Формула 1
19 сент.
-
22 сент.
Мероприятие окончено
26 сент.
-
29 сент.
Мероприятие окончено
10 окт.
-
13 окт.
Мероприятие окончено
24 окт.
-
27 окт.
Мероприятие окончено
01 нояб.
-
03 нояб.
Мероприятие окончено
14 нояб.
-
17 нояб.
Мероприятие окончено
28 нояб.
-
01 дек.
Первая тренировка через
11 дней

Тайная комната Red Bull. Как устроена работа гоночного стратега

Поделились
Комментарии
Тайная комната Red Bull. Как устроена работа гоночного стратега
Автор:
, редактор Ф1 (Global)
13 янв. 2019 г., 17:00

На базе каждой команды Формулы 1 оборудован центр управления гонкой. Там сидят люди, отвечающие за тактику пилотов. Джонатан Нобл побывал в штаб-квартире Red Bull и попробовал себя в роли гоночного стратега Макса Ферстаппена и Даниэля Риккардо.

Наверное, все постоянные зрители Гран При рано или поздно ловили себя на мысли: вот я бы на месте гоночного стратега не допустил такую ошибку. Сотрудники команд, отвечающие за тактику, то и дело оказываются под огнем критики со стороны болельщиков и журналистов. Где-то команда зазвала своего пилота на пит-стоп слишком рано, где-то – слишком поздно, а где-то выпустила гонщика аккурат в середине группы неуступчивых круговых.

А теперь представьте, что вы действительно можете повлиять на то, когда именно гонщик заедет на пит-стоп. Причем не только на время визита в боксы, но и на то, какой комплект шин поставят механики, будут ли они менять угол атаки переднего антикрыла, и еще на десятки параметров, доступных гоночному стратегу. Тактические департаменты команд принимают подобные решения за доли секунды – а в распоряжении у них терабайты информации, собираемой в режиме реального времени.

В прошлое межсезонье гоночный коллектив Red Bull Racing устроил для группы журналистов экскурсию в собственный центр управления гонкой. Корреспондент Motorsport.com побывал в сверхсекретном зале на базе команды в Милтон-Кинс и на себе испытал, что значит работать гоночным стратегом в Формуле 1.

Руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер
Руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер

Фото: Sutton Motorsport Images

Секретность и гигантские мониторы

На пути в «мозговой центр» Red Bull Racing нам строго-настрого запрещают делать фотографии. Все, что расположено внутри – интеллектуальная собственность австрийской команды. Впрочем, каждый, кто смотрел голливудские фильмы о космических экспедициях, легко представит себе центр управления полетами, в котором перед мониторами сидят множество сотрудников NASA. Центр управления гонкой Red Bull во многом напоминает такой зал из американских фильмов. С поправкой на более современные технологии.

На стене в передней части «тайной комнаты» Red Bull один над другим смонтированы множество дисплеев. Один из них – самый большой монитор на территории Европы. Он даже не принадлежит Red Bull – этот монитор команде предоставил в пользование спонсор, китайская компания Hisense.

Перед телевизорами стоят ряды столов, за которыми работает тактический штаб команды. Вся аудитория напоминает шикарный лекторий в одном из новомодных зданий Нью-Йорка или Лондона – за исключением того, что вместо студентов за столами сидят сгорбленные инженеры и аналитики в фирменной одежде Red Bull.

Каждая рабочая станция оборудована множеством дисплеев. На одном – схема трассы с точками, символизирующими расположение едущих автомобилей. На другом – времена по кругам и секторам. На третьем – положение пилотов в гонке. Под дисплеями находится радио, которое соединяет сотрудника с коллегами по центру управления, инженерами в паддоке, руководителем команды и, конечно, гонщиками. Слова пилотов здесь слышит каждый стратег и аналитик.

 

Самое напряженное время наступает в штабе во время Гран При, но команда задействует свой центр управления и вне гоночных уик-эндов. Наиболее очевидная цель – отработка взаимодействия в межсезонье. Здесь гоночные стратеги и инженеры тренируются быстро реагировать на нештатные ситуации и моделируют разные тактические рисунки гонки.

Специально для группы журналистов Red Bull подготовила одну из таких симуляций. Итак, меня ждет часовая дистанция Гран При Великобритании на «Сильверстоуне». Вместе с другими репортерами мне предстоит попробовать себя в роли стратега команды и соорудить наилучшую тактику для пилотов Red Bull Макса Ферстаппена и Даниэля Риккардо. Гаснут огни. Поехали.

Самая дорогая игра в Ф1

У меня в распоряжении всего 50% гоночной дистанции, но я чувствую себя так, словно сам бегу по трассе. Напряжение зашкаливает – а ведь самое сложное еще впереди. Мы с коллегами сидим в тишине и пытаемся просчитать, на сколько кругов хватит нынешних комплектов резины и сколько времени смогут отыграть наши пилоты, если заедут в боксы раньше конкурентов.

Первые круги виртуального Гран При Великобритании проходят в относительном спокойствии. Пилоты Mercedes и Ferrari заняли четыре лидирующих места и начали создавать отрыв, Риккардо едет пятым, Ферстаппен следует за ним. Приближается окно пит-стопов. Незадолго до расчетного времени визита в боксы погодный радар показывает приближение дождя с севера от трассы. Одновременно я стараюсь не допустить избыточного расхода топлива на машинах пилотов.

