Сложная гонка в сложных условиях

Поделились
Комментарии
Сложная гонка в сложных условиях
24 апр. 2014 г., 10:48

Гран-При Малайзии. Пресс-конференция после гонки Часть 1


Участвуют Дженсон Баттон, Ник Хайдфельд и Тимо Глок.

Дженсон, это была сложная гонка. У вас возникли проблемы на старте, потом пришлось менять тактику.
Дженсон Баттон
: Это - действительно безумная гонка! У меня не получился старт, недостаточно прогрелись колеса, а затем появилась избыточная поворачиваемость. Я стал четвертым, и хорошо, что потом отыграл позицию, а вскоре и стал лидером. Болид был быстрым и я доволен им. Потом начался дождь, было сложно выбирать резину. Вы же знаете, какие дожди бывают в Малайзии, они сразу становятся ливнем, но в этот раз он сначала некоторое время моросил. У меня была дождевая резина, но она на сухой трассе быстро изнашивалась, в это время я увидел, что Глок едет быстро на промежуточной резине и решился на замену. Когда Тимо почти догнал меня, то я заметил, что его колеса практически стерты. Он едва удерживал машину, а значит, он скоро должен был поехать на пит-стоп. Однако на промежуточной резине я проехал лишь круг, дождь усилился, и я вновь должен был отправиться на пит-лейн. Мне поставили дождевую резину, и я остался лидером. Гонка была очень интересной. Но в этом сезоне мне еще не удалось увидеть клетчатый флаг без пейс-кара впереди.

Ник, в 2005-м году вы с десятого места прорвались на третье, сегодня также с десятого на второе. Хорошая стратегия - дозаправка на 22-м круге. Это раньше, чем ожидали, но это принесло пользу?
Ник Хайдфельд
: У нас была очень сложная гонка, да еще и в таких условиях. Как уже сказал Дженсон, в Малайзии дождь быстро становится проливным. Но в начале я думал, что ошибся, одев дождевую резину. Команда сообщала, что дождь должен усилиться, а я ответил, что на промежуточной я бы был куда быстрее. Но как только меня позвали в боксы, дождь хлынул сильнее и за 200 метров до входа на пит-лейн я просто закричал по радио: «Нет, я остаюсь на этих шинах» и отказался заезжать. Да, кое-кто из пилотов ехал быстрее меня, но я надеялся, что смогу пересидеть их и берег резину. Хотя задние колеса все равно под конец напоминали слики.

Тимо, расскажите о выборе промежуточной резины. Это был отличное стратегическое решение. Ведь, как сказал Дженсон Баттон, это был риск - выбор такой резины.
Тимо Глок
: Это была одна из лучших моих гонок! На старте у меня возникли какие-то проблемы, и я потерял несколько позиций. С третьего места я скатился на восьмое. Я не мог поверить, что Фернандо и Кими оказались впереди меня в первом повороте. К тому же, я попал в трафик, а на 5 или 6 круге, тучи стали сгущаться все сильнее, я спросил команду насчет дождя. Мне ответили, что это возможно в течение ближайших минут. А поскольку приближался мой первый запланированный пит-стоп, я выбрал промежуточную резину, сказав, что хочу рискнуть, а дальше уже действовать по ситуации.
Я видел, что раньше Фелипе Масса уже одел дождевую резину и понимал, что на сухом треке она долго не выдержит. И вновь повторил свое решение о промежуточном типе. В итоге это сработало и принесло результат. Последние круги за пейс-каром получились какие-то сумбурные.
Сначала мой инженер, сказал, что я лидирую, я ответил, что тогда я буду беречь резину. Потом Дженсон выехал с пит-лейна прямо передо мной и я уже был вторым, а после того, как пришел в паддок после гонки, то оказался, что я третьим. Надеюсь, что когда болид вернется в боксы, я все еще останусь третьим.

Дженсон, незадолго до выезда машины безопасности у вас была плотная борьба с Тимо с непростых условиях
Дженсон Баттон
: К тому времени я почти не видел трассу. Мы были позади пейс-кара и команда просто успокаивала меня, говор, оставайся на траектории. Но это было очень непросто. Пару раз я едва удержал болид от вылета. Мы были медленными, и пейс-кар значительно отрывался от нас. Все, на что я надеялся - это то, что удастся удержаться на трассе. Иди мы чуть быстрее, я бы закончил гонку в гравии.

