"Сами такого не ожидали". Абитбуль о проблемах Renault

Моторы Renault – не самые лучшие в мире. Это подтвердит любой болельщик Ф1. Джонатан Нобл и Олег Карпов поговорили с руководителем Renault Sport – о том, как получилось, что французские двигатели для Ф1 уже второй год подряд именно такие.

Сирилу Абитбулю надо отдать должное. Он старался быть предельно честен. Впрочем, проблемы Renault Sport настолько очевидны, что их трудно скрыть за обтекаемыми формулировками.

Он признает, что в компании не ожидали столь провального старта, особенно в плане надежности. Но при этом и прибавки в мощности – как показал прогресс Ferrari – клиенты французов ожидать были вправе. Что же стряслось?

Motorsport.com: Сирил, как вы можете объяснить, что начало текущего сезона выдалось для компании еще более сложным, чем в прошлом году? Ведь главные проблемы ожидались именно в первом сезоне с новыми правилами…

Честно говоря, сложно ответить на этот вопрос. Определенно, мы не ожидали, когда ехали в Мельбурн, что столкнемся с такими проблемами. Даже учитывая, что мы не были прямо-таки в восторге от работы, которую проделали за зиму. Но мы не ждали стольких проблем.

Безусловно, мы не рассчитывали догнать Mercedes, нет. Еще в конце того сезона нам было хорошо известно, сколь велико их преимущество. Первым сюрпризом для нас стал прогресс, которого добились в Ferrari, но это было очевидно еще на тестах и не застало нас врасплох в Мельбурне. В Австралии, а затем в последующих гонках, неожиданностью для нас стали проблемы с надежностью.

Мы начинали борьбу в этом году с определенной долей уверенности и даже удовлетворенности проделанной работой. Я думаю, отчасти этой уверенности способствовали наши партнеры из Red Bull. Те слова, которые многие называют "перепалкой" между нами, были сказаны как раз потому, что мы вместе были уверены в своих силах перед Мельбурном.

При всем уважении к этой команде, гонка в Австралии оказалась "холодным душем" для всех нас. Почему? Был один определенный фактор, который сдерживал наш прогресс, но сначала – после трех-четырех гонок – нужно было точно определить причину наших проблем с двигателем внутреннего сгорания и решить ее, а уже затем заняться остальным.

Если сравнить, чего мы добивались в работе на испытательном стенде с результатами прошлого года, то это совершенно другой мир. Нам никогда не удавалось провести полный рабочий цикл двигателя на стенде в прошлом году, а сейчас мы проводим цикл за циклом без каких-либо проблем.

Этого мы добились за зиму и позволили себе немного расслабиться. Мы ввели ряд чрезвычайных мер для того, чтобы справиться с возникшими проблемами, но было бы неправдой сказать вам, что мы на сто процентов понимаем, почему у нас эти проблемы возникли.

Откуда возникла такая разница в результатах на трассе и на стенде? Это похоже на те проблемы, которые возникают у команд с корреляцией данных, получаемых в аэродинамической трубе, с теми, что затем команда наблюдает на трассе?

Да, очень похоже. Отчасти это связано со сложностью силовой установки в целом. Ее интеграция с шасси, система выхлопа, возможность работать с разными режимами – кажется все просто, но это не так. Очень сложно последовательно и с полной точностью воспроизвести все условия на испытательном стенде на трассе. Со стороны все просто, но когда вы начинаете углубляться в детали, то все совсем не так.

Некоторые вещи мы просто не воспроизводим на стенде – например нагрузку, которую оказывают коробка передач и система рекуперации энергии. Отчасти мы это делаем, но полностью этот процесс воссоздать не можем. Таким образом, если отвечать на вопрос, да – это очень похоже на сравнение данных в аэродинамической трубе и на трассе.

Но это наши внутренние проблемы. Вы – журналисты – знаете, что когда команда Формулы 1 ищет себе оправдание, то найдя его, она будет пользоваться им на протяжении следующих 24 месяцев. Я бы хотел, чтобы у нас было чуть лучше.

В подобных случаях команды думают об использовании другой трубы. Рассматриваете ли вы переход на другие стенды или что-нибудь в этом роде?

Отчасти, да. Возможно, раньше мы в Renault не инвестировали достаточно средств в инфраструктуру и оборудование. Так что в последние 18 месяцев нам пришлось серьезно потратиться на испытательные стенды – чтобы у нас было всё необходимое оборудование, соответствующее всем стандартам и так далее. Это примерно то же самое.

