Поддельный Stewart, тет-а-тет с Кими и приглашение в ад. Будни паддока с Олегом Карповым

Обозреватель Motorsport.com рассказывает о событиях Гран При Китая, оставшихся за пределами телетрансляций. А некоторые из них и вовсе не попали ни в новости, ни в ленты соцсетей.

Поддельный Stewart, тет-а-тет с Кими и приглашение в ад. Будни паддока с Олегом Карповым

Stewart не то, чем кажется

Гонка в Китае была особенной по всем известной причине. Она стала тысячной в истории чемпионатов мира Ф1, и сама серия готовилась к юбилею вроде бы давно и основательно. Однако по ходу уик-энда в этом возникли некоторые сомнения. К примеру, FOM привезла в паддок автодрома вагон исторических «трофеев», чтобы выставить на всеобщее обозрение. Включая несколько «боевых» автомобилей прошлых лет.

Но эта коллекция выглядела странно – ввиду сомнительной исторической ценности экспонатов. В центральной композиции с шоу-каром Williams 1992 года (с заклеенными логотипами Camel) соседствовали почему-то Lotus Кими Райкконена, на котором тот выиграл одну-единственную гонку, и – вы не поверите – Stewart в раскраске сезона-1997. В последнем самые любопытные, впрочем, разглядели фальшивку: шильдик внутри кокпита красноречиво свидетельствовал, что шасси было построено на базе Caterham, которая появилась в Ф1 спустя десять с лишним лет после исчезновения Stewart.

Кажется, отмечать юбилей в Шанхай просто свезли всё, что удалось найти на скорую руку где-то неподалеку в гаражах местных неприхотливых коллекционеров гоночного хлама…

А вот в аутентичности Lotus 49, на котором в прошлом гонял Грэм Хилл, а по трассе в Шанхае проехал Дэймон Хилл, можно было не сомневаться

А вот в аутентичности Lotus 49, на котором в прошлом гонял Грэм Хилл, а по трассе в Шанхае проехал Дэймон Хилл, можно было не сомневаться

Фото: Mark Sutton / Sutton Images

Безразмерный паддок

Так или иначе, в 2019 году широкий шанхайский паддок в первый раз не казался совсем уж пустым. Ведь он настолько большой, что Льюис Хэмилтон наверняка когда-нибудь попросит приземлиться в нем на собственном самолете и припарковаться рядом с боксами. За огромные расстояния между пресс-центром и командными домиками, которые заменяют собой моторхоумы, это место буквально ненавидят журналисты. В худшем случае это добрых полкилометра – и не доставляет удовольствия в моменты, когда поджимают дедлайны.

Херман Тильке, который «строил» автодром в Шанхае, признает, что получилось неловко, но у него есть оправдание. Когда китайцы заказывали проект, то хотели, чтобы паддок был многофункциональным. В частности, в Китае – как и на всех далеких от Европы трассах – построили упомянутые выше домики. Но и место под моторхоумы оставили: китайцы предполагали, что с развитием гоночной культуры их сюда начнут привозить местные команды. За 15 лет этого, как утверждает сам Тильке, ни разу не случилось – но домики на новое место уже не перенесешь.

А оставшееся пустым пространство пригодилось хотя бы для того, чтобы написать на нем заветное число 1000.

Можно оценить, как много пространства в итоге оставили под моторхоумы

Можно оценить, как много пространства в итоге оставили под моторхоумы

Фото: Steven Tee / LAT Images

Ошибочка вышла

Еще один неловкий момент, связанный с юбилеем – чествование старожилов паддока. Среди гоночных долгожителей журналистам точно нет равных, и паре таких героев Liberty Media уделила особое внимание в пятницу утром, наградив особыми юбилейными монетами корреспондента швейцарской Blick Роже Бенуа и технического эксперта Джорджо Пиолу.

Изначально, впрочем, про Пиолу в Ф1, кажется, забыли. По крайней мере, в первой версии пресс-релиза на эту тему FOM сообщила о чествовании одного Бенуа – особо отметив, что для него Гран При Китая стал 739-м в карьере. По такому случаю Роже даже купили билеты в Шанхай, куда он лететь не планировал, заказали «визу по прибытию» и предоставили автомобиль с водителем на весь уик-энд.

На несправедливость указал сам Роже, сообщив, что он – лишь второй в списке, потому как для Пиолы Гран При Китая стал 811-м в карьере. Пресс-релиз исправили, а на награждение пригласили обоих. В чем тоже можно усмотреть логику: когда Джорджо приехал на свою первую гонку в 1969 году, Бенуа, по его собственным словам, уже имел привычку «курить сигары в боксах Lotus с Йохеном Риндтом». Швейцарец, впрочем, чаще пропускал гонки, и, например, ни разу не был в Маньи-Куре. Говорит, Берни Экклстоун лично обещал ему, что «в эту дыру мы приедем раза три, не больше». И Роже решил для себя, что летать туда вообще не стоит – пропустив таким образом в итоге 18 Гран При.

