Письмо Рона Денниса президенту итальянской федерации автоспорта Луиджи Макалузо

Наши свидетельства однозначно указывают на истинность фактов


Уважаемый г-н Макалузо,

Я говорю о Вашем письме, датированном 30 июля 2007 года президенту FIA г-ну Мосли и об ответе г-на Мосли Вам, датированном 31 июля 2007 года. Оба письма были опубликованы на сайте FIA без предоставления McLaren возможности прокомментировать этот обмен корреспонденцией.

В Вашем письме FIA Вы отмечаете, что "находите тяжелым для понимания, как команда не была наказана, если было признано нарушение ей статьи 151c Международного Спортивного Кодекса". Поскольку Вы, судя по Вашему письму, основываетесь только на том, что сообщила Вам Ferrari, я хочу проявить определенную прямоту и объяснить Вам в наибольших подробностях, почему было справедливо не наказывать McLaren и почему на самом деле, было бы справедливо признать, что McLaren вовсе не нарушала Статью 151c .

С того момента как это дело вышло на поверхность, McLaren была полностью открыта с Ferrari и FIA и полностью сотрудничала в расследовании этих фактов. На слушании Всемирного Автоспортивного Совета я и старшие сотрудники McLaren дали свои показания и были допрошены Советом и Ferrari. Мы представили на рассмотрение Совета и Ferrari все документы McLaren, имеющие отношение к этому делу. Все эти свидетельства были проверены на слушании.

Наши свидетельства однозначно указывают на истинность следующих фактов:

"Информирование" в марте 2007 года

В марте 2007 года г-н Степни из Ferrari связался с г-ном Кугланом и сообщил о двух особенностях машины Ferrari, которые, по его мнению, не соответствуют регламенту FIA. А именно, он рассказал г-ну Куглану о креплении днища Ferrari и о разделителе заднего антикрыла, обе эти особенности можно было увидеть на машине Ferrari до Гран-При Австралии.

Г-н Куглан немедленно рассказал руководству McLaren об этих утверждениях. McLaren предприняла шаги чтобы убедиться в правдивости этих заключений и мы пришли к выводу, что они соответствуют истине. В соответствии со стандартной процедурой мы обратились в FIA, дабы узнать мнение Технического Отдела FIA.

Что касается разделителя заднего антикрыла, то FIA впоследствии решила, что он полностью соответствует регламенту. Однако, что касается конструкции днища, то FIA сочла ее незаконной. Вы можете понять важность этого факта. Насколько мы знаем, Ferrari использовала машины с такой конструкцией днища в Австралии, где команда одержала победу. В интересах спорта McLaren приняла решение не опротестовывать результаты Гран-При Австралии, несмотря на то, что Ferrari, судя по свидетельствам, имела незаконное преимущество.

Ferrari прекратила использовать эту конструкцию днища только после того, как FIA подтвердила ее незаконность. Если бы г-н Степни не привлек к этому факту внимание McLaren, а McLaren не обратила бы на это внимание FIA, были бы все причины полагать, что Ferrari продолжила бы использование этой конструкции.

В прессе Ferrari описала информацию, предоставленную г-ном Степни г-ну Куглану в марте 2007 года "конфиденциальной информацией Ferrari". Это абсолютно не так. Нет ничего секретного в разделителе заднего антикрыла, который можно легко увидеть со стороны. Что же касается днища, то г-н Степни рассказал, что Ferrari предполагала использовать его на Гран-При Австралии и, без сомнения, на протяжении всего остального чемпионата. Он действовал разумно и в интересах спорта, "проинформировав" нас об этом. Ни одна команда не должна ожидать, что ее сотрудники будут молчать, если подозревают - исключительно правильно в данном случае - что команда нарушает регламент.

Ferrari также жаловалась в прессе, что McLaren - и я, в частности, - должны были проинформировать Ferrari о том, что г-н Степни информировал кого-то о незаконной конструкции днища их машины. Они также обвиняют меня в том, что в апреле 2007 года я предложил заключить джентльменское соглашение о том, как проводить технические жалобы, не сообщив при этом о том, что это г-н Степни раскрыл информацию в марте. По причинам, которые должны быть очевидны всем хоть сколько либо здравомыслящим людям, я полностью отвергаю эти обвинения. Я не думаю, что было бы корректно раскрывать Ferrari имя информатора в интересах Формулы-1, поскольку это заставило бы молчать сотрудников команд, видя нелегальные действия со стороны своих команд, но боясь раскрыть свое имя команде. В интересах Формулы-1 поддерживать, а не душить информаторство. Если сотрудники команд будут думать, что их имена будут известны команде, они не будут никого ни в чем информировать.

