"Первые два месяца было трудно смириться". Магнуссен – о потере места в Ф1

О прошлом сезоне, противостоянии с Дженсоном Баттоном и шансах на возвращение в Формулу 1 – с McLaren или без – с датским пилотом поговорил Олег Карпов.

Первый год Магнуссена в Ф1 начался с подиума в Мельбурне, а заканчивался с дамокловым мечом над головой. 20-летний дебютант должен был выиграть очную дуэль у одного чемпиона мира, чтобы команда все-таки оставила его выступать на второй год в паре с другим.

Он не справился. Автомобили McLaren в 2015 году в гонках пилотируют Дженсон Баттон и Фернандо Алонсо, а сам Кевин присел на скамейку запасных, с которой в Формуле 1 практически никто не возвращался в основной состав.

В интервью Motorsport.com Россия датчанин рассказал о том, как сумел сохранить нормальные отношения с Баттоном, признался, что не смог справиться с давлением, и как минимум десять раз повторил, что теперь "стал сильнее".

Motorsport.com: Кевин, со стороны создается впечатление, что вы намного более расслаблены. Так?

Кевин Магнуссен: Наверное, так можно сказать, да. В прошлом году нужно было многому учиться. Переход в Формулу 1 – это большой шаг, надо было ко всему привыкнуть, освоиться. В этом году давления меньше, ведь я сделал шаг назад, стал тест-пилотом. Но вы все равно каждый год продолжаете что-то узнавать, учиться. Я не исключение.

Кажется, будто подиум в Австралии был лет десять назад?

В некотором смысле, да. С другой стороны, это было словно вчера. В любом случае, я очень многому научился. Особенно за последние полгода, когда не выступаю в гонках. Это был трудный период, но он сделал меня сильнее.

Когда вы переживаете тяжелые времена, трудности вас либо убивают, либо делают сильнее. Я не мертв – значит, стал сильнее. Потерять место в Формуле 1 – это очень тяжело. Особенно, после дебютного сезона. Причем я бы не сказал, что этот сезон вышел неудачным. Это был хороший год.

Наверное, не лучший дебют в истории, но точно не самый плохой. Когда вы теряете что-то так скоро – это особенно сложно. Надо найти силы подняться, встряхнуться и идти дальше. Продолжать верить. Как я и сказал: пройдя через трудный период, вы становитесь сильнее.

Вы говорили, что вряд ли что-то могли изменить. Что выложились без остатка...

Определенно, я выложился полностью. Можно ли было сделать что-то по-другому? Конечно. Оглядываясь назад, вы всегда можете сказать: "Вот тут надо было поступить иначе" и тому подобное. Особенно ближе к концу года. Я чувствовал, как нарастало давление. Понимал, что в команду придет Фернандо.

Я узнал об этом довольно рано, а ближе к концу сезона об этом стали говорить всё больше и больше. Давление росло, и, наверное, с ним я мог бы справиться чуть лучше. О подобных вещах вы всегда жалеете, думаете: "Да, я должен был сделать так, должен был расслабиться". Но в итоге получилось то, что получилось.

Сейчас я оказался в такой ситуации, и мне надо постараться вернуться. Повторюсь, я стал сильнее. Этот опыт поможет мне, когда я вернусь.

"Я устал говорить про Мельбурн"

Какие самые яркие воспоминания у вас остались о Мельбурне?

Честно говоря, я устал говорить о Мельбурне. Настолько сильно… Я же не победил. Там не было чего-то совсем уж особенного. О'кей, тогда я неплохо выступил для новичка, но, честно говоря, потом по ходу сезона у меня были выступления намного лучше.

Но никто этого просто не заметил. Потому что форма команды была хуже, чем в Мельбурне. Посмотрите на уик-энды в Австрии, Монако, Хоккенхайме. Много раз я выступал лучше, чем в Мельбурне. Да, это был отличный результат. Очень неплохо для новичка, но…

Я узнал о контракте с Фернандо в Спа. Услышал, что они договорились. Конечно, после этого ты начинаешь задавать себе вопросы

Кевин Магнуссен

Но такова природа Формулы 1.

