Разозлил Шумахера и разозлился на Шумахера. Мазепин в Зандфорте

В начале уик-энда связанные с россиянином темы были сплошь позитивными: новое шасси, новый мотор… А вот послевкусие от выходных оказалось так себе

Разозлил Шумахера и разозлился на Шумахера. Мазепин в Зандфорте

Чего ждали: прогресса благодаря новому шасси

Одной из тем первой половины сезона была история с разницей в весе между монококами Мазепина и его напарника Мика Шумахера. Россиянин в весенних и летних гонках использовал монокок, который был изготовлен еще для прошлого сезона. Из-за «заморозки» конструкции болида в этом году подобная практика не является чем-то фантастическим (в частности, прошлогодний монокок стал победным для Эстебана Окона). Но в прошлом году после разного рода инцидентов монокок не раз латали – и в итоге он, по утверждению Никиты, стал «на много килограммов» тяжелее, чем аналогичный элемент машины Шумахера.

К окончанию летнего перерыва автомобиль россиянина пересобрали вокруг нового монокока. Но на предыдущем этапе в Бельгии воспользоваться снижением массы машины оказалось не так-то просто: квалификация проходила в сложных погодных условиях, а в официально состоявшейся гонке пилоты так и не смогли вступить в борьбу.

Читайте также:

 

Фото: Andy Hone / Motorsport Images

Соответственно, если смена шасси в теории позволяла добиться прогресса, то первой возможностью продемонстрировать это должен был стать как раз голландский Гран При.

«Ощущения от машины не изменились, – заявил пилот перед гонкой. – Ведь конструкция машины омологирована и остается одинаковой весь год. Сколько бы новых шасси ты ни построил, все будут одинаковыми. Так что, в пилотаже никакой разницы нет. Но когда машина весит намного меньше, она едет быстрее, не правда ли? Поэтому результат можно увидеть в данных хронометража».

Еще одной хорошей новостью накануне голландского Гран При стала плановая замена силовых установок на всех машинах команд-клиентов Ferrari – в том числе на автомобиле россиянина. В этом году из-за «заморозки» конструкции моторов новый двигатель не может оказаться заметно мощнее прежнего – и все-таки известно, что у «свежего» агрегата показатели в любом случае получше, чем у отбегавшего несколько этапов.

Как все началось: с прогресса на трассе и скандала в боксах

По ходу тренировок Мазепин в целом был быстрее напарника: по итогам двух из трех практик он расположился в итоговых протоколах выше Шумахера. Причем отставание немца было не то чтобы символическим: три десятых утром в пятницу и две десятых – утром в субботу. Без ошибок тоже не обошлось: после экватора второй пятничной тренировки россиянин потерял контроль над болидом на подходе к 11-му повороту – и, вылетев в зону безопасности, машина беспомощно закопалась в гравий. Минут двадцать ценного времени было потеряно – но, по крайней мере, инцидент не привел к серьезным повреждениям автомобиля.

«Сегодня все прошло веселее, чем я ожидал, – рассказал пилот вечером в пятницу. – Особенно интересно было впервые проехать бэнкинг последнего поворота – необычные ощущения, с которыми я в Формуле 1 еще не сталкивался. Тело там действует как-то по-особенному. По ходу первой практики я был доволен машиной. В перерыве мы внесли в настройки кое-какие изменения – но они не дали в полной мере эффекта, на который мы рассчитывали. Видимо, мы неправильно спрогнозировали, как будет меняться состояние трассы по мере обрезинивания».

 

Фото: Erik Junius

Но все перипетии тренировок были заслонены мини-скандалом случившимся на квалификации. В Haas, как и во многих других командах, действует определенное правило: в квалификации одного этапа на трассу всегда выезжает первым один из пилотов коллектива, в квалификации следующего этапа – второй. В случае с американской командой первым быть особенно ценно: так как боксы Haas находятся в самом конце пит-лейна, есть шанс во время очередной попытки оказаться на трассе вообще раньше всех и избежать проблем с трафиком.

На голландском этапе первым ехать по трассе должен был Никита. В первой попытке первого сегмента все прошло в полном соответствии с договоренностью. А вот во второй на разгонном круге Шумахер обогнал россиянина – а потом не пустил его вперед, когда Мазепин попытался вновь оказаться впереди (при этом гонщики Haas вдобавок помешали находившемуся на быстром круге Себастьяну Феттелю и чудом избежали наказания за это).

 

Фото: Andy Hone / Motorsport Images

Еще по ходу квалификации в соцсетях появились сообщения, что, вернувшись в боксы, Никита «был просто в ярости». Причем выяснением отношений за закрытыми дверями пилот не ограничился, обстоятельно рассказав журналистам о своих претензиях – причем и сразу же, и позже (когда уже обсудил инцидент с командой). Россиянин был в целом сдержан и избегал выражений, за которые потом пришлось бы краснеть и извиняться. Но и слишком сильно сглаживать углы тоже не стал. Прочитать, что именно говорил Мазепин (и как оправдывал свои действия его напарник), лучше в отдельных материалах, подготовленных нами по горячим следам.