Однако непосредственно после того, как McLaren узнала о связи между г-ном Степни и г-ном Кугланом в марте 2007 года, McLaren предприняла действия для того, чтобы прекратить контакты г-н Куглана с г-ном Степни. Не видя ничего предосудительного в том, что г-н Степни информировал о незаконных действиях Ferrari, мы считали, что ему вовсе не стоит избирать в качестве своего слушателя г-на Куглана. По этой причине в марте 2007 года непосредственно после Гран-При Австралии г-н Куглан получил инструкции от своего начальника г-на Нила прекратить контакты с г-ном Степни.

В итоге, имея информацию о намерении Ferrari использовать незаконное устройство, McLaren действовала наиболее приемлемым образом, на самом деле мы даже ограничивали наши действия определенным образом. Если дело доходит до критики, то я советую Вам внимательно изучить действия обладателя Вашей лицензии, Ferrari, которая, как оказывается, выиграла Гран-При Австралии, используя не соответствующую регламенту машину.

"Документы Ferrari"

Теперь я обращусь к событиям, последовавшим позже по ходу сезона между г-ном Степни и г-ном Кугланом, а именно к предоставлению г-ном Степни "досье" документов Ferrari г-ну Куглану на их встрече в Барселоне 28 апреля 2007 года. Как я покажу, эти события полностью независимы от событий с информированием в марте 2007 года, поскольку в этот период г-н Куглан действовал секретно, в нарушение своего контракта с McLaren и преследуя свои личные цели, вполне вероятно в рамках схемы по уходу из McLaren и приходу в другую команду вместе со г-ном Степни.

Предшествовал событиям 28 апреля в Барселоне 2007 года разговор между г-ном Кугланом и г-ном Нилом в начале апреля, когда г-н Куглан сказал, что несмотря на все его попытки г-н Степни продолжал связываться с ним, выражая недовольство своим положением в Ferrari. Г-н Нил позаботился о том, чтобы в компьютерной системе McLaren был установлен "брандмауэр" для предотвращения получения электронной почты от г-на Степни. В дополнение к этому г-н Куглан сказал, что единственным выходом для прекращения этих контактов он видит личный разговор между ним и г-ном Степни, в котором он попросил бы его прекратить эти контакты. Г-н Нил согласился, что он может сделать это вне своего рабочего времени.

В субботу 28 апреля 2007 года г-н Куглан отправился в Барселону и встретился с г-ном Степни. Только г-н Куглан и г-н Степни знают, что на самом деле происходило на этой встрече. Однако, когда г-н Куглан вернулся на работу, он сообщил г-ну Нилу, что встреча с г-ном Степни была успешной и он был уверен, что г-н Степни больше не будет связываться с ним.

После этого никто в McLaren не слышал ничего о контактах между г-ном Степни и г-ном Кугланом до 3 июля 2007 года. Все в McLaren считали проблему контактов г-на Степни с г-ном Кугланом, в которых первый выражал свои расстройства, разрешенной.

3 июля 2007 года Ferrari инициировала обыск в доме г-на Куглана и конфисковала два компакт-диска, содержащих Документы Ferrari. Я подчеркну, что эти документы были обнаружены в доме г-на Куглана. Никаких Документов Ferrari на фабрике McLaren найдено не было.

Поскольку это стало известно широкой общественности, г-н Куглан признал, что г-н Степни дал ему досье Документов Ferrari в Барселоне и что он взял это досье в личных целях, как он сказал, "из инженерной любознательности". Он держал эти документы дома и позже при помощи жены скопировал их на два диска неподалеку от их дома перед тем как уничтожить оригиналы у себя дома с помощью шредера для бумаг. Г-н Куглан говорит, что он не использовал эти документы в работе и что никто в McLaren не знал о том, что он их получил.

С тех пор как Ferrari узнала, что у г-на Куглана дома находились Документы Ferrari, были приложены экстраординарные усилия для нанесения максимального ущерба McLaren, без сомнения, в надежде получить преимущество в Чемпионате Мира. В частности Ferrari бездоказательно утверждала, что другие сотрудники McLaren знали о действиях г-на Куглана, и что McLaren использовала эти Документы. Ferrari не имеет доказательств этих обидных и ложных обвинений и не представила никаких доводов перед Всемирным Автоспортивным Советом. Совет вполне справедливо отверг эти обвинения.

