Немного истории: "оруженосцы: кто они?"

В следующем сезоне будет легализирована командная тактика и приказы. Давайте вспомни, кто такие "оруженосцы" в Формуле 1, и какие отношения у них складывались с "первыми номерами" в команде?

В следующем сезоне будет легализирована командная тактика и приказы. Давайте вспомни, кто такие "оруженосцы" в Формуле 1, и какие отношения у них складывались с "первыми номерами" в команде?

Scuderia Ferrari при активном участии Жана Тодта и Росса Брауна строилась как клон Бенеттона 1994-1995 годов. Именно в Ferrari произошел случай, который заставил громко заговорить о порочности и неспортивности четкого разделения на первого и второго пилотов. Вспомним печально знаменитый Гран-При Австрии 2002 года. Рубенс Баррикелло уверенно лидирует в гонке. Однако следует приказ из боксов, и он сбавляет скорость, пропуская вперед своего партнера Михаэля Шумахера. Потом, на подиуме, Рубиньо не мог скрыть своих слез: его только что лишили заслуженной победы! Михаэль пытался как-то сгладить двусмысленность положения, то выпихивая Баррикелло на первую ступень подиума (а тот не соглашался подняться), то вкладывая ему в руки кубок за победу. Но от его неловких попыток утешить партнера тому становилось только хуже.

Унизительная ситуация для всех - и для обоих пилотов, и для зрителей. Хороший повод поговорить, до чего докатилась Формула 1.

Но ведь разделение на звезд и на "ассистентов" существовало здесь всегда!

Более того, иногда на заре Формулы 1 помощь "первым номерам" принимала гораздо более уродливые формы. Примеры? Был в пятидесятые годы такой гонщик Онофре Маримон. Аргентинец, которому пробиться в Формулу 1 помог его великий соотечественник Хуан-Мануэль Фанхио. Естественно, Маримон для своего друга и партнера по команде Maserati был готов сделать все. На Гран При Италии 1953 года плотную лидирующую группу составили Фанхио и Маримон (на Maserati) и представители Ferrari Джузеппе Фарина и Альберто Аскари. При этом Фанхио, Аскари и Фарина были лидерами чемпионата. А Маримон имел на счету всего несколько очков, терять ему было нечего.

В кадры кинохроники этот эпизод не попал. Остается доверять показаниями очевидцев, которые видели, как Маримон вытолкнул Аскари с трассы, успев при этом еще и ударить задним колесом машину Фарины! В результате Аскари сошел (как, впрочем, и сам Маримон), Фарина потерял время, а Фанхио выиграл гонку. Во избежание скандала организаторы Гран-При официально сообщили, что Аскари (которому это происшествие не помешало стать чемпионом мира) поскользнулся на масляном пятне. А Онофре Маримон погиб уже в следующем году на Нюрбургринге.

Сейчас подобные эпизоды практически невозможны. Сенна и Прост дважды сталкивались на Сузуке, Шумахер шел на таран Хилла и Вильнева. Но всегда речь шла о непосредственных участниках борьбы за чемпионский титул: партнеры столь грязным способом своим лидерам уже не помогают. Почему? Во-первых, нынешние высокооплачиваемые гонщики дорожат своей карьерой. Во-вторых, подобный проступок будет зафиксирован множеством телекамер. А сегодня такие действия однозначно квалифицировались бы как неспортивные.

В прежние годы морально приемлемых методов борьбы было больше, да и правила были либеральнее. Например, один гонщик мог пересесть в машину другого, чем часто пользовались лидеры команд, когда у них что-то ломалось. В частности, это неоднократно делал и сам великий Фанхио. Но аргентинец умел и другое - быть благодарным своим партнерам. В частности, кумиру английских болельщиков Стирлингу Моссу.

Когда Мосс пришел в отличавшуюся строгой дисциплиной команду Mercedes, ему поневоле пришлось принять на себя функцию "ассистента" - Фанхио был безоговорочным лидером. Хуан-Мануэль не без содействия Мосса в очередной раз стал в том году чемпионом. Но он позволил Моссу реализовать его заветную мечту - выиграть на родине, в Англии! Стирлинг, к радости трибун, стал первым англичанином, победившим в Гран-При Великобритании. Причем дело не в том, что Фанхио уступил победу партнеру, а в том, как аргентинец это сделал, с каким мастерством, чувством такта и благородством! Машины Мосса и Фанхио пересекли финишную черту практически одновременно, с разницей 0,1 секунды! Фанхио так никогда нигде и не сказал о том, что уступил сознательно. А вот сам Мосс в истине не сомневался: "Я боролся всерьез, на пределе. Но меня не покидало ощущение, что Фанхио все-таки мог бы обойти меня, если бы только захотел". Англичанин настоял на том, чтобы традиционный лавровый венок, надевавшийся тогда на победителя, был водружен именно на плечи Фанхио!

