«Просил денег у Вольфа еще в 15 лет». История романа Верляйна с Mercedes

Он не будет выступать за Mercedes в 2017 году, но не спешите сбрасывать Паскаля Верляйна со счетов. Олег Карпов расспросил немца, как он уговорил Mercedes себя поддержать, а потом добился перевода в Ф1, и уверен – Верляйн еще поборется.

Это интервью состоялось еще осенью, когда о будущем Паскаля Верляйна не известно было ровным счетом ничего. О своем уходе еще не объявил Нико Росберг, и даже место в Force India, куда затем отправился Эстебан Окон, пока не было вакантным.

Материал про Паскаля и историю его взаимоотношений с Mercedes был запасным в первый номер англоязычного электронного журнала Motorsport.com, но в этот момент как раз стало известно, что менять Нико Хюлькенберга в Force India отправится напарник Верляйна по Manor. Момент для публикации был неподходящим. А когда о своем решении объявил Нико Росберг, достаточно скоро стало понятно, что и в Mercedes рассматривают вариант с Паскалем лишь в качестве запасного…

«Что значит "план Б?" – засмеялся Верляйн, услышав изначальное предложение создать "запасной" материал. – Я согласен только на "план А"». Но в итоге на интервью о своем пути в Mercedes всё-таки согласился.

Было бы идеально опубликовать его, скажем, после объявления о переводе Паскаля в состав Mercedes, но так уж вышло, что Верляйну пришлось пересесть с одной скамейки запасных на другую – из Manor в Sauber. Впрочем, это не первый случай в его карьере, когда идти приходилось по не самому короткому пути.

Начало

«Всё началось с титула в Формуле ADAC, – вспоминает Верляйн. – Я выступал за команду Петера Мюкке, который кроме того выставлял на старт машины Mercedes в DTM. Мы планировали вместе перейти в Формулу 3 на сезон-2012, но денег не было. Мы не могли собрать бюджет, и потому решили обратиться за поддержкой в HWA, которая фактически является заводской командой AMG Mercedes.

Мы приехали с Петером в Аффальтербах, где находится штаб-квартира, и они заинтересовались сразу же. Встреча прошла очень хорошо, и уже через несколько дней мне позвонили. Это была не то, чтобы молодежная программа, но что-то в этом роде. Помимо меня поддержку получили еще трое пилотов: Феликс Розенквист, Алекс Линн и Свен Мюллер.

Нас всех в Формуле 3 поддерживала Mercedes. Не только деньгами – они организовывали тренировочные лагери, предоставляли двигатели. У нас уже были долгосрочные контракты.

Конечно, мне важнее всего было получить финансовую поддержку, чтобы провести сезон в Ф3, а в Mercedes предложили нам бесплатные двигатели, что очень помогло. Вот так всё и началось.

Я подписал свой первый профессиональный контракт в 16 или 17 лет, и это был особенный момент. Ты всё еще молод, но уже осознаешь, что находишься в числе тех пилотов, которые в будущем могут рассчитывать либо на переход в Ф1, либо в DTM».

С поддержкой Mercedes Верляйн закончил свой первый сезон вторым в чемпионате Европы Ф3 и собирался завоевать титул через год, чтобы затем двинуться дальше – по направлению к Формуле 1. Тем не менее всё повернулось иначе. В Штутгарте захотели перевести Паскаля в DTM.

«Если я сяду в DTM, я смогу потом попасть в Ф1?»

«Мне предложили провести тесты в DTM в конце 2012 года, – вспоминает Паскаль, – и всё прошло очень хорошо. Мне как раз исполнилось 18 перед тем, как я проехал один тест в конце сезона, это случилось сразу после Гран При Макао. Результаты были позитивными, и затем мне предложили еще один тест – насколько я помню, в самом начале 2013 года. Что произошло затем, я не очень хорошо понимаю, но Ральф [Шумахер] отказался продолжать выступать в DTM, и они обратились ко мне».

К тому моменту, как Mercedes забрала Верляйна в «кузовной» чемпионат, позади уже был первый этап европейской Ф3 2013 года: он прошел в Монце – Паскаль выиграл одну гонку, а по итогам двух других поднимался на подиум. Всё шло по плану, но отказать боссам гонщик не смог.

«Конечно, изначально план состоял в том, чтобы проехать полный сезон в Формуле 3, – рассказывает он. – Но они сказали мне, что тесты в DTM прошли очень хорошо, и следующее освободившееся место должно достаться мне, потому что они мною очень довольны. Им нравилось, что я показывал такие результаты в столь раннем возрасте, они хотели продолжать меня поддерживать. И меня тоже всё устраивало. Но я хотел выиграть чемпионат в Формуле 3.

В Монце я стал первым, вторым и третьим в гонках, а потом получил звонок – мне сообщили, что Ральф больше не хочет выступать, и что они бы хотели посадить за руль меня. Я сказал: "Конечно"».

Многие молодые гонщики, мечтающие попасть в Ф1, опасаются пересаживаться в «кузова» даже на тестах – ведь это может поставить крест на формульной карьере. Но Верляйн настаивает, что ни на минуту не сомневался, что переход в DTM ему не навредит – потому что заранее обсудил с боссами свои намерения.

«Я помню одну из наших первых встреч с [боссом HWA] Герхардом Унгаром и [тогдашним руководителем Mercedes Motorsport] Норбертом Хаугом, это было в конце 2012 года, – вспоминает он. – Знаете это ощущение… Они взрослые серьезные люди, а я был еще маленьким мальчиком. И конечно, для любого молодого пилота предложение протестировать машину DTM стало бы особенным.

