Оксана Косаченко: Чтобы России за два года подготовиться к проведению этапа, придется двигаться воистину со скоростью болида!

Оксана Косаченко, менеджер Виталия Петрова, в своей публикации в Бизнес журнале "I-business" рассказала о сложностях, с которыми могут столкнуться организаторы Гран При России.

Оксана Косаченко, менеджер Виталия Петрова, в своей публикации в Бизнес журнале "I-business" рассказала о сложностях, с которыми могут столкнуться организаторы Гран При России.

Оксана Косаченко: "Россия строит трассу Формулы 1 в Сочи и в 2014-м планирует принять у себя один из этапов гонок. Однако само по себе наличие собственной трассы стоимостью в $200 млн не гарантирует автоматически ни коммерческого успеха проекту, ни всплеска интереса к автоспорту в стране, ни других нематериальных выгод.

Пока у России есть все шансы подхватить «южнокорейский синдром». Корейцы с большим энтузиазмом четыре года строили свою трассу Формулы 1 и дебютировали в роли хозяев Гран При в сезоне 2010 года. Ошибок при этом наделали немало. Местом для трассы была выбрана отдаленная провинция Чолла-Намдо, отстоящая от Сеула почти на 400 км. Кроме того, организаторы не озаботились популяризацией этого вида спорта хотя бы в пределах «домашнего» региона. В итоге во время корейского Гран При два года назад мы все на «Формуле» шутили, что пилоты знают зрителей по именам: их в прямом смысле можно было пересчитать по пальцам! Мероприятие с коммерческой точки зрения оказалось провальным, при том, что инвесторы потратили огромные средства (трасса обошлась в $264 млн, дороже российской сметы). Если похожую ситуацию мы увидим и в этом году, вряд ли Формула 1 еще раз приедет в Корею. Что-то подобное можно было наблюдать и в Турции, где трибуны в основном заполняли военными и студентами, а пустующие места, куда их не успевали подвезти, стыдливо затягивали тканями с изображением болельщиков.

Совсем другое дело — трибуны в Германии, Италии, Великобритании. Там во время Гран При действует неписаное правило: болельщиков должно быть не более 100 тысяч, а нерасторопным светит табличка «Все билеты проданы». Контраст, разумеется, можно объяснить тем, что Формула 1 в этих странах «раскручивается» с 1950-х годов. Однако есть и более молодые и не менее успешные страны-участницы, принимающие этапы гонок. Например, Сингапур, где Гран При проводится последние пять лет и куда не ездит только ленивый болельщик. Многих, конечно, туда привлекает климат, но к этому можно добавить и удачное расположение трассы, которая проходит внутри города, а также смежные мероприятия, что приурочены к гонке и обеспечивают синергетический эффект.

Формула 1 — это сложноустроенный экономический механизм, настоящий пазл, в котором плотно стыкуются разнообразные интересы организаторов, спонсоров, команд, пилотов, принимающих стран, телевещателей, автопроизводителей — и болельщиков, наконец. России, к сожалению, пока недостает многих элементов, чтобы пазл сложился правильно и мероприятия такого класса, как Гран При, проходили успешно.

Начнем со зрителя и констатации очевидного факта: в нашей стране люди в принципе не приучены к автомобильному спорту. Российская аудитория Формулы 1 — всего около миллиона человек. Сравните с Германией, где во время Гран При к экранам телевизора приковано внимание семи миллионов. Примечательно, что в России гонки Формулы 1 транслируют только по спортивному каналу. В такой ситуации их популярность просто не может расти — и гонщики не чувствуют поддержку страны, а коммерческий результат не может быть интересным для спонсоров.

На национальном уровне интерес к Гран При в стране-хозяйке подстегивает наличие собственных участников. Что ж, в Формуле 1 сейчас выступает российская команда Marussia, которую создали и по сей день поддерживают инициативные бизнесмены, испытывающие личный интерес к этому виду спорта. Однако как долго будет сохраняться этот интерес — неизвестно, и я не удивлюсь, если в какой-то момент Marussia может исчезнуть: ведь по-настоящему не сложилось экономического механизма, который обеспечил бы России стабильную команду. Все-таки Формула 1 — «премиальный сегмент» спорта, ее не зря называют «Королевой автогонок». Годовой бюджет команды здесь вполне «королевский» — около полумиллиарда евро.

