Почему Halo заслуживает места в Ф1: Леклер обсудил с президентом FIA вопросы безопасности автогонок

Поделились
Комментарии
Почему Halo заслуживает места в Ф1: Леклер обсудил с президентом FIA вопросы безопасности автогонок
Джонатан Нобл
Автор: Джонатан Нобл , редактор Ф1 (Global)
8 сент. 2018 г., 9:02

Невероятный рост уровня безопасности Формулы 1 оказался в центре внимания на Гран При Бельгии, когда Шарль Леклер остался невредимым после большой аварии с Фернандо Алонсо.

Пока невозможно сделать точные выводы о том, насколько серьезным этот инцидент мог быть без Halo, но уже очевидно, что система защиты головы гонщика справилась со своей задачей – пилот Sauber покинул место аварии невредимым не просто благодаря удаче.

FIA решила внедрить Halo в Ф1 несмотря на опасения, что это устройство разрушит чемпионат. И теперь президент FIA Жан Тодт и глава гоночной дирекции Ф1 Чарли Уайтинг по праву заслужили признание за то, что под давлением общественного мнения не отказались от планов.

На Гран При Италии Motorsprort.com организовал встречу Леклера с Тодтом и Уайтингом для эксклюзивной беседы о подходе FIA к безопасности и о том, почему мнение гонщика Sauber о Halo изменилось.

Motorsport.com: На прошлой неделе в Бельгии безопасность оказалась в центре внимания. И отношение к Halo теперь сильно изменилось. Шарль, что ты хотел рассказать Жану и Чарли о событиях прошлого уик-энда?

Шарль Леклер: Я, наверное, был не самым большим поклонником Halo, когда она только появилась, но после того, что произошло в Бельгии, я считаю, она заслуживает места в Формуле 1.

Мы не можем знать, что случилось бы без нее, но одно можно сказать наверняка – я лучше буду рассуждать о том, коснулось бы колесо моей головы или нет, потому что если бы оно действительно коснулось, то все могло закончиться плохо.

Честно говоря, я очень благодарен, что Жан внедрил в Ф1 эту систему. Она доказала всем, что должна быть здесь.

Halo detail of Charles Leclerc, Alfa Romeo Sauber C37, retires on the opening lap

Motorsport.com: Чарли, Жан, какая была первая ваша реакция на аварию и что вы думаете о ней сейчас?

Чарли Уайтинг: Мы пока не завершили расследование этого инцидента, но первоначальные данные говорят о том, что когда колесо машины Алонсо ударилось в Halo, от удара сломалась подвеска. Уже из этого можно сделать вывод, о каких силах идет речь.

Подсчеты нам говорят, что сила удара была равна примерно половине тестовой нагрузки – что существенно. И, как сказал Шарль, сейчас невозможно сказать, произошел бы контакт с головой без Halo. Но система защиты там была, и будь она немного другой конструкции, контакт с головой мог бы произойти. Мне кажется, мы достигли большого успеха.

Жан Тодт: Иногда я удивляюсь тому, как происходят некоторые вещи. Десятилетиями FIA использовала автоспорт как выставку достижений и как лабораторию. И мы видим, что каждое движение вперед, каждый прогресс, которого нам удается добиться в безопасности, абсолютно необходимы.

Если посмотреть на автоспорт того периода, когда Шарля еще даже не было в этом мире, то это же катастрофа! Мы помним те трагедии, и мы знаем, что гонки всегда будут оставаться опасным спортом – не только для гонщиков, но и для работников трасс и болельщиков. Если говорить о ралли, о закрытых дорогах общего пользования, то там безопасность выросла, но не до того уровня, который возможен на автодромах.

Мы делаем все возможное. После нескольких аварий – у некоторых были последствия, у некоторых их не было – мы почувствовали, что должны предпринять новый шаг. На самом деле, к такому шагу нас в свое время подталкивали сами гонщики. Я помню, как мне писали: «Пожалуйста, сделайте что-то».

Расстраивает, что когда мы этот шаг наконец предприняли, они были уже не так уверены в его необходимости. Но вообще-то мы уважаем, то, что они делают, а им следует уважать то, что пытаемся делать мы. Мы сделали это, потому что были уверены в правильности такого шага.

