Почему ограничение бюджетов – идеальное решение для Ф1

Технологическая свобода при сокращении общих расходов является идеальным решением для Больших Призов. Кейт Уокер объясняет, почему.

С момента своего рождения Формула 1 непрестанно претерпевала изменения, столь многочисленные, что сегодня техническая "родословная" серии выглядит весьма запутанно.

Однако наличие у Формулы 1 богатой истории и множества традиций – это момент, которым многие действительно дорожат.

Всякий раз, когда в качестве меры по снижению расходов называются клиентские автомобили, мы слышим о том, что эта идея нарушает саму суть Ф1 – несмотря на факт, что Ferrari и Williams начали свой путь в Больших Призах как раз с того, что занимались обслуживанием клиентских машин.

Применительно к Скудерии это происходило еще в ту благословенную пору, когда никакой Формулы 1 не было и в помине: к 1950-му, когда был разыгран первый чемпионат в новом классе, команда сама превратилась в производителя – но это уже детали.

Озвученная недавно идея об использовании в серии двигателей двух разных типов основана на историческом прецеденте. Если в прежние (и не такие уж давние, к слову) времена в гонках Гран При между собой состязались машины, оснащенные "атмосферными" двигателями, и автомобили с турбомоторами, то почему бы не сделать это снова?

И хотя Формула 1 по ходу своего развития не раз металась между разными техническими крайностями и не всегда сразу верно выбирала наиболее подходящий регламент, и в условиях соперничества производителей, и при введении единого поставщика совершенно точно не менялось одно: задача найти оригинальное – и, желательно, неповторимое – решение, которое будет выгодно отличать Ф1 от других серий.

Вечный поиск

Если что-то и может с полным правом называться сутью Формулы 1, то это будет вечный поиск технических решений, позволяющих победить.

В старые добрые времена, когда команда Больших Призов состояла из полудюжины человек, включая гонщиков, бюджеты были маленькими, а технологические возможности – бескрайними.

Нужда требовала изобретательности, и коллективы энтузиастов, чьи годовые расходы были меньше, нежели нынешние участники Ф1 тратят на бутилированную воду, выкручивались, как могли, работая в только зарождавшихся тогда (а ныне доминирующих) сферах аэродинамики и сбора данных.

И именно аэродинамика со сбором данных вывели нас на нынешнюю узкую дорожку.

Широкое использование достижений науки в автоспорте стало большим подспорьем в вопросах безопасности и надежности, но вместе с тем и страшным похоронным звоном для творчества.

Когда все данные, собранные командами, указывают на единственное оптимальное решение, мы вскоре обнаруживаем на стартовой решетке почти не отличающиеся друг от друга автомобили, в то время как команды старательно пытаются обеспечить преимущество за счет мелких деталей.

Когда эти редкие, оригинальные, но все же эффективные идеи – вроде двойного диффузора Brawn, внутреннего воздуховода от McLaren или хитрого выхлопа Red Bull – претворяются в жизнь, остается лишь ждать, как быстро остальные участники чемпионата задействуют, сколь это возможно с точки зрения бюджета, аналогичные решения.

Мосли прав?

Чем больше автомобили становятся бесформенной массой из углеродного волокна с антикрыльями, тем менее интересными они представляются рядовому зрителю, и тем чаще пилоты в гонке распределяются по трассе вереницей, полагаясь на DRS, которая позволит им совершить обгон прежде, чем болельщики узнают, что турбулентность как-то воздействует на машину преследователя.

Мы не можем потерять уже приобретенные знания, однако меры по ограничению бюджетов, впервые поставленные на обсуждение Максом Мосли в 2009 году и озвученные вновь на этой неделе, могут посодействовать – при некоторых послаблениях в правилах – возрождению атмосферы, подходящей для возвращения в серию творчества и изобретательности.

«Могу предположить, что все команды в скором времени начнут выступать за сокращение бюджетов, – заявил Мосли в начале недели в интервью немецкому изданию Auto Motor und Sport. – Они должны понять, что и со ста миллионами долларов можно разработать технически совершенные машины».

Ограничение бюджетов при гарантии конструкторам большей технической и аэродинамической свободы породит ситуацию, в которой командам придется изучать новые способы наиболее эффективно тратить деньги: аэродинамические трубы и лаборатории вычислительной гидродинамики – вещи не из дешевых.

И хотя ограниченная в финансах Формула 1 уже не сможет принести столь же революционные решения, как граунд-эффекта, антикрылья или радиаторы в боковых понтонах, в конечном результате мы должны получить крепкий чемпионат, участники и зрители которого не испытывают недостатка в техническом разнообразии.

Если эта попытка добровольного ограничения бюджетов принесет свои плоды, она может стать именно тем лекарством, которое уже долгое время требует для своего оздоровления Формула 1.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Аналитика
Тэги макс мосли
Rambler's Top100