«Они год тестировали наш софт». Босс Acronis о контракте с Williams

Поделились
Комментарии
«Они год тестировали наш софт». Босс Acronis о контракте с Williams
Олег Карпов
Автор: Олег Карпов
14 февр. 2018 г., 7:00

У Acronis новый партнер в Формуле 1. Олег Карпов поговорил с основателем компании Сергеем Белоусовым о мотивах выбора в пользу команды из Гроу, ее отличиях от Toro Rosso и роли Сергея Сироткина в этом контракте.

В Acronis настаивают, что смена основного партнера в Ф1 никак не связана с наличием в составе Williams российского пилота. Однако такие параллели напрашиваются сами собой: Сергей Белоусов, пусть и является сейчас гражданином Сингапура, родился в Ленинграде, а у самой компании крупнейший офис находится в Москве – несмотря на то, что представительства есть и во многих других странах мира, а штаб-квартира базируется все в том же Сингапуре.

Сам Белоусов во времена сотрудничества Acronis с Toro Rosso не раз отмечал, что наличие в ней Даниила Квята является не последним фактором, который повлиял на решение заключить контракт именно с этой командой. Но в случае с Williams, по его словам, присутствие в коллективе российского пилота – это хоть и приятное дополнение, но никак не причина начала сотрудничества.

Сергей, почему в этом году выбор пал на Williams?

Давайте начнем с того, что у нас в этом году будет много объявлений, связанных с Формулой 1. С момента подписания соглашения с Toro Rosso – и даже еще до этого – мы пытались улучшить наш софт таким образом, чтобы он лучше подходил под нужды команд Формулы 1. Мы занимаемся этим уже три года, и сейчас наш софт идеально подходит для той же Williams, как в принципе и для любой другой команды Ф1. У каждой есть специфические требования, у них очень много данных, и с каждым годом их становится все больше и больше. Речь идет о десятках петабайтов. Их нужно хранить, их нужно разделять между разными офисами, обеспечивать безопасность – их нужно охранять. Все это должно быть интегрировано, дешево и при этом надежно. У команд постоянно увеличивается количество требований касательно приватности.

Логотип Acronis на носовом обтекателе Williams F1

Фото: Williams F1

Williams – не только команда Формулы 1, но еще и большая инженерная компания. У них инженерные ресурсы для Ф1 – это, может быть, только треть их общих инженерных усилий, и поэтому данных у них еще больше, чем у обычной компании. Это во-первых. Кроме того, они еще и сами решили активно нас использовать, они используют больше всего нашего софта.

У них сейчас идет своего рода переоборудование команды, они активно пытаются вернуться на былые высоты. Прошлый сезон они закончили на пятом месте. Для какой-нибудь другой команды пятое место – это, может быть, и неплохо, но Williams хочет быть в тройке. Они много инвестируют.

Это для нас хороший кейс. Мы на порядки больше им полезны. Поэтому мы и выбрали Williams. Кроме того, это очень хорошая команда, с хорошей историей. Сегодня это не Mercedes, но когда-то они были лучше.

Многие в России объясняют факт начала сотрудничества вашей компании с Williams тем, что за нее теперь будет выступать Сергей Сироткин. В Ф1 десять команд, но получается, что сначала Acronis спонсировал Toro Rosso, в которой был Даниил Квят, а сейчас – сотрудничает с Williams, где есть Сергей Сироткин. Джон Занни уже заявил, что эти вещи между собой не связаны, но есть ли в подобных параллелях хотя бы какой-то элемент правды?

Нет, напрямую связи в данном случае нет, но для нас, конечно же, это гигантский плюс. И для Williams это тоже гигантский плюс. Я вам честно скажу, напрямую это не связано. В случае с Квятом это все-таки было связано – немного, как минимум. Здесь напрямую одно от другого не зависит.

