Расселл тоже подыскал косвенного виновника аварии в Имоле

Пока Боттас сетовал на трудности с прогревом шин, другой участник столкновения задумался о логичности действий судей

Расселл тоже подыскал косвенного виновника аварии в Имоле

Столкновение Валттери Боттаса и Джорджа Расселла в середине гонки на Гран При Эмилии-Романьи произошло в борьбе за 9-е место – но по количеству посвященных ему реплик стало, пожалуй, самым популярным эпизодом второй гонки нового сезона Формулы 1.

Читайте также:

В частности, пилот Williams через некоторое время после финиша признал, что его соперник имел право на действия по защите собственной позиции – однако на себя вину за случившееся все-таки не взял.

«На мой взгляд, авария была результатом несчастливого стечения обстоятельств. Но ее можно было избежать. Дело же не только в правилах – но и в определенной ответственности, в понимании ситуации. Какие-то вещи легко можно делать на сухой трассе, но другое дело – те же самые маневры на мокром асфальте. Да еще и на столь высокой скорости. И именно этот момент меня сильно огорчил. Это выглядело неуважением – не столько ко мне, сколько к машинам, которыми мы управляем.

Валттери жестко защищал позицию и был в своем праве. Трасса уходила влево, а он двигался по прямой – на записи это прекрасно видно. Еще раз скажу: Валттери имел право двигаться именно так – но в сегодняшних условиях, когда сухой участок трассы не слишком широк, все это могло закончиться только одним, не самым приятным образом. Так что, действия Валттери соответствовали правилам – но столкновения можно было избежать. И на мой взгляд, был смысл обратить больше внимания на скорость и на условия на трассе.

Мой маневр был вполне оправданным. Я же не въехал в Валттери, затормозив на 20 метров позже без шансов попасть в поворот. В момент контакта мы проехали только три четверти прямой – и если бы не небольшое мокрое пятно, это был бы чистый и легкий обгон. Когда я начал выполнять маневр, выбранная мной траектория была сухой. Но в итоге меня вынудили сместиться вправо, где трасса была влажной.

Можно ли было избежать столкновения? Да. Можно ли сказать, что Валттери был неправ? Наверное, нет. Мог ли он что-то сделать немного по-другому? Может быть. Был я неправ? Я устроил аварию, потеряв контроль над машиной. Ошибся ли я, решив провести такой маневр? Ни в коем случае. Было бы глупо в такой ситуации снимать ногу с газа».

Ранее Боттас в посвященных аварии репликах упоминал о разнице в состоянии шин на Mercedes и Williams, причиной которой были специфика поведения болида W12 и момент, выбранный чемпионской командой для пит-стопа. Расселл, в свою очередь, указал на другой фактор, который существенно повысил риск инцидента.

«Может быть, задним числом, вспомнив об условиях, о специфике трассы, о том, что эта прямая – не совсем прямая, DRS вообще не стоило активировать. При прочих равных с закрытым крылом я бы избежал вылета. Может быть, это станет уроком на будущее».

Читайте также:

Вопросы у журналистов вызвало и общение пилотов сразу после аварии. Первым выбравшийся из болида Расселл подошел к машине соперника и хлопнул Боттаса по шлему – тот же в ответ показал британцу неприличный жест.

«Должен ли я был сразу после аварии вести себя так, как повел? Наверное, нет, – заявил Расселл. – Но от эмоций трудно удержаться. Сразу после аварии я был очень зол в силу того, что это был, честно говоря, пугающий инцидент. Я никогда не попадал в такие аварии – в конце прямой, когда скорость высока и оба пилота едут в полный газ.

Удар по шлему? Ну, "удар" - это слишком сильное слово. Меня сильно удивит, если выяснится, что он вообще это касание почувствовал. Это скорее было привлечение внимания: мол, ты что делаешь? Может быть, футболисты по-другому реагируют – но, на мой взгляд, это была сущая мелочь. Ничего уничижительного не было – можно было сравнить это жест со вскидыванием рук.

Позже мы поговорим с Валттери и подведем под этим черту. Когда все только-только произошло, эмоции кипят – но мне не хотелось бы ссориться ни с кем из гонщиков. Так что, я хотел бы все обсудить с Валттери – думаю, мы просто созвонимся, побеседуем и будем двигаться дальше.

Что касается моих отношений с Mercedes – уверен, авария никак на этих отношениях не скажется. Я уже побеседовал с представителями марки – и думаю, мы друг друга поняли».

Читайте также:

Вскоре после финиша Расселл успел предположить, что в борьбе с любым другим гонщиком Боттас не позволил себе столь жесткого маневра. Позже пилот Williams уже не был столь однозначен в своих суждениях.

«Между мной и Валттери нет никаких трений – но Вы можете интерпретировать мои слова как вам вздумается. Думаю, мой посыл был очевиден. Но может быть, я ошибаюсь. Может быть, он всегда так сражается за позицию. Как я раньше говорил, у него было право так делать».

Читайте также:

Поделились
Комментарии
Помните, как Макс улетел перед рестартом, а Леклер не обогнал его? Вот в чем причина

Предыдущая новость

Помните, как Макс улетел перед рестартом, а Леклер не обогнал его? Вот в чем причина

Следующая новость

На два разворота меньше. Как Мазепин провел Гран При Эмилии-Романьи

На два разворота меньше. Как Мазепин провел Гран При Эмилии-Романьи
Загрузить комментарии