Знаете, да, дизайн машин слегка изменился. Но я скажу вам честно – я люблю гонки, я люблю Формулу 1, и меня не шокирует вид машины с Halo. Меня лишь беспокоило, не помешает ли она обзору. Мы не хотели внедрять вещь, которая с одной стороны повышает безопасность, а с другой – наоборот ставит ее под угрозу. Но у них беспокойства [относительно обзора] не возникло. Тогда для меня все стало очевидно. Мы знали, что рано или поздно мы к этому придем.

Как Шарль и Чарли уже сказали, мы не знаем, что случилось бы без Halo. Можно только гадать. Но у нас сейчас есть такие возможности, что мы разберемся и узнаем наверняка. Мы уже знаем, что Halo сыграла важную роль. Но о последствиях без Halo говорить с абсолютной точностью мы пока не можем. Это было хорошее подтверждение того, что усилия приложены не зря.

Для меня автоспорт – хорошее шоу, но еще это и лаборатория. Вы знаете, как активно я участвую в работе ООН по повышению безопасности на дорогах.

Для меня первостепенное значение имеет правильный в этом плане посыл автоспорта и всех его участников – как Шарль, как другие; важно, чтобы они тоже делали свой вклад в повышение безопасности на дорогах. Мы не можем закрывать глаза на то, что ежегодно на дорогах погибают 1,3 миллиона человек, что еще 50 миллионов ежегодно получают травмы. Так что у нас и здесь есть очень важная роль. 

Charlie Whiting, Jean Todt, FIA President, Charles Leclerc, Sauber F1 Team

Motorsport.com: Шарль, насколько важно гонщикам полагаться на FIA в вопросах безопасности?

Шарль Леклер: Понятно, что многие пытаются сейчас разрабатывать устройства, похожие на Halo, и как я уже говорил, может я и не был большим поклонником этой системы, но мне кажется, что если ее внедрили в Ф1, то потому что были определенные тесты – люди не просто так решили поставить ее на машины.

Было очень много испытаний, и таких, о которых мы даже и не слышали. И мы можем доверять FIA в том, что она отлично сделает свою работу. Как сказал Жан, в прошлом было гораздо опаснее, чем сейчас, улучшили очень многое. Улучшений, как мне кажется, было достаточно, чтобы мы могли им полностью доверять.

Жан Тодт: Посмотрите на аварию Фернандо Алонсо в 2016 году. Посмотрите на аварию Маркуса Эрикссона в пятницу [на тренировке Гран При Италии]. Потребуется какое-то время на осознание того, насколько удивительно все обстоит сейчас, какого прогресса мы добились. Это не само собой разумеющиеся вещи.

Несколько десятков лет назад после таких аварий пилотов не было бы с нами. И всем нам было бы очень больно, потому что то, что считали приемлемым 40 лет назад, сейчас уже перестало быть приемлемым. И возможно это бы означало, что автоспорт могут запретить. Времена изменились. Мы должны это учитывать.

Charles Leclerc, Alfa Romeo Sauber F1 Team on the grid with Jean Todt, FIA President

Motorsport.com: После событий в Спа появилось мнение, что Шарлю и всей Ф1 тогда просто повезло. Можете ли вы сказать, что удача здесь совершенно не при чем, потому что Halo сделала то, что должна была?

Чарли Уайтинг: Я согласен по поводу необходимости внедрения Halo, она тут сыграла свою роль. Но нельзя забывать многие вещи, которые были сделаны за эти годы: безопасность монокока, боковые структуры безопасности, лобовые структуры безопасности, укрепление самого монокока, высокие боковые стенки кокпита, подголовники. Это не такие заметные вещи – они постепенно внедрялись в последние годы, и они тоже сыграли свою роль.

Жан Тодт: Но автоспорт по-прежнему остается опасным. Мы не должны об этом забывать.

Charlie Whiting, Jean Todt, FIA President, Charles Leclerc, Sauber F1 Team
Следующие статьи раздела Формула 1
Haas подала апелляцию на дисквалификацию Грожана

Предыдущая новость

Haas подала апелляцию на дисквалификацию Грожана

Следующая новость

Президент FIA назвал вздором разговоры о переходе Ф1 на электромоторы

Президент FIA назвал вздором разговоры о переходе Ф1 на электромоторы
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Пилоты Шарль Леклер
Автор Джонатан Нобл
Тип материала Интервью