«Очки мы уже добыли, пора на подиум». Грожан об итогах и планах

Французский пилот год назад принял смелое решение: оставив команду, за которую выступал с самого начала карьеры, он присоединился к молодому американскому проекту. В беседе с Адамом Купером Ромен поделился мыслями о прошедшем сезоне – и не только.

«Очки мы уже добыли, пора на подиум». Грожан об итогах и планах
Ромен Грожан, Haas F1 Team
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team
Ромен Грожан, Haas F1 Team
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1
Ромен Грожан, Haas F1
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Гонщик Haas F1 Ромен Грожан и владелец команды Джин Хаас: вручение памятного шлема на Гран При США
Ромен Грожан, Haas F1
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Сотый старт Ромена Грожана
Ромен Грожан, Haas F1
Ромен Грожан, Haas F1
Ромен Грожан, Haas F1 Team VF-16
Эрик Булье, гоночный директор McLaren и Ромен Грожан, Haas F1 Team
Ромен Грожан, Haas F1 VF-16
Ромен Грожан, Haas F1 VF-16
Гонщик Haas F1 Ромен Грожан возвращается в боксы после аварии на прогревочном круге
Ромен Грожан, Haas F1
Ромен Грожан, Haas F1
Нажмите, чтобы загрузить аудиоплеер

Ромен Грожан удивил многих, покинув Энстоун. Ему предсказывали сложности, но ответом стало шестое место за рулем Haas в первой же гонке, и пятое – в следующей. Не отрицая неизбежных проблем молодого проекта, гонщик, тем не менее, уже присматривается к призовому пьедесталу в самом ближайшем будущем. 

Адам Купер: Переход был продиктован, в том числе, стремлением оказаться ближе к Ferrari?

На самом деле, нет. Конечно, Ferrari остается моей мечтой, это не секрет.

Но думаю, если бы я приехал на Гран При Австралии пилотом Renault и заработал там очки, все бы сказали, что это нормально, это же заводская команда и все в таком духе. Но вот когда я принес очки американским дебютантам, это наделало немало шума.

С точки зрения моего имиджа, в том числе в США, такой результат был крайне важен. На что-то такое я и рассчитывал, когда соглашался на всё это.

Решившись на переход, я ни разу не просыпался утром с мыслью: «Что же я наделал?». У нас были и хорошие периоды, и не очень – случалось и такое, что возникало желание бросить всё к чертям. Но в конце концов я возвращался к людям, для которых работаю, к этой атмосфере, к боссу. Думаю, для меня это отличный вариант.

Чего вы ожидали, отправляясь на первую гонку в Австралию?

Никаких ожиданий, правда. Помню, как я проснулся воскресным утром, как мы завтракали с Джином [Хаасом]. Он спросил меня: «Ты напряжен?», я ответил отрицательно. Он еще добавил: «Что-то ты, парень, слишком спокоен для утра гонки».

Я тогда стартовал 20-м, и он просто попросил меня в первую очередь закончить гонку, а там уж будет видно.

Мы стартовали, и я знал, что машина хороша. По итогам тестов было понятно, что мы где-то недалеко от очков. Мне немного повезло в начале, потом крупно повезло с красными флагами – удалось выйти на хорошее место, а затем удержать его до финиша. С другой стороны, мы осознанно оставались на трассе без пит-стопа, доверяя своим данным.

Мы поступали так почти всегда – не пытались просчитывать, чем заняты другие, а просто шли к своему максимуму. В тот день такой подход оказался верным.

Понятно, что повторить шестое место – задача даже более сложная, чем завоевать его. Но в Бахрейне вам удалось добиться еще большего!

Та гонка вышла потрясающей. Я даже не знаю, как это объяснить. С самой первой тренировки, едва я сел за руль, возникло ощущение, что все в полном порядке, события развиваются по нашему сценарию, а машина едет превосходно. Почему? Я не знаю, да и вообще никто этого не знает.

Думаю, именно к такому нам нужно стремиться, потому что в дальнейшем мы чуть утратили это состояние. Уик-энд в Бахрейне прошел совершенно гладко и без единой проблемы.

В дальнейшем зарабатывать очки стало куда сложнее. Это потому, что для Haas все было в новинку, и соперникам удавалось быстрее дорабатывать свою технику?

Да. Прежде всего, мы довольно рано перенесли свое внимание на подготовку к 2017 году, ведь философия команды изначальна была направлена на рост результатов ко второму сезону. А если так, нужно уделять много внимания приготовлениям к нему, особенно в условиях смены регламента.

Так что мы остановили работу над машиной на ранней стадии сезона.

Сложно было из гонки в гонку финишировать 13-м и 14-м после такого начала?

Honda смогла ощутимо прибавить, и McLaren удалось опередить нас. Мы могли заработать очки в Баку, но в радиатор попал целлофановый пакет, и пришлось заехать в боксы, чтобы убрать его. До летнего перерыва мы не финишировали в Британии, а в Германии и Венгрии отставали из-за проблем с балансом, пытаясь понять, как улучшить ситуацию.

Это полезно, это часть процесса обучения. В Спа вновь можно было рассчитывать на очки, но в гонке подвел мотор – досадно, ведь я мог финишировать шестым. В Малайзии тоже можно было приехать в десятке.

