Так ли легко было Хэмилтону победить в Монреале?

Победа Льюиса Хэмилтона на Гран При Канады могла показаться простой со стороны. Но на самом деле многое было скрыто от глаз публики. Адам Купер рассказывает о главной интриге гонки в Монреале.

Вопреки предположениям, Гран При Канады получился достаточно скудным на события. Да, в середине пелотона обгонов хватало – в основном вследствие того, что прорываться наверх пришлось Себастьяну Феттелю и Фелипе Массе. Но гонки в Монреале приучили нас к тому, что развиваются обычно по совершенно непредсказуемому сценарию.

На сей раз машина безопасности на трассе не появлялась, почти все пилоты избрали простую стратегию с одним пит-стопом, а победа Льюиса Хэмилтона получилась достаточно легкой – по крайней мере, так показалось со стороны.

Тем не менее, отрывки радиопереговоров, которые то и дело попадали в эфир, наталкивают на мысль о том, что всё было не так и просто. Парни на командном мостике Mercedes смогли выдохнуть только тогда, когда обе машины пересекли финишную черту в семидесятый раз.

Трасса в Монреале традиционно предъявляет повышенные требования к тормозам. Кроме того, пилотам здесь приходится следить за расходом топлива. Хэмилтон и Нико Росберг на протяжении всей дистанции фокусировались именно на двух этих параметрах. Разрыв между ними то возрастал, то опять сокращался, когда кто-то из них оказывался в "красной зоне".

Ключевые факторы

Льюису было проще следить за температурой тормозов, потому что он всю гонку лидировал – Нико же чуть меньше думал о том, как сберечь топливо, потому как ему помогал слип-стрим от машины напарника. Но при этом с тормозами проблем у немца было больше. Звучит просто, но именно к этому свелось главное противостояние в воскресенье.

«Это была одна из таких гонок, в которых все вроде бы идет гладко, но на самом деле есть много подводных камней, – рассказал Motorsport.com Падди Лоу. – Было приятно обнаружить, что у нас есть определенное преимущество над остальными. Мы находились в неплохой позиции, особенно после того, как развернуло Кими.

Конечно, в такие моменты вам бы хотелось сказать: "Окей, парни, давайте сохраним позиции и побережем машины", – но в нашем случае мы не можем этого сделать, потому что действительно хотим позволить нашим гонщикам бороться друг с другом. Это ставит перед вами непростую задачу. С одной стороны, вам необходимо обеспечить им равные условия, с другой – следить за тем, чтобы не было проблем с температурой тормозов и перерасходом топлива.

Было и еще несколько вещей, которые заставили нас понервничать, так что на пит-уолл была достаточно напряженная обстановка. Но в итоге мы справились…»

Большинство сообщений, которые попадали в эфир, касались расхода топлива. Любопытной была беседа между Льюисом и его гоночным инженером, когда пилоту было сказано, что необходимо экономить топливо. Наиболее эффективный прием – так называемый lift and coast, когда гонщик снимает ногу с педали газа еще за несколько десятков метров до начала зоны торможения.

Сначала Льюис спросил, нужно ли ему отпускать педаль за 100 метров до точки торможения, на что получил ответ, что и 50-ти будет достаточно.

Чуть позже инженер попросил, чтобы Хэмилтон сбрасывал газ уже за 100 метров. "Я думал, что и 50 – нормально", – ответил Льюис, но сразу же был проинформирован, что расход стал выше. Другими словами, даже на последних кругах Хэмилтон все еще не мог расслабиться. С одной стороны, ему необходимо было экономить топливо, с другой – не дать подобраться к себе Росбергу.

«Я думаю, из-за того, что Нико всегда ехал за мной, ему удалось сохранить чуть больше топлива, – сказал Льюис. – Обычно, когда вы находитесь позади другой машины, топливо расходуется медленнее. Что касается меня, то сначала я думал, что всё под контролем, но затем потребовалось вновь экономить – чем я и занимался на протяжении последней части гонки.

Я старался следить за отрывом, чтобы он не сокращался до секунды, но при этом экономил топливо, и как только стало понятно, что его достаточно, я смог прибавить.

Мне просто требовалось следить за временами Нико на круге и отвечать. Я мог быть всего на одну-две десятые быстрее, и этого было достаточно. Именно это я и попытался сделать – удержать ситуацию под контролем и довезти машину до закрытого парка».

