Формула 1
02 июл.
-
05 июл.
Следующее событие через
37 дней
16 июл.
-
19 июл.
Следующее событие через
51 день
30 июл.
-
02 авг.
Следующее событие через
65 дней
27 авг.
-
30 авг.
Следующее событие через
93 дня
03 сент.
-
06 сент.
Следующее событие через
100 дней
R
Гран При Сингапура
17 сент.
-
20 сент.
Следующее событие через
114 дней
24 сент.
-
27 сент.
Следующее событие через
121 день
R
Гран При Японии
08 окт.
-
11 окт.
Следующее событие через
135 дней
R
Гран При США
22 окт.
-
25 окт.
Следующее событие через
149 дней
29 окт.
-
01 нояб.
Следующее событие через
156 дней
R
Гран При Бразилии
12 нояб.
-
15 нояб.
Следующее событие через
170 дней
R
Гран При Абу-Даби
26 нояб.
-
29 нояб.
Следующее событие через
184 дня

«Он шел как боксер на главный бой». Кубица о дебюте Петрова в Ф1 (это было 10 лет назад)

Поделились
Комментарии
«Он шел как боксер на главный бой». Кубица о дебюте Петрова в Ф1 (это было 10 лет назад)
Автор:
9 мар. 2020 г., 03:18

14 марта 2010 года российский пилот впервые выступил в гонке Ф1 – Виталий Петров на Renault стартовал в открывшем сезон Гран При Бахрейна. В честь юбилея этого события Motorsport.com побеседовал с теми, кто работал с Виталием в дни его дебюта в Ф1. Открывает парад воспоминаний первый напарник россиянина

У Виталия Петрова и Роберта Кубицы не так уж мало общего. Они ровесники – родились с разницей в три месяца. Оба родом из Восточной Европы, и оба стали первыми представителями своих стран в Формуле 1. И когда весной 2010 года оба надели желтые с черным комбинезоны команды Renault, это выглядело символом наступления в чемпионате мира каких-то новых времен.

Однако была и разница. К тому моменту с момента дебюта Кубицы в Ф1 прошло уже больше трех лет. Поэтому поляк, наверное, лучше других гонщиков мог и понять Петрова, и оценить его действия в самом начале карьеры. Впрочем, слово самому Роберту:

– Мне нравится Виталий как человек – но тогда ему пришлось непросто. Когда он только появился в Формуле 1, он, возможно, думал, что здесь ездят своего рода машины GP2 [сейчас эта серия носит имя Формула 2], только побольше. И только потом осознал, насколько на самом деле сложная это серия. Определенно, особенно в самом начале, ему недоставало знаний, технической подкованности – и простого понимания, что происходит вокруг. Я не знаю этого наверняка, но так мне казалось со стороны. Я видел, что ему приходится сложно.

Ему точно не помогло то, что он сразу попал на меня – в мой лучший сезон в Формуле 1 за всю карьеру [с точки зрения статистики лучшим для Кубицы стал сезон 2008 года, который поляк закончил на 4-м месте в общем зачете – в 2010-м же Роберт стал только 8-м]. Мне очень нравилась та машина, она идеально подходила под мой стиль пилотирования. Но даже при этом – пусть только в определенных условиях на трассе, при определенных обстоятельствах – Виталий заставлял меня понервничать. Так что, в целом ему не хватало стабильности и знаний, но он очень сильно прибавлял, а скорость у него с самого начала была отличной. К тому же, мы неплохо ладили.

 

Фото: Andrew Ferraro / Motorsport Images

Возможно, в самом начале мы не так много общались. Но я всегда с уважением относился ко всем своим напарникам. А он быстро всему учился. Не знаю – может, кто-то изначально сказал ему, что сложно не будет. Но он скоро сам осознал, что надо учиться.

Просил ли он советов? Нет. Скорее всего – именно потому, что пришел в Формулу 1 с представлением, что это – всего лишь следующая ступень после GP2. Я даже сам пришел к нему первым. Когда я присоединился к команде, Renault переживала непростой период. Позади был не самый удачный сезон – и мне было важно, чтобы мы как можно быстрее преодолели кризис. Чем сильнее была бы команда, тем лучше становились бы наши результаты. Я был готов работать и помогать, потому что тогда эффект был бы двойным – мы оба помогали бы сделать машину быстрее, а уже потом могли бы бороться на трассе за что-то серьезное.

Я помню, как в Валенсии, на первых тестах, сам предложил ему помощь: «Если у тебя есть какие-нибудь вопросы о шинах или о чем-то еще – просто приходи и спрашивай». Но я думаю, он не сразу понял, что я могу и хочу ему помочь.

Впрочем, у него была хорошая команда инженеров, Марк [Слейд, гоночный инженер] и Айао [Комацу, инженер по данным] ему очень помогли. Ведь, по сути, единственное, чего ему не хватало в самом начале – это технической подкованности.

 

Фото: Andrew Ferraro / Motorsport Images

За год наши отношения стали лучше. Первое впечатление было, возможно, не самым приятным, но потом мы поладили. Он пришел в команду со своеобразным настроем – как боксер выходит на ринг перед главным боем своей жизни. Но по ходу длинного сезона мы стали лучше работать вместе, и в итоге он очень многому научился.

Если честно, мне кажется, Виталий был намного сильнее, чем многим казалось. Чем про него говорили, чем принято думать. Он точно мог добиться в своей карьере большего – у него были для этого данные.

Монологи коллег Виталия Motorsport.com будет публиковать ежедневно до дня юбилея – 14 марта, – когда мы планируем выпустить большое интервью с самим Петровым. Завтра (во вторник) читайте на нашем сайте воспоминания Эрика Булье – в год дебюта российского пилота в Ф1 француз возглавлял команду Renault.

Читайте также:

Следующая новость
Штайнер пообещал не повторять прошлогодних ошибок

Предыдущая новость

Штайнер пообещал не повторять прошлогодних ошибок

Следующая новость

Анонс Гран При Австралии Формулы 1: все о трассе в Альберт-парке

Анонс Гран При Австралии Формулы 1: все о трассе в Альберт-парке
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Этап Гран При Бахрейна
Местонахождение Сахир
Пилоты Роберт Кубица , Виталий Петров
Автор Олег Карпов