Тодт рассказал, как Ferrari получила право вето

Поделились
Комментарии
Тодт рассказал, как Ferrari получила право вето
Джонатан Нобл
Автор: Джонатан Нобл , редактор Ф1 (Global)
10 нояб. 2015 г., 11:02

Президент FIA поделился интересными подробностями о том, каким образом Скудерии ещё в начале 80-х удалось заполучить право блокировать любые инициативы.

Жан Тодт, президент FIA
Кими Райкконен, Scuderia Ferrari
Кими Райкконен, Scuderia Ferrari
Кими Райкконен, Ferrari SF15-T
Жан Тодт,президент FIA и Маурицио Арривабене, руководитель команды Ferrari
Кими Райкконен, Ferrari SF15-T
Кими Райкконен, Ferrari SF15-T
Себастьян Феттель, Ferrari SF15-T
Жан Тодт,президент FIA

Недавно в Ferrari воспользовались своим правом вето и заблокировали введение потолка цен на моторы – планку предлагалось установить на уровне в 12 миллионов долларов США за сезон.

Вследствие этого шага Скудерии FIA пришлось искать иные варианты облегчения жизни "маленьким" командам: в частности, в скором времени федерация может объявить тендер на поставку участникам стандартных силовых установок.

Президент FIA Жан Тодт признал, что Ferrari вправе воспользоваться своим правом вето. В то же время француз убеждён, что идти на такие меры Скудерии следует только в том случае, если существует угроза их коммерческим интересам.

«Исторически Ferrari имеет право вето, – объяснил Тодт. – Но они должны объяснить [окружающим], что именно противоречит их интересам – причем в такой степени, что они воспользовались этой возможностью.

Осмелюсь предположить, что потенциальное появление независимого поставщика двигателей не противоречит их интересам. Я буду рад, если мы сядем за стол и обсудим с ними эту тему».

Предыстория

Тодт, с 1993 по 2007 год занимавший пост руководителя команды из Маранелло, хорошо знает, о чем говорит.

Тем не менее, французский функционер сомневается, что историческое право вето по-прежнему остается привилегией Скудерии, поскольку перед сезоном-2013 команды подписали новое коммерческое соглашение.

«Всё началось в 80-х, когда был подписан Договор согласия, – рассказал Жан. – Меня самого всегда интересовал этот вопрос. В 1993-м я присоединился к Ferrari и попытался разузнать, что же скрыто за кулисами. На самом деле, всё довольно просто.

Энцо Феррари затворничал в Маранелло, так как большинство остальных команд располагалось в Британии. Если помните, в те годы Скудерия являлась единственным полноценным производителем в Ф1, готовившим не только шасси, но и мотор.

Ferrari сражалась с частными командами: с Williams, Lotus, McLaren. Все они использовали одинаковые моторы. Если мне не изменяет память, Ford Cosworth. И вот тогда-то Энцо и заручился возможностью использовать вето.

Это право было закреплено за Ferrari в Договоре согласия. Никто его не оспаривал.

В 2013-м я впервые столкнулся с этим вопросом в статусе президента FIA. Должен сказать, я был очень осторожен. Это ведь сродни оружию. Готов ли я был носить его, пусть даже в роли президента?

И я был удивлён, потому что Берни, будучи держателем коммерческих прав, поддержал право Ferrari сохранить за собой возможность вето. Согласились с ним и все остальные команды. Лично я был бы против.

Знаю, что порой меня обвиняют в том, что я пытаюсь достичь гармонии, чтобы все двигались в одном и том же направлении. Но, разумеется, я согласился, чтобы у Ferrari осталось право вето в новом Договоре согласия, действующем с 2013 по 2020 год.

Мы просто уточнили формулировку. Сейчас это уже не право вето. Ferrari необходимо иметь сильные доводы, чтобы им воспользоваться».

Следующие статьи раздела Формула 1
В Mercedes устроят турнир между своими гонщиками

Предыдущая новость

В Mercedes устроят турнир между своими гонщиками

Следующая новость

Боттас впечатлён скоростью Массы

Боттас впечатлён скоростью Массы