Много раз у нас была возможность добиться результата, но мы ее не использовали. Чуть больше удачи, чуть больше опыта и всё в таком духе.

Вы использовали подвеску и еще ряд систем от Ferrari – с недавнего времени такое разрешено в Ф1. Довольны ли в Haas итогами этой кооперации?

Да, всё сработало отлично. Это возможность сократить путь, избежать сложностей и не волноваться по поводу большого числа деталей. Конечно, требуется время, чтобы разобраться, что и как работает, но после этого ваша жизнь становится куда проще.

И все же, технические проблемы не обошли вас стороной...

Практически любую деталь можно улучшить.

У нас было много головной боли из-за передних крыльев. К примеру, в Канаде я тоже должен был зарабатывать очки, но крыло отлетело. На самом деле, минимум пять раз мы теряли финиш в десятке из-за неполадок.

Без этого сезон получился бы совсем иным. Но могу лишь повторить – это наш первый год в Ф1, и период обучения неизбежен.

Я не могу принять отказ тормозов в Малайзии – это была не наша вина, а проблемы поставщика, причем поставщика, хорошо знакомого с Формулой 1. Причем они так и не объяснили нам причину случившегося.

Если дело в [разработчике шасси] Dallara, и нагрузка на тормоза оказалась слишком высокой, тогда всё понятно, и в следующий раз мы учтем это и будем действовать лучше. Пока что из каждой ситуации мы делали вывод и добивались улучшения. 

Изменение правил – это шанс для команды или же, напротив, более сложная ситуация?

Если бы регламент оставался прежним, для нас все было бы совсем не так, потому что мы бы спокойно работали с машиной 2016 года, понимая, что затем сможем использовать все эти наработки. Но в реальности пришлось очень рано остановиться и переключиться на шасси для 2017-го.

В итоге мы получили шанс. Многое будет зависеть от отдела аэродинамики, а он у нас очень сильный. Парни стараются изо всех сил, кроме того, с момента моего перехода в команду мы наняли много новых сотрудников, включая нескольких отличных спецов. И сейчас все продвигается очень здорово, точно по графику. У нас серьезная команда. 

Вам по душе концепция правил 2017 года?

Думаю, это очень здорово для Ф1. Я хочу, чтобы машины стали быстрее, чтобы пилоты выжимали всё из резины и должны были непрестанно контролировать происходящее. Чтобы атаковать поворот, выйти из него и подумать: «Ух, а у меня получилось». 

Именно такого нам немного не хватало. Так что да, будущего сезона я жду с большим интересом.

Вам нравится работать в проекте, где вы занимаете одну из важных ролей – чего бы, наверное, не было в большой команде?

Пожалуй, здесь я и впрямь заметная деталь в общей мозаике, и это здорово. Конечно, есть и прессинг, так как я хочу сделать следующий шаг, хочу прибавлять. С другой стороны, я понимаю, что приношу очки, и что команда целиком и полностью на моей стороне.

И когда я разбиваю машину, они едва ли думают: «Да, он сделал всё, что мог».

Опыт позволяет вам добиваться большего?

Пожалуй, можно так сказать – применительно к гонкам. В квалификации я пока не могу до конца разобраться с шинами. Они стали чуть другими по сравнению с прошлым годом, и не могу сказать, что я в восторге от нынешней резины.

Но я точно готов атаковать, когда есть возможность – скажем, успешно провести первый круг.

В Haas у вас есть хорошие возможности. Но всем известно, что в 2018-2019 годах откроются вакансии в больших командах. Вы уже присматриваетесь к ним?

Уверяю вас – далеко не я один!

Но потенциально вы входите в число пилотов, у кого может внезапно зазвонить телефон...

Было бы здорово. Ведь я выступаю в гонках для того, чтобы стать чемпионом мира.

Моя цель – побеждать, и всё, что я делаю, делаю ради нее. Но в Ф1 все сложнее. Чтобы выигрывать, вы должны входить в число пилотов двух-трех команд. Мое время придет – а может и нет, кто знает?

Сейчас я доволен тем, как всё складывается. Если я смогу принести Haas дебютный подиум, это будет очень важный шаг. Я уже добыл первые очки, первый финиш в пятерке. Следующий шаг – подиум.

Проблема в том, что в Ф1 постоянно стремится быстрая молодежь – парни вроде Вандорна, Леклера, Джовинацци... У вас нет опасений в этой связи?

Опасения есть, но я не думаю, что моей позиции что-то угрожает. Командам нужен пилот, который в своей карьере уже несколько раз был на пьедестале.

Формула 1 – сложная штука, здесь вы можете показывать хорошую скорость в дебютном сезоне, но это не гарантирует вам получения опыта. Да, быстрой молодежи очень много, но и мне-то, в конце концов, только 30 – и это отличный период карьеры.

Поделились
Комментарии
Симондс сравнил подготовку Стролла с тестами Вильнева в 1995-м
Предыдущая новость

Симондс сравнил подготовку Стролла с тестами Вильнева в 1995-м

Следующая новость

Ферстаппен, Райкконен и еще пять гонщиков Ф1, которые нас удивили

Ферстаппен, Райкконен и еще пять гонщиков Ф1, которые нас удивили
Загрузить комментарии