Читайте также:

На этом фоне было уже не так и важно, кто из гонщиков Haas оказался выше в итоговом протоколе квалификации. Тем более, что немец и россиянин в очередной раз поделили между собой две последних строчки – Шумахер при этом был впереди с преимуществом в четыре десятых. Утром оба поднялись на две строчки выше, когда Николя Латифи и Серхио Переса отправили стартовать с пит-лейна из-за замены узлов и агрегатов машин после квалификации.

Как все прошло: недолго музыка играла

Дебют гонки сложился для Никиты неплохо. Прежде всего – потому что россиянину на первом же круге удалось обойти напарника. Мазепин воспользовался тем, что Шумахера слегка подтормозили ехавшие впереди пилоты – и провел несколько агрессивную, но не особо жесткую атаку, которая увенчалась успехом. Примечательно, что болид немца в этот момент был обут в шины состава Soft, а машина россиянина – в более жесткие покрышки Medium.

В конце первого круга Шумахер попытался контратаковать на стартовой прямой – но россиянин сделал примерно то же, что несколько месяцев назад в Баку: качнул рулем в сторону соперника, когда тот уже находился на минимальном расстоянии. Это заставило Шумахера приподнять ногу с педали газа – а шанса еще раз пойти в атаку немцу уже не представилось.

После финиша Шумахер назвал использованный напарником способ обороны некорректным. И рассказал, что похожего мнения придерживается Серхио Перес – стартовавший с пит-лейна мексиканец на первом круге догонял гонщиков Haas и прекрасно видел, что происходило между ними.

«Опять случился небольшой инцидент с моим напарником – и я не очень понимаю, почему он случился, – в частности сказал Шумахер. – Но, похоже, именно так сейчас обстоят дела. Похоже, у него есть пунктик – быть впереди меня во что бы то ни стало.

Я ничего против этого не имею. Но, думаю, мы подошли к точке, где мы агрессивно действуем в борьбе со своим напарником. И в ситуации, когда на кону не стоит ничего достойного, может быть, это не очень правильный подход. Да, нам особо не с кем сражаться, кроме друг друга – но это не оправдывает попытки вытолкнуть меня в стену или заставить уехать в пит-лейн».

 

Фото: Andy Hone / Motorsport Images

Однако даже если бы россиянин в конце первого круга пропустил напарника, немец не смог бы воспользоваться этим щедрым жестом – уже на втором круге Шумахер почувствовал, что с машиной не все в порядке, а в конце третьего заехал в боксы, где его болид переобули и поменяли переднее антикрыло (возможно, пилот повредил его на первом круге в эпизоде с Мазепиным или в борьбе с гонщиками других команд).

Таким образом, Мазепин избавился от своего главного соперника и первые 10 кругов провел на неплохой для себя 17-й позиции. Однако сначала Никита не смог сопротивляться атакам Латифи и Переса: к концу 15-го круга и канадец, и мексиканец обошли россиянина. А потом на болиде Haas начало падать давление в гидравлической системе. И в результате Мазепин был вынужден припарковать машину в боксах, проехав меньше двух третей дистанции.

«Все началось примерно за 20 кругов до схода, – прокомментировал случившееся пилот. – Мы думали, что сможем контролировать ситуацию, пытались продержаться в гонке как можно дольше. Решено было понизить мощность мотора, отключить кое-что. Но в итоге по соображениям безопасности все же пришлось остановиться».

 

Фото: Andy Hone / Motorsport Images

Чего ждать теперь: обилия разговоров

Следующий этап Формулы 1 пройдет уже через неделю – и журналисты вряд ли забудут о двухсерийной голландской мелодраме в боксах Haas. Тем более скучная гонка в Зандфорте других ярких сюжетов и не дала.

Конечно, замять скандал можно с помощью достойных результатов. Но пока шансы Мазепина добиться прорыва на ближайшем этапе выглядят не слишком высокими. У Никиты все сравнительно неплохо складывается на медленных трассах, где и со скоростью получше, и напарник любит разбить машину с утра в субботу и пропустить квалификацию (такое в этом году случилось с Шумахером и в Венгрии, и в Монако). А быстрая Монца не выглядит особо доброжелательной по отношению к Никите: к примеру, в четырех гонках Формулы 2 он ни разу не смог подняться выше 8-го места.

Конечно, пилоту стоит надеяться на лучшее и выкладываться на максимум вне зависимости от того, насколько успешен он был на конкретной трассе в прошлом. Но есть подозрение, что в Монце россиянину придется гораздо больше говорить о случившемся в минувшие выходные в Зандфорте, чем об успехах на Гран При Италии.

Читайте также:

Поделились
Комментарии
Глава Haas не согласился с обвинениями Шумахера в адрес Мазепина

Предыдущая новость

Глава Haas не согласился с обвинениями Шумахера в адрес Мазепина

Следующая новость

Как Mercedes могла переиграть Макса в Зандфорте? Шовлин объяснил

Как Mercedes могла переиграть Макса в Зандфорте? Шовлин объяснил
Загрузить комментарии