«Не надо было настолько увлекаться работой». Сироткин о сделанных выводах и планах на будущее

Поделились
Комментарии
«Не надо было настолько увлекаться работой». Сироткин о сделанных выводах и планах на будущее
Ярослав Загорец
Автор: Ярослав Загорец
18 дек. 2018 г., 17:00

Сергей Сироткин в интервью Motorsport.com подвел итоги своего дебютного года в Формуле 1, рассказал об отношениях с Williams, а также поделился планами на будущий год.

Недавно вы провели тесты машины DTM. Как всё прошло?

Мне было очень приятно вернуться в простой гоночный паддок с очень ограниченным количеством сотрудников, где ты можешь пообщаться с каждым из своих механиков и в целом вспомнить всю эту простую гоночную атмосферу, как когда-то было в молодежных сериях.

Это, безусловно, другая машина. В чем-то достаточно странная, поэтому потребовалось какое-то время, чтобы к ней привыкнуть. Я даже не уверен, что за то количество времени, которое я провел за рулем, я до конца к ней привык.

В целом для меня было приятно вернуться в простую атмосферу и посмотреть на гонки немножко под другим углом после трудного и жестокого мира Формулы 1.

Какая у этих тестов была цель?

Это было приглашение от Audi. Как одна из потенциальных возможностей на следующий год – мы не могли не согласиться. В целом я никогда не против на чем-то погоняться, поэтому тут даже вопроса не стояло.

На днях появились слухи о ваших переговорах с командами Формулы Е.

Мы тоже слышали слухи про это, но со своей стороны мы не знаем, откуда они пошли. Формула Е уже стартовала, поэтому тут что-то делать уже поздно. Потенциально через год – да, может быть это неплохой вариант, но ни о каких тестах на ближайшее время мы ни с кем не говорили.

Вам было бы интересно гоняться в Формуле Е?

Мне нравится уровень, там сильные команды, сильные пилоты. Как вы знаете, мне нравится плотная и безошибочная борьба, когда сражаешься, чтобы извлечь 110 процентов из себя и 110 из машины. Я думаю, что Формула Е – это, конечно, не Формула 1 в этом плане, но это тоже открытые колеса и потенциально это очень развивающаяся серия. Поэтому в целом как долгосрочный проект, я думаю, это интересно.

Вы когда-нибудь обсуждали с Михаилом Алешиным, который тоже входит в программу SMP Racing, его опыт выступлений в IndyCar?

Очень коротко. Так чтобы я запомнил что-то конкретное, честно говоря, не припомню.

Выбирая между Формулой Е, DTM и IndyCar, где было бы интереснее проехать сезон?

В каждом чемпионате по-своему. Мне очень нравятся трассы IndyCar, именно городские, обычные трассы – с перепадом высот, с агрессивными поребриками, в целом эта идеология гонок. В Формуле Е мне нравится долгосрочный потенциал развития. В DTM мне нравится то, что там идет борьба между производителями, там идет борьба так же, как в Формуле 1 – за каждую тысячную. То есть ты должен быть уверен, что выжал из себя, из машины 110 процентов, чтобы показать результат.

В каждой серии есть свои приоритеты, и я надеюсь, что у нас действительно будет объективный выбор. С другой стороны, я думаю то, что мы выберем в итоге – это будет обусловлено очень многими причинами, нежели исключительно моим желанием.

А IndyCar вообще рассматривается в качестве варианта развития карьеры?

Я не знаю, насколько плотно это рассматривается, но безусловно это входит в те опции, которые мы сейчас пытаемся разложить на нашем столе.

Дженсон Баттон пропустит два ближайших этапах WEC. Теперь в его экипаже, где он выступает вместе с Виталием Петровым и Михаилом Алешиным, образовалась вакансия. Участие в WEC для вас является опцией на 2019-й?

WEC это не опция, это скорее обязательная составляющая. Я почти вам могу гарантировать, что вы увидите меня на нескольких гонках WEC в следующем году, в составе я думаю более чем очевидно какой команды и какого экипажа. Может быть даже начиная уже с Себринга, по-любому «Ле-Ман». Мы все понимаем, как это важно – для нашей страны, для программы SMP Racing, для Бориса Романовича [Ротенберга], для нашего автоспорта, поэтому такого вопроса даже не стоит.

Вы уже участвовали в «Ле-Мане» в 2017-м. Тот опыт будет играть значение?

Это совсем другая история по сравнению с Формулой 1, поэтому тот опыт мне поможет очень отдаленно. Я думаю, что перед Ле-Маном я проеду несколько гонок, и буду иметь немножко больше представления о машине, как с ней надо работать, на что обращать внимание, где улучшить.

Еще одним вариантом развития вашей карьеры мог бы стать контракт пилота по развитию с какой-нибудь командой Формулы 1. Нет ли смысла пропустить гоночный год, но при этом остаться в паддоке Ф1 – пусть даже в роли гонщика симулятора?

Я думаю, это можно совместить. Такое тоже рассматривается, но с нашей стороны мы тоже должны видеть определенные гарантии. Есть варианты, которые мы рассматриваем, но так, чтобы говорить о каких-то конкретных проработанных предложениях – этого нет.