Сложная гонка для Росберга

Росберг тем временем столкнулся с другой проблемой. Ему необходимо было следить за температурой своих тормозов, стараясь при этом продолжать оказывать давление на Хэмилтона. Перегреваться тормоза на машине Нико начали уже после трети гонки.

«Прежде всего, надо признать, что я проиграл гонку еще в квалификации, – сказал Нико Motorsport.com. – Зная, что у Льюиса такая же машина, а сам он достаточно быстр, было очевидно, что обогнать его будет сложно. Ситуация с тормозами всегда была на грани, а тот факт, что я находился большую часть гонки позади его машины сделал ее еще более непростой.

Много раз я просто не мог начать атаку, потому что тормоза начинали "закипать", так что большую часть дистанции мне приходилось держаться поодаль от него. Они были на пределе в первую очередь потому, что эта одна из самых требовательных к тормозам трасс, а находясь в слип-стриме охладить их еще тяжелее.

Как раз в те моменты, когда ему приходилось экономить топливо, и у меня появлялась возможность приблизиться, я не мог атаковать, потому что у меня перегревались тормоза. Атаку бы мне провести не удалось».

Интересно, что в один из моментов Нико спросил по радио, как обстоят дела с топливом у его напарника, на что получил ответ: "Не могу комментировать, не могу комментировать". Возможно, в этой фразе и ее форме было каким-то образом закодировано сообщение для Нико, и он должен был из него понять, хуже или лучше дела с топливом обстоят у Льюиса. Но этого мы никогда не узнаем.

Сам он настаивает, что и понятия не имел, какова была ситуация с топливом у его напарника: «Конечно, я бы очень хотел узнать, потому что тогда мне удалось бы подготовить атаку получше. Но им запрещено делиться подобной информацией, поэтому они не смогли сказать».

С тормозами – сложнее

Возможно, большинство сообщений, что дошли до телезрителей, касались ситуации с топливом, но Лоу настаивает, что на самом деле на командном мостике Mercedes куда больше волнений было по поводу состояния тормозов – особенно на машине Нико.

«Если быть честным, с топливом было легче, – сказал он. – Сохранить тормоза оказалось чуть сложнее. На определенном этапе ситуация с топливом была лучше у одного пилота, затем все поменялось. Но на самом деле все было под контролем, нам просто необходимо было не упустить этот момент из виду.

В середине гонки у Нико возникла проблема с тормозами, и это волновало нас больше, чем топливо. На определенном этапе в конце гонки мы смогли вообще "отпустить" его».

Были ли проблемы с тормозами на машине Росберга вызваны только тем, что ему пришлось ехать позади Хэмилтона?

«Возможно, именно это стало причиной, – отметил Лоу. – Возможно, дело было и в том, какой они выбирали баланс и так далее. Но с тех пор, как мы начали гоняться в Монреале, такая проблема существовала всегда – тормозам здесь надо уделять повышенное внимание, и в этом нет ничего нового. В целом, все прошло намного лучше, чем я ожидал».

В конце концов, обе машины добрались до финиша. Повторения прошлогоднего кошмара не случилось.

Возможно, со стороны гонка в Монреале могла показаться не столь захватывающей, но ее возглавляли два быстрых пилота, которые выжимали из своих машин максимум и на протяжении почти всей дистанции ехали с разрывом лишь в одну-две секунды друг от друга.

Что действительно должно волновать, так это их отрыв ото всех остальных. Впрочем, мы еще не видели всего потенциала Ferrari.

«Полагаю, не следует недооценивать последние обновления Ferrari, поскольку в пятницу они были достаточно быстры, – сказал Тото Вольф. – В машине ли дело, или в том, что они использовали неподходящую картографию, – не имея точной информации, я исхожу из того, что мы пока не увидели весь потенциал Ferrari.

Себастьян неудачно провел квалификацию и стартовал с задних рядов. Он провел беспорядочную гонку, отметившись столкновением с Хюлькенбергом и пробираясь через пелотон.

Кими же развернуло в шпильке, из-за чего стратегия с двумя пит-стопами не сработала. Так что давайте не будем их недооценивать. Я считаю, что в Австрии они снова будут очень сильны».

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Канады
Трек Монреаль
Пилоты Льюис Хэмилтон , Нико Росберг
Команды Mercedes
Тип статьи Аналитика
Rambler's Top100