Да. И именно это делает наш спорт столь сложным. Вы можете провести отличную гонку, но никто этого не заметит. Посмотрите на Ромена Грожана – он порой творит невероятные вещи. Нико Хюлькенберг иногда выдает просто фантастические гонки.

Но никто не видит этого и об этом не говорит. Жюль Бьянки… Когда он гонялся в прошлом году, то отлично справлялся со своей работой, однако многие вообще не замечали этого.

Это Формула 1. Здесь сложно пробиться на вершину. Но если вы верите в то, что это возможно, если реально этого хотите и если этого заслуживаете – это обязательно произойдет.

Что особенного было в тех гонках, которые вы упомянули?

В Австрии у меня была очень сильная квалификация. В Ф1 ты всегда оцениваешь себя в сравнении с напарником. Мы как команда не были сильны в тот уик-энд, но я квалифицировался седьмым, а он не прошел в третий сегмент и стал 12-м или вроде того.

То же самое – в Хоккенхайме. Я квалифицировался четвертым, а моего напарника, опять же, не оказалось в финале. Вспомните гонку в Америке: мы приехали девятым и 11-м, но я оказался впереди – на трассе, которую не знал.

Дженсон – пилот мирового класса. Посмотрите на него сейчас в сравнении с Алонсо. Он чертовски хороший пилот. Я вот что скажу: его многие недооценивают. Может быть, это после совместных выступлений с Льюисом.

Тогда Льюис был очень силен. Я не знаю, может быть, машина ему идеально подходила или еще что, но могу еще раз повторить: Дженсон очень, очень, очень хороший пилот. И когда ты должен противостоять ему, когда ты опережаешь его на протяжении половины сезона – это не такой уж плохой сезон.

Так или иначе. Можно говорить, говорить и говорить – сколько угодно. В итоге я всё равно проиграл место. И сейчас должен доказать, что заслуживаю шанса вернуться. Я должен работать напряженнее.

Я по-прежнему полностью предан команде, все еще мечтаю о Формуле 1 и по-прежнему очень хочу выступать здесь – каждый божий день. Это то, чем я и занимаюсь – пытаюсь вернуться. Это сейчас моя работа.

Те Гран При, которые вы упомянули – за исключением гонки в Штатах – прошли в середине сезона, не в конце. Это потому, что потом уже начались слухи о переходе в McLaren Алонсо? Когда вы впервые услышали об этом?

Я узнал в Спа. Услышал, что они договорились. Конечно, после этого ты начинаешь задавать себе вопросы. Наверное, контракт еще не был подписан, но они уже все решили. Это колоссальное давление. Я знал: сейчас всё решается между мной и Дженсоном – или я, или он.

И ты сам начинаешь себя накручивать. Но это Ф1 – она именно такая и есть. Это игра, в которой такие правила. Опять же, как я сказал: после таких историй ты становишься сильнее, растешь. Уверен, что когда я вернусь, подобное давление возникнет снова. Но это будет уже во второй раз, не в первый. Я буду готов к этому.

Что говорил вам в тот момент отец? Мог ли он или кто-то еще помочь советом?

Никто. Никто не может тебя подготовить к Формуле 1. Это сложная игра. Но интересная. Когда все идет хорошо, вы чувствуете себя великолепно. Это невероятное ощущение. Но когда тут тяжело, то тяжело по-настоящему.

Именно это и делает этот мир столь захватывающим. Это то, что делает Формулу 1 лучшим чемпионатом в мире. Здесь работают лучше люди, здесь собраны самые талантливые инженеры, здесь самые быстрые машины. Это вершина, а на вершине всегда тяжело. Там обычно холодно.

"Дженсону было нечего терять"

Кажется, несмотря ни на что, вам удалось сохранить очень хорошие отношения с Дженсоном?

Да. Суть вот в чем: мы действительно противостоим друг другу, мы соревнуемся, но мы честны друг перед другом. Он старается показать всё, на что способен. Я очень сильно его уважаю, он отличный пилот, но ко всему прочему он еще и очень приятный человек.