Какие у вас в целом остались эмоции от прошедшего года?

Это безусловно огромный жизненный опыт, такой трудный год изменил меня очень сильно как пилота и как человека. В целом изменил мое отношение и к жизни, и к спорту, и к работе. Он безусловно был полезным, он безусловно не получился таким, как мы рассчитывали. Но я думаю, что мы можем извлечь много позитива даже из такого непростого сезона.

Есть что-нибудь такое, что вы могли бы сказать самому себе, вернувшись в начало года?

Первое, что я себе бы сказал – не надо настолько увлекаться работой и вникать в абсолютно каждую деталь спорта и машины. Это то, что я понял после нескольких первых тестов и гонок – что ты не можешь ухватить все. А я, как человек очень трудолюбивый и организованный, я пытался разобраться во всем и всегда. Это физически невозможно, и ты тратишь слишком много времени.

Я бы сразу, начиная с первого же дня как я появился в команде, очень строго разграничил бы все вещи, которые действительно важны, занимаясь которыми лично, я мог бы добиться лучшего результата; и те вещи, которые я мог бы доверить людям в команде. И просто получать от них конкретные цифры, результаты, а не разбираться в каждой проблеме лично.

Можете привести пример?

Я приведу такой глупый пример как заполнение setup sheet – листочка, на котором ты расписываешь полное поведение машины. В начале сезона оно у меня занимало порой неадекватно много времени. Каждый пилот по логике вещей должен заполнять это сам. Потенциально хорошо, когда во время каждого уик-энда в команде все разложено по полочкам. Но это отнимает неадекватно много времени, относительно того, что это не дает тебе почти ничего взамен в результате.

Так же, как есть много проблем в машине, на которые ты никак не можешь повлиять, и решив которые, поведение машины изменишь не сильно. И нет смысла разбираться с инженером, который отвечает за данную область, и тратить двадцать-тридцать минут. Даже если он сделает идеальную работу со своей стороны, ты на этом либо вообще ничего не выиграешь, либо это такой непонятный потенциальный выигрыш.

На это уходило очень много времени – на не очень понятные вещи на протяжении первых двух-трех гонок, пока я не разобрался, что для меня действительно важно. Я, наверное, разгрузил свой уик-энд не просто значительно, а колоссально. Морально и в целом это превратилось совсем в другой уик-энд, стало намного проще. Я понял, что в конечном итоге это помогает в основной деятельности – пилотировании.

Почему же команда вам не подсказала, что на это не надо тратить время?

В начале я хотел сам, потому что я всегда очень организованно и ответственно относился к тому, что я делаю. Как и во всем другом, если я что-то делаю, я это делаю так хорошо, как это физически возможно, либо я это не делаю. Наверное зря, но тут я пытался поднести свой подход. Что, к сожалению, как мне кажется, было не совсем оптимально для определенных обстоятельств.

Падди Лоу недавно очень тепло отозвался о вашей работе в этом году. Вы поддерживаете контакт с руководством команды?

Да, мы поддерживаем со всеми контакт. Я не говорю про инженеров и механиков, потому что это отдельная тема – насколько хорошие у нас с ними сложились отношения. У меня не так много друзей в жизни, но если я кого-то называю другом, он действительно мне очень близкий человек. И я могу сказать, что в данной команде я приобрел не одного такого друга и очень много других очень приятных и очень доброжелательных ко мне людей. Падди, безусловно, один из них. Отношения с командой и были, и, несмотря на все трудные моменты, остаются очень хорошими.

Какой момент в прошедшем гоночном году вы могли бы назвать для себя самым светлым?

Такого, к сожалению, не было – в этом вся проблема. Мы были изначально в такой позиции, где было трудно сделать что-то яркое. Были чуть менее удачные, чуть более удачные, но сверхпрорыва, который мы бы запомнили и выделили бы относительно других уик-эндов в году, такого, к сожалению, не было.

Ваша главная цель – вернуться в Формулу 1?

Для меня лично, безусловно, да. Я четко понимаю, что, как и чего мы могли бы достичь в Формуле 1. По объективным причинам мы не смогли этого достичь, поэтому у меня внутри есть сильное горящее чувство, что мы ушли, не сделав то, чего могли бы сделать. Вот это ощущение и вера в тот результат, которого мы могли достичь, она, безусловно, очень сильно движет мной.

Нам бы очень хотелось вернуться, доказать всем, что это была не какая-то неудачная попытка зацепиться за Формулу 1, а это было правильный, долгосрочный шаг, что мы не сдались, что мы не зря на это потратили столько сил и столько времени.

Какие вы ставили цели, когда приходили в чемпионат?

Цель была как минимум быть крепким середняком, иногда может быть цепляться за подиумы, стабильно быть в очках. Не было какой-то конкретной цели, мы были уверены, что это само собой получится. Безусловно, это был немножко шок, когда мы увидели то, что увидели.

Следующая новость
Загрузить комментарии

Об этой статье

Серия Формула 1
Пилоты Сергей Сироткин
Команды Williams
Автор Ярослав Загорец