Если рассматривать производственные возможности Renault Sport, то у нас в распоряжении 24 стенда. Не на каждом из них можно работать со всей силовой установкой, некоторые нужны для того, чтобы тестировать батареи. Для примера скажу вам, что раньше для проверки батареи нам требовалось тестировать на стенде всю силовую установку, что само по себе нонсенс.

Я говорю это для того, чтобы вы представляли основу, понимали, как мы работаем. Эта работа не видна на трассе. Возможно, поэтому у Red Bull сложилось впечатление, что мы чересчур довольны собой – и в определенном смысле так и есть, потому что мы знаем, что те улучшения, которые у нас есть сейчас – это результат работы, проделанной нами в прошлом году.

Мы знаем, что многое случилось и этой зимой. Опять же – в части улучшения инфраструктуры, привлечения новых людей. Мы понимаем, что плоды всего этого появятся в следующие несколько недель или месяцев. Мы не ждем новых проблем, а стараемся их предвидеть. У нас есть четкий план, как надо действовать. Но порой для того, чтобы увидеть результат работы, должно пройти 18 месяцев.

Насколько в вашем случае важно не перестараться и не усугубить ситуацию? Ведь вы не можете быть довольны текущим положением дел, и вам нужно действовать.

Даже если сейчас мы сталкиваемся с какими-то проблемами, мы все равно уже запустили ряд процессов, результат которых пока невозможно увидеть. К нам приходят новые специалисты, мы инвестируем средства, и результат будет понятен только в следующем году – или даже годом позже. К сожалению, технология развития двигателей долгосрочна.

Когда вы хотите модернизировать какую-то деталь, вы не можете, как, например, в случае с антикрылом, разработать ее в среду и установить на машину в субботу. В мире двигателестроения это невозможно. Замена поршня может занять недели. И это одна из сложностей, с которой мы столкнулись, в частности, в работе с Red Bull. В их мире все чрезвычайно интегрировано, они невероятно быстро реагируют на проблемы, потому что у них фантастические производственные мощности, – но, к сожалению, с двигателями все работает иначе.

Когда вы получили новую деталь для двигателя – это лишь начало производственного процесса, потому что вам нужно переработать двигатель вокруг нее.

Поэтому – возвращаясь к вашему вопросу – вы абсолютно правы. Очень важно не перестараться. То, что мы видим сегодня – это результат того, что мы сделали позавчера, а не вчера.

Интересный факт. Квалификация в Барселоне проходила примерно в тех же условиях, что и год назад, а потому можно сравнивать: из пяти лучших команд только результаты Red Bull были хуже, чем в квалификации, прошедшей двенадцать месяцев назад. Это говорит о том, что проблема не только в двигателе, не так ли?

Я слышал теорию, будто бы наш двигатель в этом году гораздо хуже, чем прошлогодний, а шасси у команды немного лучше. Так и получается, что одно, накладываясь на другое, дает такой эффект – результаты команды стали немного хуже.

Впрочем, есть и другая теория. Двух пилотов, выступающих в одном коллективе, обычно можно сравнить только между собой, потому что у них одинаковые машины. Вот и в нашем случае – я могу вас заверить, что Red Bull и Toro Rosso мы поставляем абсолютно идентичные двигатели. Надеюсь, вы понимаете, к чему я веду?

Но, тем не менее, я могу сказать, что хотел бы, чтобы мой двигатель был настолько же "плох", насколько и их шасси.

Последний вопрос. После тех полутора лет, что в Формуле 1 действует новый регламент, вы – в Renault – действительно еще считаете, что моторы V6 с гибридными системами – это правильный путь для Формулы 1?

Я думаю, нужно немного больше времени, чтобы оценить последствия. Теоретически переход на более экологичные двигатели – верное решение. Только были упущены несколько важных моментов. В частности – контроль за расходами.

Я уверен в том, что если бы мы смогли их сократить, эффективность была бы на том же уровне, что и сейчас, но при этом не было бы такой разницы между моторами разных производителей.

Кроме того, нам нужно подумать о том, как сделать шоу более интересным и рассмотреть какие-то отдельные предложения в этом плане. Некоторые из них были уже приняты в дополнение к действующему регламенту.

Другими словами: новые правила хороши, но мы могли организовать всё чуть лучше.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Команды Ferrari , Mercedes , Red Bull Racing
Тип статьи Интервью
Тэги сирил абитбуль
Rambler's Top100