Президент FIA Бин Сулайем опроверг противоречия с менеджментом Ф1

После смены власти в федерации отношения спортивной и коммерческой ветвей руководства Формулы 1 стали далеко не столь безоблачными, как прежде

Президент FIA Бин Сулайем опроверг противоречия с менеджментом Ф1
Нажмите, чтобы загрузить аудиоплеер

В самом конце 2021 года Мохаммен Бин Салайем сменил Жана Тодта на посту главы Международной автомобильной федерации. Вскоре стало понятно, что выходец из ОАЭ намерен реализовать серьезные перемены в руководстве мирового автоспорта, которые затронут и Формулу 1. 

По паддоку поползли слухи, что новое руководство FIA намерено побороться за власть в Формуле 1 с промоутерами из Liberty Media, а коммерческая деятельность станет для федерации куда более серьезным вопросом чем прежде – в FIA даже появился первый в истории генеральный директор.

Серьезность намерений Бин Сулайема показали хотя бы история с украшениями, которые гонщикам запретили использовать, хотя прежде не вызывали вопросов, и нежелание спортивных боссов идти навстречу Ф1 в вопросе со спринтами. 

После окончания cезона Ф1 президент FIA заявил, что никаких противоречий с FOM у него нет, а с боссом чемпионата мира Стефано Доменикали они вообще едва ли не лучшие друзья. 

«Мне сложно понять, откуда вообще берутся такие предположения, – сказал Бин Сулайем. – Давайте я сам расскажу вам о своих отношениях с FOM. Прежде всего, мы со Стефано общаемся, кажется, раз в два дня. Ясли я не звоню – тогда звонит он. Это также происходит перед встречами и любыми обсуждениями. Словно брак, долгий и крепкий брак».

При этом глава федерации признал, что вопрос с оплатой за дополнительные спринты действительно имел место, но это часть обычного рабочего процесса. 

«Люди считают, что когда я говорил про эти спринты, то имел место раскол, – объяснил он. – Меня это не удивило, я лишь посмеялся. Никакого раскола не было. 

Это было 25 апреля, заседание Комиссии Ф1. Они внезапно сказали, что нужно на три спринта больше, чем прежде. Я ответил: "Хорошо, но мне надо посоветоваться с людьми, не приведет ли это к дополнительным расходам или чему-то такому". 

И вдруг все стали говорить, что начались противоречия. Мне пришлось звонить раз шесть и спрашивать, в чем вообще дело. 

В итоге мы все согласовали (в конце сентября – прим.ред.). Я просто изучил вопрос, и мы к нему вернулись. Я все проверил у своих людей. Порой просто не понимают, какова нагрузка на персонал и официальных лиц FIA».

Бин Сулайем добавил: «У меня очень хорошие отношения [с боссом Ф1], и личные, и профессиональные. Лучше не бывает. Ну то есть могут быть, если мы их улучшим. Но я не могу жаловаться – так как вижу, что все на 100%».

При этом президент не стал отрицать, что прежде между ним и Доменикали действительно существовали трения. 

«Проблемы случаются, – пояснил он. – Бывает, что с какой-то частью твоего собственного организма что-то не так. Но это не говорит о плохих отношениях. 

Вопросы остаются. Сомнения остаются. Но сейчас отношения хороши, как никогда прежде. Почему? Потому что я действую в интересах спорта. 

Я слушаю его, он слушает меня. И мы оба знаем, что этот союз должен быть устойчив ради движения вперед. И, честно говоря, мы идет от одного успеха к другому. Это совершенно ясно».

Читайте также:
Поделились
Комментарии

Анализ: как увольнение Бинотто повлияет на будущее Ferrari

«Боссы не терпят глупцов». Эксперт объяснил увольнение Бинотто