Он не бывает груб, он всегда честен. Он отличный парень и очень талантливый пилот, чемпион мира. Как я могу держать зло на него?

Даже если он закончит выступать прямо сейчас, у него всё будет в порядке. Он будет заниматься тем, чем захочет. Может пойти гоняться куда угодно, Дженсона возьмет любая команда

Кевин Магнуссен

Да, я соревнуюсь с ним, но это честное соперничество. У нас были равные возможности – нет никаких причин держать зло друг на друга. Если быть откровенным, то я научился у него очень многому, потому что он всегда был открыт и ничего не скрывал.

Дженсон был невероятно быстр в тех самых последних гонках, которые и решили исход соперничества. Насколько сложно было осознавать, что перед вами соперник, который почти не ошибается?

Он чемпион мира. У него больше не будет по-настоящему серьезных трудностей – ни в спорте, ни в жизни. Даже если он закончит выступать прямо сейчас, у него всё будет в порядке. Он будет заниматься тем, чем захочет. Может пойти гоняться куда угодно, Дженсона возьмет любая команда.

Он не испытывал давления в конце того сезона. Может быть, он даже думал, что просто уйдет, а я останусь, – и просто получал удовольствие от гонок. Он был расслаблен.

У меня всё было наоборот. Я мог потерять всё. Если я сейчас закончу с Формулой 1, мне ничего не гарантировано. Нигде. Мои риски были выше. Я был под большим давлением, чем он.

Вы оглядываетесь назад, анализируете всё, приходите к каким-то выводам. Но ничего уже не изменить. Я потерял место. И теперь должен просто показать, что заслуживаю шанса вернуться. Я хочу этого больше, чем чего бы то ни было на свете.

У вас было спонсорское мероприятие непосредственно перед объявлением, где вы были вдвоем с Дженсоном. Вы уже знали тогда, кто останется в команде?

Нет. В тот день – дело было в Эдинбурге, на мероприятии Johnny Walker – мы знали, что получим сообщение. И оба понимали, что через пару часов узнаем, кого они выбрали. Это был очень странный, но хороший день. Мы просто наслаждались, были полностью расслаблены, смеялись. Мы уже ничего не могли сделать. И просто веселились.

Потом был звонок?

Нет. В конце дня они перенесли сообщение. Так что мы узнали только на следующий день. В любом случае… это случилось.

Вы были сильно расстроены?

Конечно. В самом начале я был крайне разочарован. И даже по прошествии пары месяцев испытывал сильное огорчение. Нелегко собраться вновь, начать прикидывать варианты. Нелегко думать о том, сколь реально вернуться – и реально ли вообще. Поначалу всё выглядит очень негативно. Это тяжело. Трудно разглядеть хоть что-то положительное. Но потом ты просто проходишь этот этап. Понимаешь, что надо продолжать работать, что-то делать.

Я понимаю, что у меня есть талант. Я верю в себя. Знаю, что очень хочу этим заниматься. Так почему должен сдаваться? Я заслуживаю быть пилотом Формулы 1. Зачем опускать руки? Для этого нет причин. Я заслуживаю места здесь. Уверен, что заслуживаю. Зачем мне тогда расслабляться и прекращать бороться? Я хочу. Я заслуживаю. Я вернусь.

Я такой человек, что фокусируюсь только на чем-то одном. Иметь запасной план – это отвлекает. У меня одна цель. Сейчас – вернуться в Формулу 1. Главная – стать чемпионом мира

Кевин Магнуссен

Как сейчас выглядит ваш рабочий график?

Я приезжаю на все гонки, как запасной и тест-пилот. Просто анализирую, что могу. Изучаю телеметрию. Многому учусь у инженеров и у пилотов. Слушаю их обратную связь. У меня под боком два чемпиона мира, Дженсон Баттон и Фернандо Алонсо. Не так уж и плохо – учиться у них, смотреть за ними, слушать, что они говорят на брифингах, наблюдать за тем, как они работают, как настраивают машины. Как они пилотируют, в конце концов. Я могу смотреть на данные телеметрии на протяжении всего дня. У меня есть на это время.

