Поучительная история Aston Martin в Формуле 1

Британская марка, много лет представленная в GT, заключила контракт с Red Bull – теперь её логотипы появятся и в Ф1. Меж тем, прежде уже был момент, когда имя Aston Martin присутствовало в протоколах Гран При. Вспоминает Александр Кабановский.

– Тед, а мы не горячимся? – Джентльмен в дорогом костюме внимательно смотрел на своего собеседника. – Второе место – это еще не победа, да и хватит ли у нас сил на два столь серьезных проекта?

Сидевший напротив молодой человек в клетчатой рубашке, высокий и худой, не спешил с ответом. Он еще раз взглянул на красивый призовой кубок из Ле-Мана, стоявший здесь же, что-то мысленно прикинул и проговорил: "Мотор у нас есть, мистер Браун. С таким не стыдно будет выйти на старт. Переделка шасси займёт какое-то время, но мы наверняка справимся".

Теперь уже джентльмен в свою очередь взял паузу. В конце концов, это его деньги и его репутация. И решение должно остаться именно за ним. "Ну что же, –  резюмировал он чуть погодя. – Это будет интересное приключение. Показывайте, что вы там придумали сделать с нашей красоткой".

Гонка "24 часа Ле-Мана" 1955 года вошла в историю спорта одной из самых трагичных страниц: Mercedes Пьера Левега, влетев в толпу зрителей у края стартовой прямой, унес много десятков жизней. Не столь известно, что гонку не стали отменять после ужасной аварии, она вскоре продолжилась и отмерила всё положенное время.

Победителем стали пилоты на Jaguar, а вторыми, уступив им пять кругов, дистанцию завершили Питер Коллинз и Поль Фрер на Aston Martin. Для небольшой компании из городка Фелтэм это достижение стало лучшим в истории.

К середине 50-х маркой владел Дэвид Браун – удачливый торговец тракторами, выгодно купивший производителя спорткаров в конце предыдущего десятилетия. До того Aston, ведущая историю с далекого 1913 года, переживала взлеты и падения, не раз меняла хозяев и едва не сгинула в послевоенный период.

Обеспечив своему приобретению устойчивость, мистер Браун сразу же сделал ставку на спорт как мощный рекламный инструмент. Как и Энцо Феррари, он считал самым выгодным вложением участие в соревнованиях спорткаров: здесь толстосумы видели с трибун практически такие же машины, какими при желании могли украсить свой собственный гараж.

Уже в 1951-м марка Aston Martin вернулась на подиум знаменитого марафона в Ле-Мане, который впервые покорила еще до войны, а четыре года спустя Коллинз и Фрер стали на кольце Сартэ вторыми.

Кэрол Шелби, Стирлинг Мосс, Дэвид Браун
Кэрол Шелби и Стирлинг Мосс с Дэвидом Брауном

Наследница спорткара и Maserati

Именно этот успех и подтолкнул Брауна к решению попробовать силы в Формуле 1. И хотя у главного конструктора Теда Каттинга не было специфического опыта, шесть десятилетий назад гоночная техника разных классов имела куда больше сходств, чем различий, и это не должно было стать проблемой.

Не берёмся утверждать, что диалог между боссом Aston Martin и молодым инженером, которому не было еще и 30-ти, сложился именно так, как описано в самом начале этого повествования, но что-то подобное наверняка имело место.

И в спортивном отделении, которое занимало существенную часть сборочной мастерской в Фелтэме, работа закипела с новой силой.

1955 Aston Martin DB3S
Aston Martin DB3S

Каттинг не стал изобретать велосипед – взяв успешный спорткар DB3S – тот самый, что принес Коллинзу и Фреру "серебро" в Ле-Мане, он переделал двухместную машину в одноместную, сохранив большинство узлов.

Инженер уменьшил ширину кузова, убрал крылья, фары и перекомпоновал узлы так, чтобы сделать всю конструкцию более компактной.

Рядный трёхлитровый шестицилиндровый мотор спорткара не подходил под тогдашние требования Ф1, потому на его базе разработали агрегат объёмом на пол-литра меньше, а четырёхскоростную коробку передач заменили более совершенной пятискоростной.

В остальном почти все решения перекочевали прямиком с "тройки эс". При этом Каттинг явно вдохновлялся при создании внешних обводов машины пропорциями царившей в то время на трассах Ф1 Maserati 250F.

Шоу Cavallino Classic, пятничный трек-день.
Maserati 250F

Машина вышла изящной и весьма быстрой. Стирлинг Мосс, проведший за её рулем большую часть тестов, остался весьма доволен, а британский гоночный зелёный был новинке особенно к лицу.

Зимой 1956-го первую построенную машину, получившую имя DBR4, отправили в Австралию, где Редж Парнелл провел на ней несколько местных гонок, добившись хороших результатов.