Подобные жесты признательности своим "оруженосцам" случались и в более поздние времена. Но когда, допустим, Аэртон Сенна уступил одну из своих побед Герхарду Бергеру, он сделал это пусть и искренне, но демонстративно, пропустив его машину. Сложно сказать, был ли рад Бергер такому "подарку". Ведь это фактически демонстрация разницы талантов…

Конечно, иногда, как в случае с Михаэлем Шумахером, эта разница очевидна. Выходя на старт вместе с Лехто, Хербертом, Ферстаппеном, Баррикелло, Шуми-старший был выше их на голову. Потому и проблем с распределением ролей не возникало. Но если "ассистент" будет слишком слаб, это тоже плохо.

В каком-то смысле идеальным партнером для Шумахера был Эдди Ирвайн. Ирландец обладал недюжинным талантом, но снискал себе репутацию человека несерьезного. Однако когда Михаэль получил травму, Ирвайн сумел взять на себя функции лидера команды и до последнего боролся за чемпионский титул! В итоге он все-таки уступил его Мике Хаккинену.

В биографии финна есть эпизод, когда его партнер Дэвид Култхард и руководитель McLaren Рон Деннис буквально подарили ему победу. После тяжелейшей травмы в Аделаиде-1995 и мучительного возвращения в большой спорт Хаккинен за два сезона ни разу не победил. Казалось, перенесенный шок не дает ему возможности "поехать" в полную силу. Естественно, первым пилотом McLaren в тот момент де-факто был Дэвид Култхард.

В 1997 году Култхард, уже одержавший в том сезоне две победы, в заключительной гонке в Хересе пропустил Хаккинена вперед. Тогда это казалось благородным жестом первого пилота по отношению к "ассистенту", которому в жизни и в спорте не повезло. Но уже к следующему сезону Хаккинен восстановил все свои кондиции (в том числе и психологические). А потом наголову разбил и Култхарда, и всех остальных соперников! Дэвиду хватило самообладания для того, чтобы отойти в команде на второй план и при этом сохранить нормальные человеческие отношения с партнером.

Да, "вторые номера" нередко оказывались "волками в овечьей шкуре. Хрестоматийный пример Ники Лауда.

Когда-то трехкратный чемпион тоже был начинающим гонщиком, более того неудачником. За первый полный сезон в Формуле 1 австриец не заработал ни единого очка. За второй - всего пару очков. Его тогдашний партнер по команде BRM Клей Регаццони был звездой Формулы 1: три сезона в Ferrari, победы, регулярные подиумы. Когда в 1974 году Регаццони пригласили обратно в Ferrari, он порекомендовал руководству скромного, но трудолюбивого парня из Австрии, и, прислушавшись к совету Клея, Лауду тоже взяли в Скудерию. Может быть, это произошло потому, что отвлекаемый иными заботами Энцо Феррари в тот момент возложил большую часть ответственности за команду на молодого менеджера Луку ди Монтеземоло. А тому хотелось самому открывать новые таланты!

У Ferrari была отличная машина. Регаццони, как и положено лидеру команды, выступал уверенно и стал вице-чемпионом. Лауда часто ошибался, более чем в половине гонок не доехал до финиша. Казалось бы, расклад сил ясен? Однако уже в следующем сезоне Лауда стал чемпионом мира, а Регаццони был вынужден помогать ему бороться за титул. Роли поменялись совсем как у Хаккинена с Култхардом.

Был в истории Формулы 1 случай и вовсе необычайный. В 1965 году в Формуле 1 дебютировал Денни Хьюлм. На первых порах новозеландец часто ошибался. Но руководство команды, за которую Денни выступал, проявило терпение и делало все для того, чтобы он постоянно рос как гонщик. Хьюлм однозначно был вторым номером: лидер команды "Блэк Джек" Брэбхем имел за плечами два завоеванных чемпионских титула. Однако уже в 1967 году Хьюлм бросил вызов Брэбхему, весь год соперничал с ним, и в конце концов в захватывающей последней гонке вырвал у него чемпионский титул!

Обычная история о "втором номере", ставшим первым? Нет, в ней присутствует одно уникальное обстоятельство. Команда, в рамках которой происходила жесточайшая схватка между Брэбхемом и Хьюлмом, называлась Brabham! Джек Брэбхем был не только ее лидером, но и руководителем команды, который всячески способствовал прогрессу Денни. И конструктором, который делал для него машину. То есть Брэбхему было бы достаточно малейшего желания "задвинуть на место" выскочку-ассистента и он бы это сделал. Но Джек хотел честно решить спор на трассе и упустил чемпионство. Но при этом вошел в историю не только как великий гонщик, но и как один из лучших руководителей команд за всю историю Формулы 1.



Написать комментарий
Показать комментарии
Об этой статье
Серия Формула 1
Пилоты Эдди Ирвайн , Рубенс Баррикелло , Альберто Аскари , Ники Лауда , Хуан-Мануэль Фанхио , Клей Регаццони
Команды McLaren , Ferrari , Mercedes
Тип статьи Новость
Rambler's Top100