Ник, расскажите нам об атмосфере на стартовой решетке, пока вы сидели там в кокпите, ожидая решения.
Ник Хайдфельд
: Фактически я думал, что я буду вторым, если гонку остановят сейчас, поскольку тогда отнимается один-два круга и результат определяется по ним. Но было много замешательства, когда нам сказали, что если гонка возобновится, то я буду стартовать в первой линии, И что очевидно Уэббер может оказаться выше. На все эти консультации и обсуждения ушло более получаса. Было много неясного.

О чем вы подумали, когда появилась информация, что будет рестарт?
Ник Хайдфельд
: Было ясно, что если дождь будет таким же сильным, то гонку вести будет невозможно. И решение об остановке было справедливым. Как только что сказал Дженсон и Тимо, вы видели, что происходило, несмотря на наше желание продолжить, это было верным решением. Кроме того, уже стемнело, и не было никакой возможности продолжать.

Тимо, как вам ваш старт? Расскажите о нем.
Тимо Глок
: Вы видели, что сначала мои колеса провернулись, а затем я долго не мог обогнать Фернандо и Кими. Я не мог предположить, что Фернандо окажется на внутреннем радиусе. Мы довольно долго боролись в начале гонки. В конце концов, я почти догнал его, я мог держать свое переднее крыло рядом с ним, но обогнать не получалось, хотя темп был быстрым. Фернандо и Марк держали меня. Каждый раз, когда я приближался на большее не хватало тяги. Один раз я попробовал атаковать и повредил переднее крыло. Хорошо, что не сильно, но гонка оказалась слегка испорченной.

Дженсон, на выходе из первого поворота вы едва не попали в аварию
Дженсон Баттон
: Весь уикенд состояние трассы не менялось, но вот тогда сцепление с трассой оказалось куда ниже, чем обычно. У моего болида возникла излишняя поворачиваемость. Меня обогнал Алонсо, а я боролся с машиной, но потом мне удалось вернуть себе позицию, и я бросился догонять Трулли и Росберга. Гонка была потрясающей. Конечно, лучше бы было, чтобы она была более спокойной, но и тому, что произошло я тоже рад.
И еще. Я особо хочу поблагодарить своего инженера, который была сегодня со мной на подиуме. Мы многое пережили вместе, хоть он и не был замечен. Сегодняшняя победа была одержана во многом благодаря ему, за что огромное спасибо.

Дженсон, скоро можно начать привыкать к этому.
Дженсон Баттон
: К моему финишу за машиной безопасности? Гонка была фантастической, требовалось много сил. Старт был нелегким, затем каждый из поворотов на первом кругу приходилось проходить с излишней поворачиваемостью, потом догонять Ярно и Ника, зная, что буду на трассе дольше них. Пока они были в боксах, мне удалось проехать несколько быстрых кругов и захватить лидерство. Все было неплохо, но я видел, как сгущаются тучи, а вскоре начал моросить дождь.
Тогда я и одел дождевую резину, считая, что ливень разразится в ближайшее время, а он запаздывал. Кто-то из гонщиков одел промежуточную резину и угадал с тактикой. У меня было преимущество в 18 секунд и я продолжал гонку. Дождевая резина начала разрушаться и я одел промежуточную, взяв пример с Тимо, который был на ней. Я выехал из боксов позади него, и увидел, что его резина почти стерта. Поэтому я и обогнал Тимо до того, как тот доехал до боксов. Но на промежуточной резине я проехал лишь круг. Затем дождь превратился в ливень и я вновь поставил дождевую резину. Но вскоре появилась машина безопасности и гонку остановили.
Даже проезжая за ней было тяжело держаться на трассе. Хоть мы и ехали медленно, я боялся оказаться в гравии. К тому же ничего не было видно. Все было похоже даже не на реку, на озеро.

Вас беспокоило то, что вы стартуете по грязной части трека?
Дженсон Баттон
: Да. Но у Тимо были те же проблемы. Старт мой был хорош, но гонщики, что были справа, словно сорвались с места. К тому же многим помог KERS. В первом повороте возникло замешательство, да и я почувствовал, что у машины избыточная поворачиваемость. В тот момент отыграться было сложно

Вам до сегодняшнего дня не приходилось ездить с дождевой резиной
Дженсон Баттон
: Нет. На ней баланс болида был не так хорош. Ведь трасса какое-то время оставалась сухой. Мы учли вероятность дождя при настройках, но первая часть гонки была сухой. А первые два круга мне пришлось бороться с избыточной поворачиваемостью, к тому же резина на передних колесах начала разрушаться. Нужно было помнить об этой проблеме. Но я рад, что все хорошо закончилось, несмотря на различную стратегию других команд. Я поздравляю наших инженеров и стратегов.

