Формула 1
19 сент.
-
22 сент.
Мероприятие окончено
26 сент.
-
29 сент.
Мероприятие окончено
10 окт.
-
13 окт.
Мероприятие окончено
24 окт.
-
27 окт.
Мероприятие окончено
01 нояб.
-
03 нояб.
Мероприятие окончено
14 нояб.
-
17 нояб.
Мероприятие окончено
28 нояб.
-
01 дек.
Первая тренировка через
11 дней

Отвечаем на главный вопрос уик-энда: почему в Австрии выиграла Red Bull – а не Mercedes или Ferrari?

Поделились
Комментарии
Отвечаем на главный вопрос уик-энда: почему в Австрии выиграла Red Bull – а не Mercedes или Ferrari?
Автор:
, Ответственный редактор
1 июл. 2019 г., 06:55

Удивительная гонка пилота Red Bull, который откатился назад на старте, но все равно пробился на вершину подиума, стала самой яркой в нынешнем сезоне. Особенно на фоне восьми предыдущих, где Макс Ферстаппен не имел шансов на победу...

Восемь первых гонок нынешнего сезона получились разными в деталях, но имели одну общую черту – они не просто закончились победами Mercedes, но и имели довольно простой и понятный сценарий, когда выигрывает сильнейший. 

Какие-то вопросы остались разве что после Гран При Монако, где Льюис Хэмилтон грамотно использовал шины, да после недавнего этапа в Канаде – но там они были адресованы судьям и не имели отношения к определению того, кто переиграл соперников на дистанции.

Если не вдаваться в детали, Mercedes просто обыгрывала соперников раз за разом, вне зависимости от трассы, погоды и других факторов. 

И лишь в Шпильберге коса нашла на камень. Валттери Боттас был не в силах угнаться за молодыми соперниками из Red Bull и Ferrari, а Льюис Хэмилтон и вовсе финишировал пятым, чего с ним не случалось больше года. Но самое удивительное – победил Макс Ферстаппен, который закончил первый круг только седьмым. 

Мы попробовали разобраться, почему исход Гран При Австрии оказался именно таким, и действительно ли он стал неожиданным.

Механики Mercedes AMG F1 и автомобиль W10 Валттери Боттаса

Механики Mercedes AMG F1 и автомобиль W10 Валттери Боттаса

Фото: Стив Этерингтон / LAT Images

Что лишило Mercedes скорости?

В субботу, когда уже стало понятно, что чемпионам мира будет сложно побороться за 11-ю победу подряд и повторить историческое достижение McLaren времен Сенны и Проста, Тото Вольф сказал очень интересную вещь.

«Компоновка нашей машины такова, что система охлаждения работает практически на пределе, – объяснил он. – Если добавить к этому фактору большую высоту над уровнем моря и жару, это вынудило нас идти на компромисс.

Мы были вынуждены открыть вентиляционные отверстия сильнее, чем хотели. Соперникам удалось справиться с этим лучше».

Тут будет очень уместно вспомнить, как закончился для команды прошлогодний Гран При Австрии. Тогда обе машины отказали по ходу дистанции – в первый и пока единственный раз с начала турбоэры у Mercedes произошла двойная поломка.

И хотя официально Льюиса Хэмилтона подвел топливный насос, а Валттери Боттаса гидравлика, это произошло не без воздействия высоких температур. 

Потому в этот раз в команде наверняка предпочли чуть перестраховаться. Благо, ситуация в чемпионате уже не требует максимального результата в каждой гонке. Но Формула 1 устроена так, что нельзя просто улучшить что-то одно – в результате непременно ухудшится что-то другое. Добавив эффективности системе охлаждения, инженеры неизбежно снизили уровень прижимной силы, то есть скорость машин. 

Не улучшили ситуации и действия пилотов. Валттери Боттас лишил команду части данных, доехав в пятницу до стены, а Льюис Хэмилтон после штрафа за блокировку и поврежденного переднего крыла уже не мог бороться за привычные позиции – не без удивления констатировав после финиша, что в современной Ф1, оказывается, весьма сложно обгонять, даже располагая скоростью. 

Себастьян Феттель и Макс Ферстаппен

Себастьян Феттель и Макс Ферстаппен

Фото: Стивен Ти / LAT Images

Почему Red Bull оказалась быстрее Ferrari?

Свято место, как известно, пусто не бывает. Если главный фаворит делает хотя бы полшага назад, его место неизбежно занимает кто-то другой. На протяжении шести десятков кругов все выглядело так, что этим кем-то станут Шарль Леклер и Ferrari. Однако во второй раз в нынешнем сезоне победа ускользнула от монегаска в самом конце.

И если в Бахрейне пилота подвела собственная машина, на этот раз техника работала без видимых сбоев. Даже если оставить в стороне детали того обгона, который Макс Ферстаппен провел на 69-м круге, не вызывает сомнений главное – скорость Red Bull на втором отрезке однозначно была выше, чем у Ferrari.

Почему так? На самом деле, ответ здесь прежде всего в том, что до этого момента мы просто не видели истинного темпа RB15.

В пятницу Ферстаппен разбил машину, потерял время, и команде пришлось перестраивать его программу. В итоге в субботу утром, когда все готовились к квалификации, Макс работал и с прицелом на гонку тоже.

Если бы не тот порыв ветра в десятом повороте, мы бы, возможно, еще в пятницу выяснили, что именно у него самые высокие шансы победить в Шпильберге. Но после удара о барьер в штабе Кристиана Хорнера здраво рассудили, что в таких условиях за оставшееся тренировочное время не стоит гнаться за десятыми на одном быстром круге, куда лучше добиться темпа на длинных сериях.