Научиться можно многому. Теперь у меня в активе один год опыта в Формуле 1. Я даже пилотировал нынешнюю машину. Знаю, как она себя ведет. Всё не так плохо. В конце концов, если я выберусь из этой ситуации и получу место, то, оглянувшись назад, подумаю, что всё это пошло мне на пользу. Я просто должен сделать в этом году всё, что должен, и быть готовым ко всему. Максимально готовым – как стрела в луке с натянутой тетивой.

В чем сила Алонсо?

Вы уже упомянули, что можете многому научиться у двух чемпионов. Что особенного в Фернандо?

Он потрясающе уверен в себе. И знает, что он лучший пилот в мире. У него нет ни малейших в этом сомнений – и, может быть, так и есть. Я не утверждаю, что это не так. В Формуле 1 очень много хороших пилотов, но эта уверенность делает его особенным.

Он не допускает ошибок, потому что знает: он самый лучший, что у него всегда всё под контролем. Что бы он ни делал – будь то обгон или квалификационный круг – у него всё получается идеально, потому что он верит в себя. Мне кажется, именно это делает его особенным. Я не думаю, что он самый быстрый на одном круге в Формуле 1. Но в общем, как пилот, он, возможно, самый полноценный.

Почему у вас не было плана "Б"?

У меня и сейчас нет плана "Б". Я такой человек, что фокусируюсь только на чем-то одном. Иметь запасной план – это отвлекает. У меня одна цель. Сейчас – вернуться в Формулу 1. Главная – стать чемпионом мира. Но пока я даже не на стартовой решетке, так что надо сфокусироваться на том, чтобы на нее вернуться. Перезапустить карьеру.

Лично я думаю, что должен вернуться в McLaren. Если это невозможно – надо рассмотреть другие варианты. Я открыт. Слушаю все, что мне говорят, впитываю.

Но какие инструменты в вашем распоряжении? У Стоффеля Вандорна, к примеру, есть машина GP2, и он отлично справляется…

Да, он постоянно побеждает, берет поулы, бьет рекорды и так далее. Скажу так: я очень уважаю Стоффеля и думаю, что он очень хороший пилот, очень талантливый, и заслуживает места в Формуле 1.

Я надеюсь, что он будет здесь. При всем этом я думаю, что он обязан выигрывать в GP2. Он уже второй год в чемпионате, до этого был со мной в Мировой серии. Сейчас он должен выигрывать – и он выигрывает.

Давайте посмотрим, что случится. Я не могу позволить себе волноваться из-за кого-то еще, так как должен сфокусироваться на собственной задаче. У меня есть один год опыта выступлений в Формуле 1, я тоже выиграл чемпионат на том же уровне, на котором он выступает сейчас.

Полагаю, у меня был не такой уж и плохой год в Формуле 1. Посмотрим, что произойдет. Я буду делать всё, что зависит от меня – а там поглядим, что случится.

Не пытаетесь найти спонсоров?

В Формуле 1 всегда полезно иметь поддержку. Над этим я тоже параллельно работаю. Если ты выиграл чемпионат в молодежной карьере, провел хороший первый год в Формуле 1, и если у тебя есть еще и поддержка, хороший спонсор – это поможет. Это играет роль в Ф1.

Я из маленькой страны, где не так много возможностей найти средства. Тем не менее, вокруг меня собрались очень хорошие люди. Они могут помочь – и работают над этим. Нам по силам к концу года собрать хороший пакет, и с кем бы я в итоге ни вел переговоры, можно будет сказать: "Смотрите, у меня есть всё, что вам надо".

Вы уже ведете переговоры с другими командами?

Сейчас говорить об этом не стоит. Я резервный пилот McLaren, и сезон пока только начался. Я сфокусирован на работе здесь. Думаю, что это мой шанс. Я рос с этой командой, будучи молодым пилотом, и именно с ней хочу выиграть чемпионат.

Присоединяйтесь!

Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Дженсон Баттон , Фернандо Алонсо , Кевин Магнуссен
Команды McLaren
Тип статьи Интервью
Rambler's Top100