В Aston Martin с удвоенной энергией продолжили работу. Правда, в компании не могли направить на Ф1 все свои ресурсы, так как спорткары оставались главным направлением, приносившим, к тому же, необходимые средства. Потому доводка DBR4 шла довольно долго. 

Бомба замедленного действия

29 октября 1958 года в штаб-квартире британского Королевского автоклуба, что в районе Полл-Молл, состоялась встреча ключевых персон тогдашней Ф1. По её итогам было решено, что текущий регламент устарел и не способствует привлечению новых зрителей, да и борьба на трассах стала уже не столь острой, как прежде.

Собравшиеся одобрили радикальные изменения: рабочий объем моторов решили сократить с 2,5 до 1,5 литров. Правда, чтобы все участники успели подготовиться к переменам, им дали два года – новации вступали в силу с сезона-1961.

Работы было немало, ведь переделывать предстояло по сути всю машину целиком – лишившись доброй половины "кубиков", моторы заметно теряли в мощности, а потому автомобили должны были стать более легкими и компактными. Всё это требовало радикального пересмотра их конструкции.

В Фелтэме новость вызвала шок. По воспоминаниям современников, сэр Браун был готов свернуть проект, даже несмотря на то, что две машины активно наматывали тестовые километры, готовясь следующей весной дебютировать в чемпионате мира.

Но после колебаний большой босс все же дал "добро" на продолжение многообещающего проекта. В гонках спорткаров дела по-прежнему шли неплохо – пилоты Aston Martin за прошедшее время еще дважды стали вторыми в Ле-Мане, – так что от DBR4 по-прежнему ждали очень многого.

Aston Martin DBR4
Компоновка Aston Martin DBR4

Но недаром говорят, что наши недостатки есть продолжение наших достоинств. Воспитанный ле-мановскими гонками Каттинг выше всех качеств ставил надежность, потому новинка вышла перетяжеленной.

Попытки снизить вес логично привели к росту отказов, так что первого старта в Формуле 1 все ждали с понятным волнением. В то же время, у Aston Martin был и серьезный козырь – 280-сильный мотор, который минимум на 30 "лошадок" превосходил популярный у соперников Coventry-Climax.

Исключение, не ставшее правилом

Дебют состоялся 2 мая 1959-го в Сильверстоуне на гонке за "Международный трофей", одну из важных внезачетных наград Ф1.

Пара пилотов за рулем новеньких DBR4 занимала на решетке места в числе лидеров. Спустя полтора часа в руках настороженность в лагере Aston Martin уступила место радости. Рой Сальвадори уверенно финишировал вторым, уступив всего 20 секунд Джеку Брэбэму, а его напарник Кэррол Шелби почти до финиша шел третьим, но чуть сбавил скорость из-за упавшего давления масла и в итоге завершил дистанцию шестым.

Но все надежды оказались похоронены техническим прогрессом. Пока в Фелтэме несколько лет доводили до ума своё детище, в соседнем Суррее Джон Купер и Оуэн Мэддок придумали поставить мотор позади водителя – и совершили революцию. Отработав среднемоторную компоновку в 1958-м, годом позже их команда Cooper представила модель Т51 – легкую, приземистую и хорошо управляемую.

Aston Martin DBR5
Aston Martin DBR5 – модель 1960 г.

Вскоре идею подхватили и соперники. Шансов у Aston Martin попросту не осталось. На дебютном этапе чемпионата мира в Зандфорте оба пилота быстро сошли из-за перегрева моторов, во Францию команда не поехала, а домашний Гран При в Сильверстоуне Сальватори закончил шестым, тогда как Шелби вновь сошел – теперь из-за отказа зажигания.

Между тем, июньская гонка в Ле-Мане принесла марке долгожданную победу, а осенью Шелби и Стирлинг Мосс добавили к ней звание чемпионов мира в соревнованиях спорткаров.

И Дэвид Браун, прекрасно понимая, что в Ф1 его машинам в любом случае отпущены еще лишь считанные месяцы, просто перестал вкладываться в эту программу, сконцентрировавшись на марафонских гонках.

На кольце Сартэ Aston Martin добилась еще множества успехов – хотя справедливости ради отметим, что выиграть в "абсолюте" ей больше так и не удалось, – ну а в Больших Призах переднемоторные DBR4 и несколько доработанные к сезону-60 DBR5 так и не заработали ни одного очка.

После этого команду Ф1 закрыли навсегда, а построенные пять машин частично разобрали на запчасти, а частично закатили в дальний угол и закрыли брезентом, чтобы не навевали неприятных воспоминаний.

Поход Aston Martin в Большие Призы вышел сколь коротким, столь и безуспешным. Первый поход. Каким окажется второй – мы с вами благодаря Red Bull сможем узнать уже в самом ближайшем будущем.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Команды Aston Martin Racing
Тип статьи Самое интересное
Тэги история
Rambler's Top100