Сергей Сироткин, Williams

Фото: Sutton Motorsport Images

У Сироткина своя сильная поддержка, мы тут не так уж много можем добавить. Но, конечно же, это большой плюс для нас, и это был большой плюс для них. Поэтому нам было проще договориться. Тут удачное стечение обстоятельств: с одной стороны мы даем им хороший софт, с другой – у них еще и гонщик из России, что для нас тоже хорошо. Так совпало. Одно притягивает другое. То, что у них пилот из России – делает сотрудничество более выгодным для нас. Да и для них тоже. Но никакой прямой связи тут нет.

Насколько я понимаю, переговоры с Williams начались даже раньше, чем стало понятно, что Сергей там может оказаться, не так ли?

Да, конечно. Потому что переговоры с Williams были завязаны в первую очередь на переработку их собственной инфраструктуры. Они полностью обновляют свою IT-инфраструктуру, переходят на облачную инфраструктуру. Это длительный процесс. Переговоры с пилотом, они хоть и мучительные, но они все-таки не настолько продолжительны по времени. Они тестировали наш софт почти в течение года перед тем как начать его использовать. Пилота тоже нужно тестировать, но все-таки не так долго.

Ему хватило дня, да.

Ну не дня, конечно же. Дня – это перебор, это неправда. Я думаю, что ему все-таки нужно было несколько дней поездить, они долго переговаривались, обсуждали его результаты. Это процесс тоже долгий. Переговоры с пилотом тоже построены на данных, у них огромное количество информации о том, как пилот где выступал. Они строят разные модели, потом их сравнивают – для этого всего тоже нужны данные. 

Кожух Scuderia Toro Rosso

Фото: Сэм Блоксхэм / LAT

Продолжится ли ваше сотрудничество с Toro Rosso в той или иной форме? Они использовали ваш софт: продолжат ли, будете ли вы им помогать?

У нас с Toro Rosso есть договор, в котором прописаны условия конфиденциальности. Мы не можем раскрывать детали нашего сотрудничества, к сожалению. И мы всячески намерены выполнять условия договора. Мы с большим уважением относимся к команде Toro Rosso. На данный момент они используют наш софт, наш софт для них хорошо работает, и мы надеемся, что они будут продолжать его использовать.

Мы надеемся, что мы останемся друзьями и будем продолжать сотрудничество. Наш главный партнер в Формуле 1 – это именно Williams, но мы надеемся, что наш софт будет полезен для каждой команды Ф1. Мы надеемся, что с Toro Rosso у нас сохранятся хорошие отношения. Но это всегда вопрос такой… Тут я вынужден вернуться к началу своего ответа – это конфиденциально.

Сохранится ли какое-то визуальное присутствие в виде логотипов на машинах?

Это я комментировать не могу. Посмотрим. Мы надеемся, что мы продолжим сотрудничество.

Так или иначе, фокус сместился в сторону Williams. Насколько это связано с тем, что за Toro Rosso теперь не выступает Даниил Квят? Не было ли у вас каких-то разногласий с командой по этому поводу?

Конечно мы недовольны тем, что произошло с Даниилом Квятом. Безусловно недовольны. Это мы можем сказать. Мы недовольны и тем, что результат в последний момент ухудшился. Мы думали, что в итоге команде удастся занять шестое-пятое место, а результат был – вновь седьмое. Мы недовольны и тем, что Карлос [Сайнс] оказался в Renault уже по ходу сезона. Если бы и он, и Квят бы остались – причем, это два совершенно независимых друг от друга действия – команда бы осталась на шестом месте, это точно. А могли бы подняться и выше. Но к сожалению они приняли такое решение.

Даниил Квят, Сергей Белоусов, Карлос Сайнс и Франц Тост
Даниил Квят, Сергей Белоусов, Карлос Сайнс и Франц Тост

Фото: Red Bull Content Pool

Для них это хорошо в долгосрочной перспективе, но для нас – не очень. Потому что нам хотелось бы, чтобы они были выше. В командах Формулы 1 долгий горизонт планирования. Они думают не о текущем годе, а о следующем, о том, что будет затем. У нас не всегда совпадают интересы.

