Профессия - гоночный инженер. Часть 2

Джок Клиа о секретах ремесла


Сайт f-1.ru представляет вторую часть рассказа гоночного инженера Рубенса Баррикелло - Джока Клиа о секретах профессии гоночного инженера, человека, который ведет пилота и выполняет в гонке роль посредника между им и командой, ожидающего гонщика на пит-стопе.

- Чтобы быть хорошим гоночным инженером надо большее, чем просто рисковать, вы должны обладать опытом и квалификацией, техническим мышления. Без этого следить за ходом гоночного уик-энда будет практически невозможно. Эта не та профессия, которой можно просто научиться: здесь опыт будет решающим.

Вам потребуется инженерное образование, чтобы лучше понимать все аспекты аэродинамики, стабильной работы мотора, нужно понимать практически все детали, потому что к вам идут за консультацией другие инженеры, - говорит Клиа, - и всегда найдется что-то что будет вступать в противоречие. Обычно это случается между мотористами и теми, кто ответственен за аэродинамику. Одни хотят делать кожух двигателя более закрытым, чтобы выиграть в аэродинамике, другие говорят, нет, его надо делать более просторным, чтобы он лучше охлаждался. И обе стороны идут к вам, поэтому надо искать компромисс, а чтобы это сделать лучше нужно в разбираться во всех нюансах.

Для Клиа - опыт не проблема. Он изучат машиностроение в известном университете Хэрриот-Уатта в Эдинбурге, а после пришел в команду Lola, в 1988 году. Через год он уже перебрался в Benetton, чтобы возглавить там отдел композитных материалов. В 1991 году он вновь сменил место работы, став главным конструктором в Leyton House, но уже через год занял такой же пост в Lotus. После двух сезонов, проведенных за чертежной доской, он стал гоночным инженером Джонни Херберта. Прошло 15 лет, но Клиа не хочет возвращаться в конструкторский отдел, хотя он признает, что это был действительно полезный опыт.

- Я не думаю, что вернулся бы, чтобы проектировать вновь, - говорит он, - хотя мне, возможно, это и было бы забавно, но для Brawn это будет не совсем хорошо. Я думаю, что техническое образование позволяет лучше понимать проблему и давать инженерам ту информацию, которая необходима в тех или иных случаях. С ними вы должны говорить на их языке, чтобы они понимали вас, а сделать это вы можете только, живя и трудясь с ними. И даже если вы выучили их терминологию, профессиональный слэнг, но не работали с ними бок о бок, то это будет все равно не то. И этого может не хватить, когда это крайне важно.

В нашем конструкторском бюро есть немало бывших гоночных инженеров. Например, Энди ли Флеминг был хорошим специалистом, а затем захотел вернуться в бюро. Сейчас и работа строится по-другому. Он не спрашивает у меня, что я делаю, потому что хорошо знает это, знает, чем занимается гоночный инженер. Я, в свою очередь, также понимаю, какая информация ему нужна как инженеру и конструктору проекта.

- Я мог бы вернуться к этому, но не думаю, что это будет хорошее использование моих навыков. Мне нравится то, чем я занимаюсь в настоящий момент, поэтому хочу продолжить работу на трассе, сотрудничать с пилотами. Именно на это я потратил много усилий за эти годы, и это для меня драгоценный опыт сотрудничества со многими участниками чемпионата.

И действительно - это список впечатляет. После работы с Хербертом в Lotus, он перешел в Williams, где сначала был гоночным инженером Дэвида Култхарда, а затем и Жака Вильнева. Позже он работал с Такума Сато, а затем стал инженером Рубенса Баррикелло. За свою долгую карьеру Клиа работал с разными по характеру людьми: от бодрых оптимистов до пламенных идеалистов. Но, несмотря на это разнообразие, Клиа верит, что гоночный инженер просто обязан иметь хорошие отношения с пилотом.

- Я думаю, что это обязательно, - говорит он, - я не могу себе представить как работает связка инженер-пилот, если они не друзья. Конечно, совсем не обязательно быть лучшими приятелями, но неизбежно, если два человека работают вместе, уважают друг друга, сотрудничают, то они рано или поздно подружатся. Это - неизбежный результат успешных рабочих отношений.

Из всех его пилотов, наиболее близок он был с Жаком Вильневым, который стал чемпионом мира, когда Клиа был его гоночным инженером в 1997 году. Они и по сей день остаются друзьями, а Вильнев являет крестным у дочерей Клиа. Ключом к их успешному сотрудничеству на трассе стало полное доверие, и Клиа уверен, что и с Баррикелло, который является самым опытным пилотом в пелотоне они придерживаются тех же принципов, позволивших им установить доверительные отношения между собой.

- Я не думаю, что доверие было для нас когда-то проблемой. Мы доверяли друг другу с самого начала работы, - говорит Клиа об отношениях с Баррикелло, - когда вы оба добивались успеха на трассе, это делает ваш контакт проще. Да, были моменты, когда времена были не из легких, команда была под прессингом, да и сам Баррикелло за последние четыре года не раз попадал в сложные ситуации. Но мы возвращались к истокам и продолжали работу. С ним легко работать, интересно, он невероятно талантлив во многих областях, приносит большую пользу команде.

Я знаю пилотов и инженеров, которые работали вместе, выигрывали чемпионаты, а затем расходились и больше даже не поддерживали контакт друг с другом, - говорит тот, - думаю, что это несколько странно. Мне кажется, если вы вместе добились успеха, то ваши отношения могут длиться едва ли не всю жизнь. Это было со мной и Жаком, я могу видеть то же самое и с Рубенсом, когда он повесит свой шлем на гвоздь и я. У него как раз такой характер, похожий на Жака, он не забывает людей, с которыми работал.

В третьей части мы расскажем, как связка инженер-пилот справляется с плохими временами и как она себя чувствует, когда все налаживается.

(Окончание следует)

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Такума Сато , Джонни Херберт , Джок Клиа
Команды Williams
Тип статьи Новость
Rambler's Top100