Что касается обвинений Ferrari в том, что другие сотрудники McLaren знали о действиях г-на Куглана, то в своих заявления в прессе Ferrari пыталась смешать воедино информацию от г-на Степни в марте 2007 году (о которой McLaren знала) и события в день и после 28 апреля 2007 года (которые г-н Куглан хранил в полном секрете). Позвольте мне объясниться: McLaren знала об информации в марте 2007 года - команда сама сообщила эту информацию в FIA. Однако команда не имела ничего общего с действиями г-на Куглана 28 апреля 2007 года и позднее. Руководство McLaren не имело ни малейшего понятия об этих событиях.

В дополнение к этому Ferrari старалась зацепиться за два случая, когда г-н Куглан говорил, что показывал отдельные страницы Документов Ferrari двум другим сотрудникам McLaren: г-ну Тейлору (который работал вместе с г-ном Кугланом, когда они вместе работали в Ferrari) и г-ну Нилу (который является начальником г-на Куглана). Совет исследовал эти случаи и вполне разумно пришел к выводу, что ни г-н Тейлор, ни г-н Нил не знали, что показанные им чертежи являются секретной информацией Ferrari и тем более не могли знать, что эти чертежи являются частью досье, насчитывающего несколько сотен страниц, которое г-н Куглан секретно получил и хранил у себя дома.

Насколько мог вспомнить г-н Тейлор, г-н Куглан вкратце показал ему отдельный чертеж. Г-н Тейлор не знал, старый это чертеж или новый и понятия не имел, что он пришел от г-на Степни. Ему не было дано копии чертежа он его не использовал. На этот инцидент он не обратил внимания.

Что касается г-на Нила, то у него была неформальная встреча в ресторане 25 мая 2007 года, на котором они с г-ном Кугланом обсуждали просьбу последнего отпустить его из-под действия контракта с McLaren до срока истечения этого контракта. В конце этой встречи г-н Куглан стал показывать г-ну Нилу два изображения, но г-н Нил заявил, что это ему неинтересно. Г-н Нил заявил, что изображения не производили впечатления собственности Ferrari или какой-либо другой команды. На вопрос на слушании об этих изображениях г-н Нил сказал, что хотя это лишь предположение с его стороны, он подумал, что г-н Степни хочет сослаться на изображения ради поиска у него ресурсов для оборудования для численного моделирования.

Говоря кратко, эти два случая не дали г-ну Тейлору и г-ну Нилу повода думать, что он обладает Документами Ferrari. Ни они, ни кто другой в McLaren не знал о действиях г-на Куглана.

Теперь я обращусь к утверждению Ferrari, что McLaren некоторым образом использовала Документы Ferrari, которые Куглан в секрете хранил у себя дома.

Сам г-н Куглан категорически заявляет, что не использовал документы Ferrari в работе над машиной McLaren. Работа г-на Куглана заключается в контроле чертежей, создаваемых конструкторами, и утверждении чертежей перед их отправкой в производственный комплекс. Он не несет ответственности за повышение конкурентоспособности нашей машины. Эта функция лежит на Главных Инженерах и опытно-конструкторской группе, которая отчитывается перед Инженерным Директором Патриком Луа, который дал детальные показания перед Всемирным Автоспортивным Советом. Однако, важной частью работы г-н Куглана был контроль за тестами и надежностью машины на протяжении сезона. В дополнение к этому функциональному анализу McLaren выполнила очень подробный физический и электронный анализ (проведенный Kroll), и всесторонний инженерный анализ, проведенный Патриком Луа, чтобы определить, были ли или присутствуют ли какие-либо документы Ferrari в McLaren или были ли эти документы использованы каким-либо образом в отношении машины McLaren. Это расследование подтвердило, что, в отличие от дома Куглана, никакие Документы Ferrari в McLaren не попадали и что никакая информация из этих Документов, не могла использоваться в работе над машиной McLaren. McLaren удовлетворила Всемирный Автоспортивный Совет своими показаниями в том, что применительно к машине McLaren никакие данные из Документов Ferrari не были использованы ни коим образом.

Соответственно, продолжающиеся в прессе обвинения со стороны Ferrari в том, что McLaren использовала Документы Ferrari, являются ложными.

