Пресс-конференция Хэмилтона и Ферстаппена в Абу-Даби. Что мы на ней узнали?

Макс не избавился от скепсиса по отношению к судьям – а Льюис ушел от ответа на вопрос, считает ли он соперника «сумасшедшим»

Пресс-конференция Хэмилтона и Ферстаппена в Абу-Даби. Что мы на ней узнали?

Два пилота, которые в этот уик-энд решат судьбу чемпионского титула, много чем отличаются друг от друга. От возраста до команд, за которые выступают. И в начале пресс-конференции в четверг они тоже выглядели по-разному. Макс Ферстаппен был максимально расслаблен – сидел, в меру вальяжно откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу. Льюис Хэмилтон предпочитал держать спину прямо, сцепив руки и скрестив ноги. Не стану строить из себя мастера по чтению языка тела и делать далеко идущие выводы – но разница бросалась в глаза.

Оба начали свои выступления с комплиментов в адрес своих команд – Ферстаппен, в частности, отметил более чем заметный прогресс Red Bull. В прошлом году голландец шутил, что кресло, на которое сажают бронзового призера гонки, забронировано за ним чуть ли не на весь сезон – ведь Макс финишировал третьим аж 12 раз. В этом году он поднимался на нижнюю ступень подиума только 6 раз.

«После прошлого года я не особо надеялся, что буду накануне финальной гонки этого сезона сидеть здесь в роли претендента на титул, – вспоминил Макс. – Так что, думаю, мы можем гордиться тем, чего добилась команда. С самого начала сезона мы были весьма конкурентоспособны и не раз показывали отличные результаты – хотя и без невезения не обошлось».

 

Фото: FIA Pool

Для каждого из претендентов титул 2021 года станет особенным. Хэмилтон станет рекордсменом, обогнав по числу чемпионств Михаэля Шумахера – а Ферстаппен из «будущего чемпиона», как его называют уже чуть ли не десятилетие, наконец-то превратится в «настоящего». Само собой, не обошлось без вопроса, не обуревают ли гонщиков в связи с этим какие-то особые эмоции. «Я до сих пор помню хорошо, как все происходило во время первых решающих гонок в моей карьере, – ответил Хэмилтон. – С тех пор я получил большой опыт по этой части и, кажется, пропустил через себя все возможные в связи с этим эмоции – так что, не могу сказать, что меня ждет что-то новое».

В первой части пресс-конференции вопросы задавал постоянный ведущий таких мероприятий Том Кларксон – но достаточно быстро он передал слово представителям СМИ, постоянно освещающим события в Ф1. Примечательно, что претенденты на титул моментально на это отреагировали: Ферстаппен как-то внезапно подсобрался – а Хэмилтон, наоборот, стал более расслабленным.

Журналисты без особой раскачки перешли к вопросу, который накануне последнего этапа интересует и экспертов, и болельщиков – а что, если судьбу титула решит столкновение?

«Ты не думаешь о таких вещах, – ответил Ферстаппен. – Просто начинаешь уик-энд с целью показать максимально возможный результат. Накручивать ситуацию начинают журналисты. Поэтому мне тут особо нечего сказать. Я приехал, чтобы выложиться на максимум, как можно лучше подготовиться к решающим заездам и побороться за победу в гонке. В идеале – выиграть ее».

«Я просто не хочу тратить эмоции на все эти размышления, – отозвался Хэмилтон. – Наша команда в последних гонках добилась невероятного прогресса, мы в полной готовности к борьбе – и нет никакого смысла отвлекаться на размышления о вещах, которыми мы не можем управлять».

 

Фото: FIA Pool

Конечно, не обошлось без упоминания о недавней ремарки со стороны руководителя гонок Ф1 Майкла Маси. Тот напомнил пилотам, что неспортивные действия на трассе легко могут привести к разнообразным неприятностям вроде лишения очков. Впрочем, в Формуле 1 вряд ли кому надо напоминать об этом после финальной гонки 1997 года в Хересе. Тогда Михаэль Шумахер, обороняясь от атак со стороны Жака Вильнева (немец и канадец делили между собой титул), допустил контакт с машиной соперника – и отлетев на внешнюю сторону трассы, застрял в гравии. Вильнев стал чемпионом – но судьи решили, что сам факт поражения не является достаточным уроком для Шумахера. И аннулировали его результаты за весь сезон.

«Хорошо, что судьи открыто заявили об этом, – сказал Хэмилтон. – Надеюсь, что им не понадобится прибегать к таким мерам. Что мы проведем прекрасную гонку и перевернем эту страницу».

«Нам напомнили, что вся эта история прописана в Спортивном кодексе – так что, особого смысла в напоминании не было, мы и так прекрасно об этом помним, – высказал свое мнение Ферстаппен. – Или, наоборот, можно напоминать об этом перед каждой гонкой. Ведь перед предыдущими этапами ничего в документах не менялось – и перед этим тоже не изменилось. Да и во вмешательстве судей не будет ничего нового – по ходу сезона мы уже сталкивались с решениями, которые выглядели спорными. Хотя мы, конечно, хотим выиграть чисто».

Читайте также:

Слушая вопрос от британского издания Daily Mail, Хэмилтон выглядел слегка напряженным. Неудивительно – журналисты этого издания часто высказывались о семикратном чемпионе мира достаточно резко (впрочем, они вообще не привыкли щадить знаменитостей). На этот раз представитель Daily Mail ухватился за слово crazy (сумасшедший, безумный), которым Хэмилтон охарактеризовал Ферстаппена в радиообмене по ходу недавней гонки в Джидде. Мол, готов ли Льюис и сейчас, в спокойной обстановке, употребить такое слово по отношению к сопернику?

«Думаю, все пилоты – немного сумасшедшие, – уклончиво ответил пилот Mercedes. – Раз уж мы делаем те вещи, на которые способны, и принимаем риски, которые с этим связаны». В этом плане «немного сумасшедшим» поступком со стороны политкорректного Хэмилтона можно было считать и появление в четверг в паддоке в толстовке, на спине которой была написана нехитрая фраза Fuck off. Естественно, Льюису пришлось отчитаться перед журналистами и за это – отчет свелся к фразе «мол, так случайно получилось».

 

Фото: Sam Bloxham / Motorsport Images

После этого пилоты обсудили еще пару эпизодов гонки в Джидде (не сказав ничего особо нового и интересного) и порадовались, что в их странах болельщики смогут посмотреть решающую гонку в прямом эфире на бесплатных телеканалах.

Какие выводы можно сделать из слов, сказанных претендентами, и из их поведения на пресс-конференции? Напряжение между Льюисом и Максом очевидно – за все время общения с прессой два гонщика ни разу не посмотрели друг на друга. Но в то же самое время видно, что соперники относятся друг к другу с уважением – видно в том числе по тому, как тщательно они выбирали слова, отвечая на вопросы. Впрочем, решат все не слова, а результаты – точнее, результат воскресной гонки, который будет зафиксирован через два с небольшим дня.

Читайте также:
Поделились
Комментарии
Мазепин представил новый шлем на Гран При Абу-Даби
Предыдущая новость

Мазепин представил новый шлем на Гран При Абу-Даби

Следующая новость

Чжоу выбрал номер для Ф1. В последний раз его видели на Marussia

Чжоу выбрал номер для Ф1. В последний раз его видели на Marussia
Загрузить комментарии