Руки Микки-Мауса и волшебный щит. Первое интервью Грожана после аварии

Пилот Haas рассказал о самочувствии и мыслях в горящей машине

Руки Микки-Мауса и волшебный щит. Первое интервью Грожана после аварии

Ромен Грожан попал в тяжелейшую аварию на Гран При Бахрейна: его болид по прямой въехал в ограждение и взорвался. Сам Ромен почти полминуты пробыл в горящей машине, но смог выбраться из нее, перепрыгнув через сломанное ограждение. 

Француз останется в больнице как минимум до среды, но сегодня он дал первое интервью телеканалу TF1. Мы приводим перевод монолога гонщика:

«Учитывая аварию и все обстоятельства – я в порядке. По ощущениям, у меня руки как у Микки Мауса, но в остальном все нормально. Они нормально двигаются, и это главное. Ощущения не приятные, но не настолько болезненные, чтобы жаловаться.

Не знаю, можно ли назвать это чудом, но видимо, мое время умирать еще не пришло. По ощущениям все длилось гораздо дольше 28 секунд. Я заметил, как мой визор стал оранжевым, увидел огонь в левой части машины. 

Я подумал о множестве разных вещей, о Ники Лауде. И еще подумал, что нельзя все вот так закончить, не теперь. Нельзя было так завершить мою историю в Ф1. Я сказал себе, что должен выбраться ради детей. Поэтому я сунул руки в огонь, почувствовал, как горит шасси. Я выпрыгнул, потом почувствовал, как кто-то снимает с меня костюм, и тогда понял, что выбрался.

Мой пятилетний сын Симон теперь уверен, что у меня есть сверхспособности, волшебный щит. По его мнению, именно поэтому я смог вылететь из машины. Мой старший ребенок, Саша, пытается понять произошедшее, а младший нарисовал рисунок для моих ран.

Я больше боялся за семью и друзей, чем за себя. За детей, которые для меня главный источник гордости и энергии. Думаю, мне придется поработать над психологией, потому что я буквально видел наступление смерти. Таких картинок даже в Голливуде не делают: это самая серьезная авария, что я видел в своей жизни. Машина загорелась, взорвалась, батарея тоже вспыхнула.

Могу сказать, что счастлив, что выжил, по-другому смотрю на мир. Но в то же время надо возвращаться за руль. Если это возможно, хотелось бы вернуться в Абу-Даби, чтобы иначе завершить свою карьеру в Ф1. Я практически второй раз родился, а такой выход из огня навсегда оставит мне память по себе. Многие люди проявляют ко мне любовь, что меня трогает. Временами у меня глаза на мокром месте».

Читайте также:

Поделились
Комментарии
Галерея: Мазепин в Формуле 1

Предыдущая новость

Галерея: Мазепин в Формуле 1

Следующая новость

«Он хорошо образован». Интервью Штайнера после контракта с Мазепиным

«Он хорошо образован». Интервью Штайнера после контракта с Мазепиным
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Этап Гран При Бахрейна
Пилоты Ромен Грожан
Автор Иван Матушкин