В последнюю очередь я подойду к личным мотивам г-на Куглана в получении и хранении Документов Ferrari. Хотя McLaren не могут знать наверняка мотивы г-на Куглана (и г-на Степни), McLaren знает, что спустя всего несколько дней после 28 апреля г-н Степни связался с Honda (2 мая) и эта связь продолжилась, когда г-н Степни и г-н Куглан вместе предложили свои услуги Honda. McLaren считает наиболее вероятным, что г-н Степни предоставил Документы Ferrari г-ну Куглану в качестве части схемы по совместному поиску работы в другой команде.

Таковы факты. Хотя McLaren не знает наверняка, какие цели преследовал г-н Степни, передавая Документы Ferrari г-ну Куглану, и какие цели преследовал г-н Куглан, получая эти документы, McLaren знает точно, что г-н Куглан действовал секретно и что Документы Ferrari не использовались в работе над машиной McLaren, и что г-н Степни и г-н Куглан намеревались покинуть Ferrari и McLaren чтобы присоединиться к другой команде. Это факт, что г-н Куглан не передавал Документы Ferrari кому-либо еще в McLaren и не сообщал никому в McLaren, что обладает этими документами. Это факт, что никто в McLaren не знал о получении г-ном Кугланом Документов Ferrari 28 апреля. Это факт, что г-н Куглан получил инструкцию от своего начальника г-на Нила прекратить контакты с г-ном Степни непосредственно после Гран-При Австралии.

Другие вопросы

Ваше письмо также утверждает, что исход мог бы быть другим, если бы Совет дал Ferrari дополнительные возможности быть выслушанными помимо тех возможностей, которые были предоставлены. Я вновь прошу Вас обратиться к реальным фактам, которые заключаются в полном участии Ferrari в этом слушании перед Советом.

В первую очередь, Ferrari предоставила большой, хотя в целом вводящий в заблуждение, меморандум, датированный 16-м июля 2007 года и сопутствующие документы к нему, что в сумме составляло 118 страниц. Ferrari не послала этот меморандум McLaren. Меморандум был распространен среди членов Совета 20 июля. McLaren получила этот меморандум лишь за два дня до слушания и только тогда мы могли скорректировать его в большинстве неточное содержание. А тем временем меморандум или его части просочились в итальянскую прессу, поскольку итальянская пресса в большинстве своем цитировала содержание этого меморандума.

В дополнение к этому Ferrari, которую представляли адвокаты, были предоставлены Президентом FIA возможности задавать вопросы и подавать документы в ходе слушания. Г-н Тодт также давал показания. Было ясно, что Президент FIA предоставил Ferrari все возможности быть услышанными, дабы гарантировать, что все имеющие отношение к делу факты были раскрыты перед Всемирным Автоспортивным Советом. В самом конце заседания Ferrari попросила слово для дальнейших заключительных комментариев. Просьба Ferrari была удовлетворена и их юрист сделал подробные заключительные комментарии не самого короткого характера.

Поэтому я просто не понимаю, на чем основывается Ferrari в своем утверждении, что мы им не было дано возможности представить свое дело. Оно было представлено как устно, так и в письменном виде.

Я с максимальным уважением прошу Вас и ACI-CSAI посмотреть на голые факты объективно и непредвзято, а не поддаваться влиянию отдельных вводящих в заблуждение заявлений, преследующих своей целью нанести вред McLaren. Команда McLaren не была наказана по той причине, что Совет справедливо заключил, что команда не должна отвечать за действия г-на Куглана. Совет основывал свое решение на твердых фактах, а не ложных инсинуациях. Репутация McLaren была несправедливо запятнана неверными сообщениями прессы и вводящими в заблуждение утверждениями Ferrari.

Идет фантастический Чемпионат Мира и будет трагедией, если один из лучших Чемпионатов Мира последних лет падет жертвой одного сотрудника Ferrari и одного сотрудника McLaren в их интересах, ни коим образом не связанных с интересами Ferrari и McLaren. Мы считаем, что пресс-релизы Ferrari, утечки в итальянскую прессу и последние события наносят большой вред Формуле-1 и McLaren. Чемпионат Мира должен решаться на трассе, а не в Судах или прессе.

Мы, естественно, представим наше дело Апелляционному Суду FIA поскольку уверены, что McLaren не сделала ничего неправильного. Мы верим, что правосудие восторжествует и McLaren не будет наказана.

Искренне Ваш,

Рон Деннис.
Председатель Группы и Исполнительный Директор

Копии отправлены:
Максу Мосли, Президенту FIA
Жану Тодту, Исполнительному Директору Ferrari SpA

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Тип статьи Новость
Rambler's Top100