Монеты достоинством ориентировочно в 1 000 американских долларов журналистам вручили на импровизированной пресс-конференции – и сразу забрали, чтобы у Пиолы и Бенуа не возникло проблем на таможне. Обещали, вроде как, вернуть позже, когда Формула 1 доберется до Европы.

Джорджо Пиола (слева) и Роже Бенуа на презентации памятной монеты

Джорджо Пиола (слева) и Роже Бенуа на презентации памятной монеты

Фото: Mark Sutton / Sutton Images

«Отправляйтесь в ад»

Субботняя квалификация в Шанхае стала уникальной не только потому, что была квалификацией перед тысячной гонкой Формулы 1 в рамках чемпионата мира, но и потому, что сразу четыре гонщика не успели отправиться на быстрый круг в финальном сегменте.

Макс Ферстаппен, которого в шпильке чуть ли не локтями отпихнул Себастьян Феттель, обрушился на соперников с тирадами в радиоэфире, но самая сочная цитата по поводу случившегося до болельщиков Формулы 1 так и не дошла.

Читайте также:

В субботу вечером журналисты предложили почти всем пилотам высказаться на тему наличия некоего «джентльменского соглашения» на подобные случаи: кто-то считает, что обгоны на последнем секторе во время подготовки к решающему кругу – это нарушение корпоративной этики и наглость, кто-то – что каждый должен быть сам за себя. Мнения разделились, а один из гонщиков прямым текстом сообщил журналистам, что его соперники могут «со своими ******* [проклятыми] соглашениями отправляться в ад».

Пресс-атташе команды затем пришлось уговаривать журналистов, которые записали слова героя на диктофоны, не включать цитату в свои заметки – и вы в итоге не увидели этого в интернете.

Мы совсем не намекаем, что всех посылал в ад именно Грожан – гонщика, чья фотография появилась здесь, мы выбрали случайным образом

Мы совсем не намекаем, что всех посылал в ад именно Грожан – гонщика, чья фотография появилась здесь, мы выбрали случайным образом

Фото: Jerry Andre / Sutton Images

Легкий выбор для Кими

За что Liberty Media можно и нужно хвалить – Формула 1, по крайней мере, старается стать более открытой и доступной. В этом году, например, несколько изменились правила общения гонщиков с прессой. Теперь каждый пилот просто обязан поговорить после гонки не только с бригадами телеканалов, но и с пишущими журналистами. Для этого к телевизионной микст-зоне, где гонщики и раньше раздавали короткие интервью на камеры, добавилась еще одна – для людей с диктофонами.

Микст-зона для пишущих журналистов – это ограниченный барьерами коридор, по которому обязаны после гонки проследовать все пилоты, для которых команды не запланировали встречи с прессой в воскресенье вечером. Журналисты сами вольны располагаться по обеим сторонам коридора – чтобы гонщики не выстраивались в очередь, а самостоятельно решали, к кому подойти. Схема проста: если журналисты справа уже заняты, пилот пойдет к тем, кто слева. Если в микст-зоне еще нет никого из пилотов, пришедшие первыми гонщики самостоятельно решают, куда идти. И только самые вежливые (а таких нет) пойдут и направо, и налево.

После гонки в Китае автора этих строк угораздило попасть в микст-зоне на ту сторону, где не было больше никого. С одной стороны, это плохо: большинство пилотов идут туда, где диктофонов больше. С другой – хорошо: когда на другой стороне уже много и журналистов, и гонщиков, можно получить пилота целиком и полностью в свое распоряжение.

В воскресенье в Шанхае только один пилот столкнулся с проблемой выбора. Когда Кими Райкконен вышел в пустую микст-зону, то увидел: с одной стороны стоят десять человек, а с другой – я один. Кими подумал примерно с секунду, улыбнулся (это когда правая сторона рта Кими приподнимается на четверть сантиметра) и пошел ко мне – надо полагать, разумно рассудив, что у одного человека найдется меньше вопросов, чем у десяти.

Есть основания полагать, что я был последним в этот вечер человеком, который говорил с трезвым Райкконеном один на один дольше двух минут. Ибо вскоре в сети появилось вот это видео.

 

Поделились
Комментарии
«В Williams все мы – жертвы». Кубица посоветовал не надеяться на прогресс команды
Предыдущая новость

«В Williams все мы – жертвы». Кубица посоветовал не надеяться на прогресс команды

Следующая новость

Расселл собрался увеличить скорость Williams за счет менее оптимального пилотажа

Расселл собрался увеличить скорость Williams за счет менее оптимального пилотажа
Загрузить комментарии