Мне было 17, я должен был стать самым молодым пилотом, который сел бы за руль DTM, но войдя к ним в кабинет, я чуть ли не первым делом спросил: "Если я сейчас сяду в DTM, я же смогу затем всё равно попасть в Формулу 1?" Они были немного ошарашены… "Посмотрите-ка на этого парня. Мы предлагаем ему место в DTM, а ему уже нужно больше".

Так что у меня не было сомнений. Я сразу же спросил, останется ли у меня шанс попасть в Ф1. Потому что порой переход в DTM автоматически означает, что вы уже не вернетесь в "формулы". Но они заверили меня: если с результатами всё будет нормально, возможно всё. К тому же, я понимал, что только с Mercedes можно рассчитывать на переход из DTM в Ф1, ведь у нее есть программы в обоих чемпионатах.

Ни BMW, ни Audi в Ф1 не участвуют. Но с Mercedes всё иначе, и я понимал, что если смогу быть быстр и опережать своих напарников, то получу шанс. Но я понимал и то, что мне нужно показать результат как можно раньше. Ведь если выиграть титул в DTM в 25 лет – это, конечно, здорово, но в Ф1 тогда уже попасть почти невозможно».

Титул

В DTM Верляйн попал в не самый удачный момент – у Mercedes случился спад, и если в 2013 году, который стал дебютным для юного немца в серии, отставание от Audi и BMW еще не было критичным, то следующий сезон штутгартцы провалили.

«В 2013 году уже было достаточно сложно, но потом мы стали проигрывать секунду с круга. А секунда с круга в DTM – это вечность, – говорит Верляйн. – Нервничал ли я, что время уходит? Нет. Потому что в DTM у вас есть еще семь напарников, которых можно опередить. В 2014 году в команде был Гэри [Паффет], который уже выигрывал титул. У нас в составе был Пол ди Реста, на счету которого тоже был титул в DTM. Плюс, он уже провел несколько сезонов в Ф1 и выступал там неплохо. Так что никому не нужно было лишних доказательств, что машина действительно недостаточно быстра, а проблема вовсе не в гонщиках.

Так что у меня был ориентир. Конечно, с медленной машиной нельзя выиграть чемпионат, но ты всё еще можешь одолеть напарников, и это важно, потому что нужные люди это обязательно увидят. У тебя всё равно остается шанс показать себя».

Несмотря на отставание от Audi и BMW Верляйну удалось-таки в 2014 году выиграть гонку – под дождем в Лаузице, а когда Mercedes в сезоне-2015 подтянулась к соперникам – и завоевать титул.

«В 2015 году, когда я победил в чемпионате, по очкам я почти вдвое превзошел ближайшего партнера по команде, – нахваливает себя Паскаль. – Вторым был Пол или Гэри (ди Реста стал лучшим из представителей Mercedes после Верляйна, заняв в чемпионате восьмое место, – прим. ред.), и у них была примерно половина от моих очков [90 против 169]. Так что год прошел очень неплохо».

Второй шанс для Вольфа

Став пилотом Mercedes еще при Норберте Хауге, Верляйн сохранил поддержку и после назначения на пост главы спортивного подразделения Тото Вольфа.

«Самая первая встреча в Mercedes у меня была с Герхардом Унгаром. Потом мы встречались с ним и Хаугом. Они сообщили мне, что я поеду на тесты DTM. Это было как раз то время, когда происходили перемены, так что об уходе Ральфа из команды я уже узнал от Вольфа.

У меня давние отношения с Тото. Когда он пришел в Mercedes, нам было о чем вместе посмеяться. Потому что мы знакомы еще с 2010 года, когда я выступал в Формуле ADAC. Во время нашей первой встречи я просил его стать моим спонсором. Он уже был менеджером Боттаса – я хотел попытаться.

Я смог с ним познакомиться благодаря Сьюзи (в девичестве Стоддарт, ныне жена Тото, – прим. ред.). Она тоже гонялась за Mücke [в DTM], и наша первая встреча состоялась в автобусе Петера – мы ехали вместе с трассы, и я пытался убедить Тото: "Может, вы сможете меня поддерживать?"

Я объяснил свою ситуацию, рассказал, что у меня нет средств для продолжения карьеры, но – я до сих пор помню его слова – он тогда сказал: "Нет, ты еще слишком молод, по-настоящему всё начинается только в Ф3. Только там можно понять, насколько велик твой талант". На том мы и расстались. Но в итоге – как только я закончил свой первый сезон в Ф3 – судьба свела нас снова, но уже в Mercedes. Мы получили второй шанс поработать вместе!»

Именно Вольф в итоге поспособствовал переходу Верляйна в Формулу 1. Паскаль стал самым молодым в истории обладателем титула в DTM, но переговоры затянулись, и место в Manor Паскаль получил только в феврале.

«Это была очень тяжелая зима, потому что я не знал, где мне придется выступать, в DTM или Ф1, – вспоминает Паскаль. – Решение было принято очень поздно, но я всё равно всю зиму готовился к Ф1. Потому что я знал, что шанс есть. Я тренировался с прицелом на Формулу 1, и в итоге получил, что хотел».

Дебютный сезон в Ф1 в составе Manor сложился для Верляйна явно неплохо. Шесть выходов во второй сегмент квалификации и одно очко за рулем худшей машины чемпионата – не самое плохое достижение. Но за последние несколько месяцев Паскаль дважды оказывался «вторым лишним». Сначала Force India предпочла ему Окона, а затем в Mercedes решились на сложные переговоры с Williams по переходу Боттаса вместо того, чтобы выбрать простой вариант с Верляйном.

Впрочем, это еще не повод ставить на нем крест. Паскаль не из тех парней, что будут стесняться о себе напомнить. Если сезон Верляйна с Sauber получится удачным, у Тото Вольфа не будет шанса об этом забыть.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Паскаль Верляйн
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100