Гоночный инженер Red Bull Racing Саймон Ренни
Гоночный инженер Red Bull Racing Саймон Ренни

Фото: Sutton Motorsport Images

Симуляция гонки позволяет в любой момент выйти на связь с настоящими стратегами Red Bull. Эти ребята подскажут, что сверхмягкая резина может начать пузыриться в ближайшее время, а чересчур ранний пит-стоп приведет к тому, что наши пилоты застрянут за парой медленных машин на жестком комплекте. Но еще больше впечатляет возможность выйти в эфир и задать вопрос гонщику. Заранее записанные ответы Ферстаппена и Риккардо охватывают почти все возможные ситуации и создают эффект полного погружения в Гран При: виртуальные Макc и Дэн в прямом смысле отвечают мне своими настоящими голосами.

Можно спросить у них, сколько еще протянет нынешний комплект покрышек. Можно узнать, довольны ли они поведением машины. А можно попросить ускориться и сократить отставание от впереди идущей машины.

С открытием окна пит-стопов я понимаю, что на каждом круге у меня есть всего 10 секунд, чтобы принять решение о том, нужно ли заезжать в боксы на текущем круге. Эта стадия начинается в тот момент, когда Дэн и Макс выезжают на Hangar Straight – заднюю прямую, где разрешено активировать DRS. Пока они едут по этой прямой и преодолевают последние повороты третьего сектора, мне нужно решить, оставлять ли их на трассе или зазвать в боксы прямо сейчас. И то, и другое – риск. Остановятся слишком рано – и новых шин может не хватить до конца заезда. Слишком поздно – и их опередят соперники из других команд. А еще в любой момент может пойти дождь, и это вносит сумятицу во все тактические построения.

Все это время на меня обрушивается шквал информации о состоянии шин, температуре различных узлов и агрегатов, а также отрывах между пилотами. Принимать решение в такой обстановке – все равно, что ставить все свои сбережения в казино. Да, нужно прислушиваться к тому, что говорят пилоты и другие стратеги, но, в конечном итоге, судьбу гонки решит случай.

 

Для всей нашей группы гонка переходит в специфический ритм. Начало каждого круга – время перегруппироваться и оценить свои шансы. Можно посмотреть на мониторы, узнать, кто из соперников побывал на пит-стопе и посоветоваться с коллегами.

По мере приближения пилотов к заезду на пит-лейн атмосфера становится все более напряженной. Угадай с моментом – и можешь разом опередить нескольких гонщиков из топ-команд. Пропусти оптимальное время пит-стопа – и надолго застрянешь за кем-нибудь из середины пелотона. Невозможно описать, насколько затягивающим и всепоглощающим оказывается этот процесс: весь остальной мир просто выключается, а ты постоянно обрабатываешь поступающую информацию в поиске верного времени для пит-стопа.

Краем глаза я замечаю, что наши соперники становятся жертвой хаотичного режима этой гонки. Машина безопасности испортила стратегическую задумку Ferrari, и их гонка пошла под откос; Льюис Хэмилтон лидировал, но сошел с дистанции из-за взрыва мотора. Эти события, бесспорно, стали бы ключевыми для обычного зрителя Гран При – но только не для тех ребят, что работают в центре управления гонкой. Все, что мы замечаем отсюда – это отрывы наших пилотов от ближайших конкурентов, уровень деградации покрышек и температура двигателя (мы держим ее под контролем).

В результате нам удается привести Ферстаппена к победе, а гонку Риккардо портит внезапный прокол шины за пару кругов до финиша. Позиции наших гонщиков – это все, что мы знаем об итоговом протоколе. Как сложилась гонка для наших соперников, какую тактику они выбрали и почему она не сработала – все это было совершенно неважно на протяжении того часа, что мы провели в симуляции Гран При. Неудивительно, что боссы и технические директора команд оказываются не в состоянии прокомментировать ход гонки в интервью после финиша: они просто не в курсе, что происходило с другими пилотами.

 

Сегодня я принял участие в самой дорогой, сложной и напряженной игре, которая только может быть в Формуле 1. Это переживание было в чем-то сродни спектаклю, в котором зрители принимают непосредственное участие. И до тех пор, пока Ф1 будет способна дарить такие ощущения во время гонок, все разговоры о кризисе или недостатке зрелищности Гран При будут восприниматься не иначе, как брюзжание вечно недовольных критиканов. Потому что в этой игре заключена самая суть Формулы 1.

Той Формулы 1, которая объединяет лучшие умы на планете и дает им самые передовые технологии. И той Формулы 1, что наказывает всю команду за одну крошечную ошибку. Будь то гонщик, чересчур широко заехавший на поребрик, или гоночный стратег, ошибившийся с окном пит-стопа. Здесь, в настоящей Формуле 1, победу от поражения всегда отделяет решение, принятое за долю секунды.

Следующая новость
В онлайн-гонках Ферстаппен ведет себя очень грубо. Посмотрите сами

Предыдущая новость

В онлайн-гонках Ферстаппен ведет себя очень грубо. Посмотрите сами

Следующая новость

Сироткин показал 11-е время на тестах новичков Формулы Е

Сироткин показал 11-е время на тестах новичков Формулы Е
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Команды Red Bull Racing В Магазин
Автор Джонатан Нобл