Почему Формуле 1 нужны Ферстаппены?

После аварии на Гран При Монако Макс Ферстаппен попал под огонь критики. Джонатан Нобл уверяет, что голландец – именно то, что нужно сегодня Ф1.

Даже в Формуле 1 есть ложь, наглая ложь и статистика.

Книги рекордов могут многое рассказать нам о том, кто выигрывал гонки и чемпионаты – но в них нет двух вещей, которые, пожалуй, значат гораздо больше. Имя им – страсть и азарт.

Можно перерыть десяток статистических справочников, но так и не найти ответ на вопрос, кто из гонщиков больше других зажигал эмоции в сердцах болельщиков, поднимая им частоту пульса в те моменты, когда скрещивал шпаги с соперником, и заставлял их следить за собой всегда – вне зависимости от того, что этот гонщик делал на трассе.

Блестящий обгон Айртона Сенны в исполнении Жана Алези на трассе в Финиксе в 1990 году был столь же захватывающим как его единственная победа в карьере. Гонка 1979-го в Дижоне и культовая дуэль с Рене Арну хранится в нашей памяти столь же бережно, как любая из шести побед Жиля Вильнева.

В наши дни, вспомнив первые этапы сезона, можно сказать, почему скромные шесть очков Макса Ферстаппена не в силах отразить эффект, произведённый им на мир Формулы 1, – и, тем более, его потенциал.

Выбирать в этом году между Ферстаппеном и Сайнсом-младшим не приходится. Действительно, в квалификации счет 4 – 2 в пользу испанца. К тому же, Карлос уже заработал на три очка больше. Обоих ждет светлое будущее.

Однако результаты раскрывают лишь часть истории, умалчивая о той магии, которую творит за рулем своего автомобиля Ферстаппен, и которая привлекает к нему особое внимание зрителей.

Речь о великолепных маневрах Макса на Гран При Китая, сенсационной второй скорости в тренировке дебютного для него Гран При Монако и прорыве через пелотон, завершившемся зрелищной аварией в воскресной гонке. Именно она, к слову, и стала источником последовавшего яркого спектакля.

Только понаблюдав за ним на гоночной трассе, вы увидите превосходный контроль над машиной и готовность найти предел, чтобы в какой-то момент его преступить. Именно это он сделал в Бразилии в прошлом году, когда признал, что старался чуть усерднее, чем следовало в ходе тренировок – и запомнился несколькими разворотами и зрелищной ездой в заносе.

Столкновение Ферстаппена с Роменом Грожаном вызвало острое возмущение со стороны Фелипе Массы. После гонки бразильский ветеран предположил, что Ф1 стоило бы задаться вопросом, не мог бы инцидент в повороте Сен-Девот получиться более серьезным.

Да, врезаться в соперников – не лучшая идея, но если вспомнить первые сезоны нынешних суперзвезд в Формуле 1, найдется немало примеров того, как сложно им было адаптироваться к жизни на вершине автоспорта.

В 2007 году Себастьян Феттель лишил Марка Уэббера победы на Гран При Японии, въехав в зад его автомобиля позади машины безопасности.

Тот эпизод тоже вызвал бурную реакцию австралийца, отголоски которой мы могли слышать в словах Массы на прошлой неделе.

«Они же дети, не так ли? – говорил тогда Уэббер. – Дети, не обладающие достаточным опытом. Ты делаешь хорошую работу, а потом они приходят и разносят все к чертовой матери».

Но суперзвезды в начале карьеры в Ф1 проявляют и другие качества, достаточно быстро начиная гладить своих соперников против шерсти.

Разве можно забыть, как Айртон Сенна ходил разбираться с Михаэлем Шумахером на Гран При Франции 1992 года, когда молодой немец выбил титулованного бразильца из гонки, слишком активно пытаясь пробиться вперед на первом же круге?

Ферстаппена ни в коей мере нельзя считать готовым продуктом – и ему еще многому предстоит научиться. К примеру, решение Макса преследовать по пятам Феттеля, пробиравшегося через трафик, было блестящим – а вот рассказывать об этом команде по радио Максу не стоило.

Именно это всполошило парней на мостике Lotus, и именно по этой причине Грожан столь агрессивно закрыл калитку перед пилотом Toro Rosso, как только Феттель обошел француза.

Впрочем, этот урок будет выучен наизусть – и в следующей гонке Ферстаппен вернется столь же голодным и готовым проявить себя.

Когда год назад в Toro Rosso оказали доверие тогда еще 16-летнему голландцу, это вызвало громкий протест – и коренные изменения в регламенте Формулы 1.

И если бы его "повышение" было заблокировано, нас бы просто-напросто ограбили, лишив чего-то по-настоящему интересного.

На прошлой неделе в Монако я побеседовал с Пэтом Симондсом, и он прямо заявил, что Формуле 1 следовало бы использовать потенциал и азарт молодых пилотов вместо того, чтобы превращать Большие Призы в эксклюзивный клуб для представителей старшего поколения.

«Есть мнение, что автомобили должны быть более сложными в управлении и выглядеть более агрессивно, – сказал он. – Почему? Лично мне не кажется оскорбительным то, что 17-летний может управлять автомобилем Ф1.

В действительности, мне это даже нравится, потому что одна из многочисленных проблем Формулы 1 заключается в том, что она не привлекает молодое поколение. Я думаю, что наличие в серии 17-ти, 18-ти и 19-летних гонщиков заинтересовало бы эту аудиторию куда больше».

С будущего года 16-летние гонщики уже не смогут получить Суперлицензию, и это значит, что Ферстаппен надолго занял в истории место самого молодого пилота Ф1.

Но, как я уже сказал в самом начале, звезд Формулы 1 творит не статистика и не книги рекордов. Героями этих людей делает то, как они проявляют себя за рулем гоночной машины.

И в лице Ферстаппена Большие Призы получили именно такого гонщика, который так им необходим.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Событие Гран При Монако
Трек Монте-Карло, городская трасса
Пилоты Макс Ферстаппен
Команды Toro Rosso
Тип статьи Аналитика
Тэги noble
Rambler's Top100