустые трибуны на Гран При Турции

Пустые трибуны на Гран При Турции

Фото: Sutton Images

Что же пошло не так?

Казалось, что этот проект обречен стать успешным. Последние сомнения исчезли в 2007-м, когда Берни Экклстоун выкупил трассу – сложно было представить, как после этого она может лишиться места в календаре. 

Но беда пришла, откуда не ждали. Если первое время трибуны «Истанбул-парка» были забиты под завязку, то затем количество пустых мест стало расти год от года. Гонки, говоря просто, «не зашли» турецким болельщикам. 

Причин тому было несколько. Во-первых, средний достаток в стране не очень высок, потому билет на трибуну по карману не каждому. Вдобавок, место для трассы было выбрано так, что добираться до нее из города, даже с учетом скоростного шоссе, нужно было около двух часов – что весьма утомительно. 

Но самое главное в другом. Не секрет, что турки являются страстными спортивными болельщиками – но только когда им есть, за кого болеть. Ясон Тахинчиоглу, с которого начался этот рассказ, провалился в GP2. Не заработав за несколько сезонов ни одного очка, он не стал продолжать карьеру. 

Джан Артам – еще один представитель Турции в GP2, в активе которого есть седьмое место в Монако – уверен, что организаторы проекта поступили неправильно, начав со строительства трассы. Им стоило учесть особенности местного менталитета и развивать проект совершенно с другой стороны. 

«Не стоило сразу звать в Турцию Формулу 1, – сказал Артам в интервью 2013 года. – Без этого этапа календарь потерял не так много. Вот если бы потратить те же деньги на поддержку быстрых молодых пилотов, то суммы хватило бы на 125 мальчишек. И сейчас один-два из них уже были бы в Ф1. Ведь достаточно 1-2 миллионов евро на первые годы карьеры. 

Это привело бы к тому, что в Турции все стали бы смотреть Формулу 1. Когда есть свой пилот, есть и интерес. А туда, где есть интерес, Ф1 приедет сама. И я считаю, что вариант с инвестициями в гонщиков был бы куда более правильным. 

Есть огромная разница, проходит Гран При на фоне множества турецких флагов или же при пустых трибунах. К тому же, автодромом изначально управляли иностранцы. Только сейчас он перешел к местной компании».

В 2011-м, когда стало ясно, что 15-летний контракт с Ф1 уже не станет реальностью, Берни продал трассу девелоперу Intercity. При этом важно понимать роль Экклстоуна в быстрой кончине Гран При Турции: он был лишь владельцем трассы, а организатором этапа оставался Тахинчуоглу-старший.

И когда пришла пора продлевать контракт, Берни – уже в качестве главы FOM – резко увеличил размер промоутерского взноса. Не имея доходов от продажи билетов, турецкая сторона сочла условия неприемлемыми… 

Интересно, что формально соглашение действует до сих пор, и местные организаторы каждый год выпускают релиз, где говорят, что в этот раз Гран При, к сожалению, не состоится, но идут активные переговоры про следующий.

Весной 2018-го вновь назначенный босс Liberty Чейз Кэри даже встретился с президентом Эрдоганом, но даже это не сдвинуло дело с мертвой точки.

Потребовалась глобальная коронавирусная встряска, чтобы Формула 1 вспомнила про славную трассу с удивительным восьмым поворотом. Посмотрим, как все пройдет в этот раз и выльется ли вынужденный визит чемпионата в Стамбул во что-то серьезное. Благо, сейчас промоутерский взнос будет несоизмеримо меньше, да и за пустые трибуны организаторам краснеть точно не придется.

Читайте также:

Столкновение партнеров по Red Bull Марка Уэббера и Себастьяна Феттеля в борьбе за лидерство – самая, пожалуй, яркая страница Гран При Турции. 2010 год

Столкновение партнеров по Red Bull Марка Уэббера и Себастьяна Феттеля в борьбе за лидерство – самая, пожалуй, яркая страница Гран При Турции. 2010 год

Фото: Motorsport Images

Поделились
Комментарии
Лучшие фото Гран При Турции: суббота

Предыдущая новость

Лучшие фото Гран При Турции: суббота

Следующая новость

Формула 1 видела все. Но когда на трассе собака – тут все сходят с ума

Формула 1 видела все. Но когда на трассе собака – тут все сходят с ума
Загрузить комментарии