Конечно, мы были недовольны. Особенно из-за того, что произошло с Даниилом. Мы считаем, что получилось не очень хорошо. Мы всячески на стороне Даниила, мы очень рады, что он попал в Ferrari, что он там будет продолжать работать. Но то, как он был из сезона вытащен… Мы практически уверены, что Даниил набрал бы какие-то очки. Может быть, не такие большие, но даже небольших очков могло хватить, чтобы сохранить шестое место.

Планируются ли в России совместные мероприятия с Williams?

Обязательно. Это лучше спрашивать мою команду. У нас 32 гонки в году, если считать с Формулой E. Я думаю, осенью мы почти наверняка что-нибудь сделаем. Просто есть такая проблема: она заключается в том, что все эти гонки проходят в разное время, в разных местах и никогда не совпадают. Практически на каждой неделе где-то что-то происходит.

Очевидно, что наряду с партнерской есть и спонсорская составляющая. Если говорить о финансовой стороне сделки, насколько она сравнима с тем, что было с Toro Rosso?

Да, безусловно, есть и финансовая сторона тоже. Мы не рассматриваем наш софт как бесплатный софт. То, что мы им предоставляем софт – это тоже финансовая часть. Мы могли бы его продать, например. Мы тратим деньги на его разработку и так далее.

Партнерство стало больше. Вы это увидите в течение года. Мы больше делаем с Williams, чем делали с Toro Rosso. Они больше по размеру, у них больше людей. Это не только Формула 1, это еще и инженерная команда.

Вы говорили в том числе и о том, что одна из целей состоит в том, чтобы начать на Ф1 зарабатывать.

Да. Мы хотим быть как Pirelli – только для данных. Pirelli поставляет шины, а мы поставляем системы хранения, защиты и управления данными для Формулы 1.

Сергей Сироткин, Williams FW40

Фото: Зак Могер / LAT

На какой срок рассчитано соглашение с Williams?

У нас все соглашения конфиденциальные, и они всегда на несколько лет, и несколько – это не один. Мы не можем вам сказать точно, на сколько именно.

Опять же: я не могут слишком много говорить, потому что я с большим уважением отношусь к Red Bull и Toro Rosso и особенно с большим уважением отношусь к Францу Тосту, поэтому мне не хочется лишних слов говорить, но Williams – это команда, которая может войти в тройку и может даже стать чемпионом. Мы надеемся, что если результат будет ближе к этому, то мы надолго останемся с Williams. Нас она полностью устраивает. Устраивает по духу в том числе: так же, как и Toro Rosso, Williams это команда, ориентированная на эффективность. Потому что, скажем, большие команды на данный момент имеют гораздо большие бюджеты, и они ориентированы только на победу. Эффективность для них менее важна. Для Williams эффективность – это очень важно. И это совпадает с нашим духом. Мы бы хотели с Williams остаться на десять лет. Но мы пока не можем считать, что это получится наверняка.

Насколько важен для вас результат команды? Чего вы ждете от нее в плане итоговой позиции в Кубке конструкторов и результатов в отдельных гонках?

Для нас это очень важно. Более того, теперь с Williams мы можем претендовать на четвертое место в этом году. Может быть, даже выше – кто его знает. От Williams можно ожидать чего угодно, они показывали это раньше. У них хорошая команда, очень хороший двигатель – и сейчас мы будем очень сильно переживать.

Мы особенно будем переживать за Сергея Сироткина. Для него это первый год в качестве боевого пилота, и мы всячески надеемся, что он поможет команде. Про него говорят, что он может очень хорошо работать с командой по улучшению машины. И если он действительно сможет помочь Williams сделать машину быстрее, то шансы будут увеличиваться. Будем очень сильно переживать.

Следующие статьи раздела Формула 1
«Всё стало хуже». Джин Хаас сравнил два сезона своей команды в Ф1

Предыдущая новость

«Всё стало хуже». Джин Хаас сравнил два сезона своей команды в Ф1

Следующая новость

В McLaren отказались от цензуры перед выпуском сериала о команде

В McLaren отказались от цензуры перед выпуском сериала о команде
Load comments

Об этой статье

Серия Формула 1
Пилоты Сергей Сироткин
Команды Williams
Автор Олег Карпов
Тип материала Интервью