Есть у России и свой гонщик — Виталий Петров, которого я и продюсирую. Однако и здесь многое нестабильно и связано с личным интересом: так или иначе Виталий еще ни разу за свою карьеру не получал зарплаты — его по-прежнему содержит отец. Все спонсорские гонки мы торжественно отдаем в команду в качестве взноса за участие в чемпионате. Поэтому еще вопрос, сможем ли мы подойти к российскому Гран При в 2014-м со своими гонщиками. Проблемой является то, что в отечественном бизнесе пока не принято связывать себя долгосрочными обязательствами со спортсменами — как это было, например, с Михаэлем Шумахером, в которого на заре его карьеры «вложилась» немецкая группа компаний DVAG (Deutsche Vermögensberatung). В итоге с семнадцати лет гонщик ходит в бейсболке с логотипом компании, являясь «лицом бренда», участвует в его мероприятиях и т. д. В нашей стране такой практики нет. По крайней мере, когда я заговариваю с крупными банками в России о таком маркетинговом инструменте, как «брендфейс» («лицо бренда»), то встречаю полное непонимание.

Еще один непраздный вопрос, ответ на который определяет, насколько удачно Россия «пропишется» в Формуле 1: способна ли страна вообще стать «кузницей пилотов»? Начнем с азов: у нас изначально отсутствует школа подготовки гонщиков с самого раннего возраста — практически нет профессионального картинга. Конечно, этому есть свои объяснения: в конце концов, последние двадцать лет ушли на то, чтобы не допустить отставания в традиционных, прежде всего, олимпийских, видах спорта. Автомобильный спорт в перечень приоритетных не входит — главным образом в силу своей немассовости и, если хотите, эксклюзивности. Любая страна, которая собирается серьезно заявить о себе в Формуле 1, по сути, должна пройти очень долгий и затратный путь. Если речь идет о подготовке ребенка к профессиональной карьере в этом виде спорта, то на занятия картингом придется тратить примерно 100–150 тысяч евро в год — на технику, взносы команде, поездки на сборы и соревнования по стране и за рубеж. В возрасте 15–16 лет ребенок перейдет в младшую формульную категорию, и расходы возрастают до 300–500 тысяч евро в год. Выходит, на круг за десять лет на подготовку только одного пилота необходимо потратить около 5 млн евро! В России еще не сложилась система, которая смогла бы обеспечить такие расходы, какими бы талантами ни были наши юные гонщики: пока все держится на энтузиазме пап и мам, немногих спонсоров, а также личном интересе предпринимателей, готовых содержать команды или пилотов. Российскому баскетболу, к примеру, повезло с Михаилом Прохоровым, который много лет поддерживал баскетбольный клуб ЦСКА: он сам занимался этим видом спорта, поэтому ему было попросту интересно его развивать. В нашем автоспорте сейчас сопоставимых доноров нет: крупные сырьевые компании, некоторое время назад содержавшие свои автомобильные команды, отказались от этого.

Отдельная тема — российский спортивный менеджмент. В спортивных вузах менеджеров не готовят, в экономических — тем более. По устоявшейся традиции ими в основном становятся бывшие спортсмены. Однако если в «простых» индивидуальных видах спорта такой подход допустим, то в сложных — совершенно неприемлем. Все-таки одно дело — подготовить фигуриста, а другое — хоккейную команду или же автомобильного гонщика, который «встроен» в очень сложную и дорогостоящую систему. Менеджер сложных видов спорта должен быть одновременно и экономистом, и юристом. В автогонках к этому можно добавить сугубо специфические продюсерские компетенции. Например, для каждого конкретного гонщика необходимо спланировать определенный репертуар — в зависимости от того, к какому виду гонок он тяготеет: раллийным, кольцевым соревнованиям и так далее. Нельзя обойтись без раскрутки в СМИ, а также серьезного и долгосрочного финансирования.

На этом фоне собственно постройка трассы в Сочи — самая легкая из задач в процессе «приобщения» России к Формуле 1. Хотя и здесь — целый букет проблем: до сих пор нет полного комплекта инвесторов, нет профильных партнеров. Посмотрите, какое количество разного рода компаний уже вызвалось поддержать Олимпиаду! На мой взгляд, проблемой является также то, что компания-промоутер взяла на себя двойные обязательства — и строительство, и собственно продвижение мероприятия. Во всем мире эти функции разведены.

Успеет ли Россия за оставшиеся два года подготовиться к проведению этапа на высоком международном уровне, да еще обеспечить коммерческий успех мероприятия — большой вопрос. Для этого придется двигаться воистину со скоростью болида!"
Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Виталий Петров
Тип статьи Новость
Тэги crown prince, oksana kosachenko, сочи автодром
Rambler's Top100