Стоит добавить, что ситуация в Red Bull уникальна тем, что из-за провала Пьера Гасли (причины которого лежат за рамками данного материала) команда вынуждена сейчас полностью работать на своего лидера – Ферстаппен первым получает все новинки, в его интересах выстраивается тактика и так далее. Будь у Макса достойный напарник – весьма вероятно, что скорость RB15 в Шпильберге стала бы очевидна задолго до конца уик-энда и итоговый результат не выглядел бы настолько неожиданным.

Затем у Ферстаппена была заминка на старте, отбросившая его в конец десятки – только к девятому кругу голландец справился с последним соперником из средней группы пелотона, Кими Райкконеном, и оказался на оперативном просторе. В этот момент он уступал лидирующему Леклеру 14,6 секунды. На 21-м круге, последнем перед пит-стопом Шарля, отрыв составлял уже 13,5 секунд. И это при том, что у Макса были более жесткие шины. 

Неслучайно босс Ferrari Маттиа Бинотто сказал в интервью Sky Sports после финиша, что в его команде начали испытывать беспокойство за судьбу победы еще тогда, когда Ферстаппен только прошел Феттеля в споре за третье место. В Скудерии уже осознали, сколь в действительности грозен из соперник.

Что же принесло Red Bull такую скорость? Не будем забывать, что Шпильберг – это альпийское среднегорье с разреженным воздухом. Для эффективной работы турбомотора здесь прежде всего важна турбина. В Honda недавно обновили этот элемент с использованием авиационных технологий. Это позволило не слишком уступать Ferrari на прямых.

Немаловажно и то, что конфигурация «Ред Булл Ринга» словно специально создана для использования DRS – можно опередить соперника в третьем повороте, вновь открыть крыло и умчаться от него на безопасное расстояние на следующей прямой.

Наконец, сама Red Bull умеет эффективно отстраивать машину именно в ситуациях, когда высота над уровне моря ощутимо больше, а плотность воздуха как следствие –  ощутимо ниже среднестатистической. В чемпионате есть еще одна похожая трасса с похожими условиями – мексиканская. Так вот, прошлой осенью именно там Mercedes в последний раз до прошедшего воскресенья не смогла победить. Сильнейшим тогда стал Макс Ферстаппен.

 

Зачем Ferrari стартовала на шинах Soft, это же заведомый проигрыш?

В последнее время мы все чаще видим, как топ-команды предпочитают ставить своим гонщикам во втором сегменте квалификации Medium, чтобы получить преимущество на первом отрезке гонки. Более того, неделю назад в Ле-Кастелле так же поступили и некоторые середняки.

Но Скудерия предпочла использовать в Австрии Soft. В самой команде просто говорили, что этот вариант после анализа кажется им более предпочтительным.

Гонка показала, что резина на этот раз была далеко не главным лимитирующим фактором. Перед стартом в Pirelli говорили, что Medium выдержит 25 кругов, а эксперт Sky Sport Карун Чандок (тот самый, чье мнение так неосмотрительно отвергла FIA при попытке Ferrari оспорить канадский штраф Феттеля) рассказал об услышанном на стартовой решетке разговоре двух механиков Скудерии – мол, мягкие слики позволят доехать до 19-го круга.

В итоге все оказалось даже лучше – Феттель провел свой пит-стоп на 22-м, Леклер и вовсе на 23-м. В действительности ошибка Ferrari была вовсе не в выборе состава для старта, а в том, что мягкие шины слишком рано поменяли на жесткие. Тактический штаб Скудерии реагировал на остановку Боттаса, причем даже это делал не лучшим образом – не говоря уж про то, что пит-стоп Себа занял больше шести секунд.

Читайте также:

Даниэль Риккардо, стартовав в гонке на Medium, продержался на трассе аж до 46-го круга. Понятно, что в таких условиях на Hard можно было преодолеть всю дистанцию. Но одно дело преодолеть, а другое – атаковать при этом изо всех сил.

Тото Вольф, рассуждая в субботу о выборе Ferrari, сказал: «Думаю, старт на Soft – это рискованная тактика. Она или потребует двух пит-стопов, если в гонке что-то пойдет не так, или вызовет сложности в конце первого отрезка».

Австриец словно в воду глядел. Феттелю действительно пришлось вторично ехать в боксы, а у Леклера возникли сложности в конце отрезка – но не первого, а второго. Его Hard в тот момент проехал на девять кругов больше, чем у Ферстаппена, но даже такой небольшой разницы хватило, чтобы Макс смог настичь лидера, а потом и выйти вперед. 

Вот и получается, что в австрийской победе Red Bull нет, на самом деле, ничего удивительного. Соперники отработали далеко не идеально, а у самой команды из Милтон-Кинса была по-настоящему быстрая машина. Так что результат гонки стал куда более закономерным, чем могло показаться на первый взгляд. 

Следующая новость
«Что-то белое» и Элбон в роли «тягача». Почему провал в Австрии – совсем не трагедия для Квята

Предыдущая новость

«Что-то белое» и Элбон в роли «тягача». Почему провал в Австрии – совсем не трагедия для Квята

Следующая новость

Судьи три часа определяли победителя Гран При Австрии. Маси объяснил, почему так долго

Судьи три часа определяли победителя Гран При Австрии. Маси объяснил, почему так долго
Загрузить комментарии