Ник, вы восьмой раз финишируете вторым, я уверен, что вы более рады этому результату, чем обычно?
Ник Хайдфельд
: Это правда. Я действительно очень рад ему. Поскольку стартовал десятым и не думал, что смогу подняться так высоко. К тому же вряд ли можно было рассчитывать на большее.

Удивительно, но у вас был только один пит-стоп, тогда как ваши соперники три и четыре раза побывали в боксах
Ник Хайдфельд
: Это было перед началом дождя. Как сказал Дженсон уже стало понятно, что это будет ливень. И я перешел на дождевую резину, но было еще сухо. Я пытался сохранить резину, особенно на задних колесах, поэтому меня обогнали несколько пилотов, но я знал, что если ехать быстрее, то я изношу резину, и когда пойдет дождь, мне уже нечего будет противопоставить им. После того, как команда сказала, что в ближайшие минуты должен начаться ливень, но этого все не случалось, дождь все никак не расходился. И тогда они позвали меня в боксы, но в этот момент дождь начался усиливаться. И за 300 метров до входа на пит-лейн я сказал, что я отказываюсь от пит-стопа. Это был риск, но удача была на нашей стороне.

Вас развернуло перед самым окончанием гонки?
Ник Хайдфельд
: Да, это так. Машина безопасности была на трассе, я связывался с боксами и мне сказали держаться скорости пейс-кара. Честно говоря, я усмехнулся, сказав, что даже при максимуме своих возможностей я не смогу развить скорость быстрее него. В том месте уже кого-то развернуло ранее, я подумал: «Хорошо, буду идти как можно медленнее», потому что на трассе было самое настоящее аквапланирование, да еще и на стертых шинах. Я старался удержать машину и не вылететь в гравий. Это я сейчас знаю, что особого значения это не имело, поскольку результат был зафиксирован по кругу раньше. Но это все показывает, что решение остановить гонку было правильным.

Тимо, это была удивительная гонка. Вы были в основной группе, которую сдерживал Алонсо до первой волны пит-стопов.
Тимо Глок
: Да, это было весьма неутешительное начало. Я скатился на восьмое место с третьего. Я не предполагал, что Кими сможет обогнать меня по внешнему радиусу, потом и Фернандо по внутреннему. Я подумал, что впереди меня болиды с системой KERS. Я долго догонял Марка Уэббера, и во время одной из атак повредил переднее антикрыло. После этого вынужден был отступить.
Я знал, что скоро пойдет дождь, но его все не было. Тогда я и принял решение надеть промежуточную резину. В то время многие уже ехали на дождевой. И на сухом треке практически стерли ее, а мне удавались обгоны один за одним. Но и мои шины начали изнашиваться. Из боксов мне говорили, что я самый быстрый. Труднее всего было в седьмом и восьмом повороте. На том участке трассы даже моросящий дождь шел сильнее. В итоге резина практически износилась и я не смог удержать Дженсона, а после отправился в боксы. Мне поставили дождевую резину, и под проливным дождем я пытался следовать за машиной безопасности. Но в отличие от Дженсона, который ехал, моя Toyota по трассе плыла. Утром мы шутили про то, что гонщики умеют плавать, вечером нам пришлось применять это умение. Хорошо, что гонку остановили.

Вопрос: Сожалеете о втором месте?
Тимо Глок
: Да, хотя ситуация запутанная была - мой инженер повторял: «Ты второй, ты второй», но уже в паддоке я оказался третьим.
Дженсон Баттон: Все-таки ты позади меня.
Ник Хайдфельд: А я рад второму месту.

Следующие статьи раздела Формула 1
Бизнес Деймона Хилла трещит по швам

Предыдущая новость

Бизнес Деймона Хилла трещит по швам

Следующая новость

Гонка не Сепанге не далась ни Сутилю, ни Физикелле

Гонка не Сепанге не далась ни Сутилю, ни Физикелле